«Христофор» сел на мель

Бунт на корабле: артисты театра "Христофор" отказываются иметь дело с худруком Евгением Крыжановским

Театральный роман длиной в 30 лет грозит закончиться шумным разводом: на днях артисты минского театра «Христофор» порвали все связи и отказались работать с худруком Евгением Крыжановским. Среди прочих причин юмористы называют авторитарный характер теперь уже бывшего руководителя и его активную политическую жизнь. Разногласия, возникшие в коллективе, за кулисами уже не прячут: Крыжановский, уязвленный поведением коллег, заявил, что без него корабль под названием «Христофор» не сегодня завтра пойдет ко дну...



Евгений Крыжановский: «Главная претензия ко мне: «Христофор» — это ты»

Артист говорит, что ранее конфликтов на политической почве в коллективе никогда не возникало:

— Всю жизнь я считал себя не столько юмористом, сколько сатириком. Возможно, эта активная позиция и стала тем катализатором, который позволил мне 8 лет назад вступить в Либерально–демократическую партию. За эти годы я вырос от рядового партийца до заместителя председателя, принимал участие во всех избирательных кампаниях, акциях и мероприятиях. В «Христофоре» ребята говорили: «Заканчивай заниматься ерундой, ты — артист, при чем тут политика?» Но при этом моя политическая деятельность никогда не мешала работе в театре.

Спусковой механизм конфликта сработал во время последних парламентских выборов. Избирательная кампания артиста проходила в Полоцком сельском округе. Крыжановский покинул Минск почти на 2 месяца.

— Зная, что надолго уеду, я заблаговременно ввел актеров на свои роли. Во время гастролей «Христофора» в Слуцке даже сидел в зале в качестве зрителя. И знаете, хохотал от души! Ребята — талантливые артисты, в чем я в очередной раз убедился, поэтому уехал со спокойной душой.

После того выступления труппа сыграла без Крыжановского еще несколько спектаклей. И далее, по словам Евгения, решила выступать и вовсе без него.

— Как–то проходил мимо Дома Москвы, ставшего в последнее время нашей основной площадкой. Из здания выходили люди, удивлялись: «Ой, Евгений, а вас почему сегодня не было?» Оказалось, только что закончился спектакль «Христофора», о котором я ничего не знал. Пришел за кулисы, спрашиваю: «Как так? Кто принял это решение?» Наш директор Юрий Лесной отвечает: «Я». «На каком основании?» — «На основании мнения всего коллектива».

Решение об отстранении худрука поддержали все пятеро исполнителей: Александр Бугаев, Владимир Воронков, Василий Антипов, Николай Драчинский и Сергей Новицкий. В качестве основной причины обозначили активную политическую позицию Крыжановского, которая якобы мешала деятельности театра. Однако сам он уверен: дело в банальной актерской ревности.

— Не секрет, что театр больших денег не приносит, поэтому все наши артисты чем–то занимались: у кого–то свой бизнес, у кого–то агентство, кто–то подрабатывал, снимаясь в кино и на телевидении, кто–то вел свадьбы и корпоративы. Из–за этого иногда срывались репетиции или артисты позволяли себе не приходить на выступления, но я как главный режиссер понимал ситуацию и никогда, говоря современным языком, не наезжал на них. Так почему я должен бросить партию, а они отказаться от своих проектов не хотят? Чуть позже мы поговорили, и оказалось, что главная претензия ко мне все же другая: «Христофор» — это ты». Дело в том, что все интервью, съемки, пресс–конференции всегда держались на мне. Я ведь один из создателей «Христофора», худрук и главный режиссер. Кроме того, это специфика жанра. В Театре Райкина в труппе было более 20 человек, однако все знали только Райкина. А Театр пародии Винокура? Вы знаете кого–нибудь из артистов? Нет. В коллективе всегда должен быть лидер, который определяет направление театра, его специфику. Правильно говорил Марк Захаров: «Никогда не поворачивайтесь к артистам спиной — набросятся и разорвут». Увы, делая своим артистам программу, я сам себе вырыл яму...

Выход из сложившейся ситуации Крыжановский видит один — создать артистам свой собственный театр. При этом права на торговую марку «Христофор», принадлежащую ему, Евгений готов безвозмездно предоставить до 31 декабря 2017 года.

— Если я заберу ее сейчас, они просто останутся без работы. Поэтому отдаю ребятам это название, пока не придумают что–то новое. Гадости делать не буду, выбегать на сцену и кричать: «Самозванцы!» тоже, естественно, не собираюсь. Подпишу все бумаги. Сейчас они играют наши старые номера и мои роли, собирают зрителей. Но что дальше, когда публика захочет увидеть новую программу? Вот тут и наступит момент истины. Но мне создавать второй «Христофор» смешно. А то будет как с «Песнярами»: государственный ансамбль, «Белорусские Песняры», «Песняры» Борткевича... Два «Христофора» с одним репертуаром делать абсолютно бессмысленно.


Директор «Христофора» Юрий Лесной: «Он просто подавлял артистов»


— Ребята жаловались, да я и сам все видел: Женя — очень авторитарный человек, спорить с ним было бесполезно. Если что–то решил — только так и никак иначе. Он просто подавлял артистов, не давал им раскрыться. Свою роль в этом конфликте сыграло и его увлечение политикой. Он забросил театр, стал заниматься посторонними проектами. Мы просили его одуматься, он отказался.

Александр Бугаев: «Против Крыжановского проголосовал абсолютно весь коллектив»

— Женя слегка лукавит, когда говорит, что это он основал театр. На самом деле «отцом–основателем» был Владимир Перцов, первый автор христофоровских шуток. Он, кстати, в свое время прекратил сотрудничество с театром именно из–за Жени. Как, кстати, и Шура Вергунов. И это неправда, что мы Женю выгоняли, как он рассказывает. Мы — что важно! — приняли это решение единогласно. Не один, не два человека, а весь коллектив. Что не устраивало в Жене? Во–первых, категоричность. В последнее время все его шутки были ниже пояса. Нам это не нравилось, но он настаивал: как я сказал, так и будет. И во–вторых, его политические дела. Он до последнего нам не говорил, что будет баллотироваться в депутаты. Стал вводить нас в спектакли, объясняя все это взаимозаменяемостью: если вдруг один заболеет, второй придет на подмогу. А потом уехал по делам, сказав нам об этом буквально в последний момент. Забирать бренд мы не будем, пока поработаем, но до декабря тянуть не станем — к этому в

ремени, думаю, у нас уже будет новый проект.

Владимир Воронков: «Решение назревало уже давно»


— Я, признаться честно, уже давно был готов к такому повороