Кластерная конструкция в действии — что это?

СЕРГЕЙ КОВАЛЕВ, начальник отдела физкультуры, спорта и туризма Могилевского райисполкома, не очень любит модное нынче словечко — кластер. Крутится оно в туристической среде Беларуси активно. Но вот что конкретно означает? Пока едем с Ковалевым на усадьбу «У Князева в Любуже», успеваем порассуждать на тему кластерной модели по-могилевски, и не только…

Местная власть и частник — где пересекаются интересы.

СЕРГЕЙ КОВАЛЕВ, начальник отдела физкультуры, спорта и туризма Могилевского райисполкома, не очень любит модное нынче словечко — кластер. Крутится оно в туристической среде Беларуси активно. Но вот что конкретно означает? Пока едем с Ковалевым на усадьбу «У Князева в Любуже», успеваем порассуждать на тему кластерной модели по-могилевски, и не только…

К чему привязывать зеленые маршруты?

В окрестностях областного центра — целая «россыпь» привлекательных туристических объектов. Где же, как не здесь, затевать кластеризацию? Тут и мемориал «Буйничское поле», и зоосад местного агролесотехнического колледжа, и аж два культурно-развлекательных комплекса — «Белорусская деревня XIX века» и «Корчма».

— Важно, что в создание этой инфраструктуры вложен частный капитал, — рассуждает Ковалев. — И это, заметьте, не столько чисто развлекательные проекты, а с уклоном в патриотическое, историко-культурное, этнографически-фольклорное воспитание. А что? Возразите, дескать, зачем воспитывать отдыхающих? Не скажите — кроме коммерческой выгоды, стоит думать и об имиджевой, просветительской, роли объектов!

Имея «под боком» у большого города столько достопримечательностей, можно не беспокоиться о развитии сельского, экологического туризма? Приток гостей  ведь довольно стабилен?

— В любом случае, «зеленый» туризм — серьезный дополнительный аргумент! — считает начальник отдела физкультуры, спорта и туризма Могилевского райисполкома. — Но проблема в том, что его на пустом месте не продвинешь. Ну, разработали мы в прошлом году два экомаршрута. А к чему их привязать? По логике вещей — к агроотдыху, когда постояльцы усадеб могут воспользоваться «зелеными» тропами. А еще — один из маршрутов не обойдет Полыковичскую криницу. Известный не только на Могилевщине, но и в масштабах республики памятник природы. По-моему, отдельно экологические тропы, без сочленения с агроусадьбами, просто будут нефункциональны.

Оптимизм «приутих»

А что тогда в районе с этими самыми агротуристическими объектами? Растут как на дрожжах?

— Несколько лет назад и вправду наметилось нечто, напоминающее бум, — продолжает специалист. — Наметилось много усадеб, люди с энтузиазмом и оптимизмом взялись за дело. Особенно когда Белагропромбанк только-только запустил Программу льготного кредитования. И у нас в районе нашлись желающие воспользоваться этой поддержкой. Но кто-то, как Александр Князев, например, свой бизнес-план четко не только прописал, но и реализовал... А иные охотники захотели не агротуризм поднять, а решить свои личные проблемы. В те времена, помню, прочитал, что в одной из областей Беларуси сразу 400 усадеб зарегистрировано! А сколько реально работало? Не больше ста, так показали позже проверки.

Впрочем, 70 миллионов, которые выдавались в качестве льготного кредита, вовсе не полностью решают проблемы с финансированием даже скромного агротурпроекта. Надо деньги где-то брать еще? Да и не сразу можешь, в течение одного года, запуститься. А ведь требования были жесткие — чуть ли не через полгода начинайте принимать туристов!

— Да, соглашаюсь, там, где работает частная инициатива, не всегда эффективно ручное, административное управление, — полагает Сергей Ковалев. — Как и нет смысла вводить некий прогнозный показатель по росту количества усадеб. Вот, например, сколько их нужно для нашего района? В свое время мне приходилось объяснять начальству, что на бумаге можно, конечно, и сорок «застолбить». А дальше что? Сколько будет реально работающих? А тех, кто «вроде бы субъект агроэкотуризма, но никого еще не принял»?

Один кластер стоит десятка разрозненных усадеб?

Ковалев предлагает вместо мудреного слова «кластер» употреблять словосочетание «объединение единомышленников». Легко ли пойдут такие связующие модели в Могилевском районе? Изобретать велосипед тут не требуется — «зачатки» кооперации в среде агроэкотуристической проявились раньше. Тот же Князев, чья усадьба раскручена хорошо и, бывает, не вмещает всех желающих, охотно «подбрасывает» туристов соседям. Есть и кластерная модель по вертикали, если можно так выразиться. Когда хозяин усадьбы дает возможность подзаработать односельчанам — от продажи домашнего молочка до строительных работ.

— Беда, что в деревнях остается мало креативной, рукастой молодежи — в частности, ремесленников, — говорит Ковалев. — А ведь нам поставлена задача насытить агроусадьбы сувенирами. Чтоб туристы увозили на память как бы частичку этого приглянувшегося уголка. Но, увы, мастеровитых людей на селе немного. Почему? Не сулит занятие, доставшееся от прадедов в наследство, быстрого обогащения. Молодые же люди сейчас не склонны кропотливо, как тот гончар «ваяет» горшок, строить свое благополучие. Вот и приходится поиском сувениров заниматься вплотную, «привлекая» школьные поделки, например. Аутентичные же ремесла потихоньку отходят? Не хочется так думать, но...

Допинг для энтузиаста

…Подъезжаем к Любужу. Деревня в окрестностях Могилева располагает, кроме усадьбы Князева, еще и двумя неплохими объектами придорожного сервиса. С красивыми, завлекающими гостя названиями — «Любужский замок» и «Любужский хуторок». Оба кафе — тоже плод частной инициативы...

— Вот вам кластерная конструкция в действии! — обращает внимание Сергей Ковалев. — Агроусадьба помогает придорожным кафе заманить к себе побольше клиентов. Рядом, кстати, подрастает частная гостиница. Сначала хозяин думал размахнуться на небольшую агроусадьбу, но потом решил: быть гостиничному бизнесу пошире!

— Как, спрашиваете, живется белорусскому агротуризму? — это уже сам Александр Князев рассуждает о главном деле своей жизни. — Развивается помаленьку, хотя, конечно, многое зависит от места расположения усадьбы. При большом городе размещаться выгоднее, но я без туриста не остаюсь не только из-за географического фактора. Просто агротуризмом занимаюсь уже двадцать лет...

— ?!

— Да, еще с тех времен, когда этого слова и в обиходе не было. Приезжали ко мне, и сейчас приезжают, со всего бывшего Союза — от Мурманска до Камчатки. После того как в 2008-м взял льготный кредит и фактически отстроился заново, ежегодно прибавляю отдыхающих. Если в 2009-м принял 1 430, то в прошлом — на тысячу больше!

Пришлось отстраиваться заново после сноса, от которого, уверен Князев, пользы не было никому… И не только эту «напасть» довелось пережить рачительному хозяину. Человек он упертый, не привык сворачивать с выбранного пути.

Прошел немало испытаний. Пытались «воздействовать» на меня банальной завистью — писали-строчили анонимки, а то и подписанные доносы. Дескать, чуть ли не притон развел, самогоноварением промышляю. А из-за бюрократических препонов не смог отстоять свои постройки в прибрежных к водоемам зонах. Но выстоял.

80 процентов — не в кубышку...

Унизительные проверки тоже потрепали немало нервов. Но Князев на завистников зла не держит. Пусть бы сами, говорит,  показали класс в развитии агротуризма.

— Так ведь не всякому дано. Нужно иметь склонность к приему гостей, — со знанием дела говорит хозяин усадьбы «У Князева в Любуже». — Да и потом, крутиться немало нужно — это ж не бумагу анонимками марать… Если судить по моему опыту, то сельский туризм успешен именно в виде небольшого семейного дела. У меня на этом «завязаны» жена, две дочки, сын старается регулярно «приобщаться»...

Для этого предприимчивого человека туристическое дело — не просто способ зарабатывать. Своеобразный допинг, без которого — не жить!

— Доволен гость — и я от любой похвалы сильнее становлюсь. И строю дальше, расширяюсь, чтобы побольше людей обеспечить территорией для отдыха, — продолжает собеседник. — Лодки, катамараны, банька, а зимой особая «фишка» — прорубь. В этом году, к слову, провел целую пиар-акцию на Крещение. Пригласил священника, всех желающих бесплатно посетить усадьбу. Делал такое и раньше, но с особым прицелом — впервые!

— А что за прицел, если не секрет?

— Пиар-акция была задумана для решения очень важной в нашем сельском отдыхе проблемы — заполнения усадеб зимой, — делится Князев. — А еще строим дополнительную беседку на воде, причем со всеми удобствами. В конце мая вступил в строй и новый гостевой дом: так воспользовался я преимуществами расширения бизнеса, которые в президентском Указе № 614 прописаны. Больше комнат — никакого ущерба для отдыха по-деревенски, так считаю!

80 процентов всех своих доходов Князев... возвращает в дело, то есть инвестирует в развитие собственного бизнеса. По его мнению, льготное кредитование — вещь хорошая, но банк мог бы пойти навстречу своим добросовестным клиентам. Предложить и во второй раз заемные средства, под более низкий процент. Но пока больно «кусаются» эти самые  проценты.

— Могут ли все белорусские деревни принимать туристов, особенно иностранных? — размышляет Князев. — Не думаю, хватает еще проблем с качеством сельских дорог, другой инфраструктурой… Я тут подумываю о возрождении старинной водяной мельницы — когда-то была такая в окрестностях моей усадьбы. Чем не объект для привлечения туристов? А вообще, работать на себя — большой плюс! Но и минус имеется: в разгар турсезона, как сейчас, готовы ли будете спать по три-четыре часа в сутки? То-то и оно — дело хлопотное, не для лентяев! Хотя... Накопительный период в белорусском агроэкотуризме еще не наступил, но уже сейчас на хлеб с маслом, икоркой толковому хозяину усадьбы хватает.

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?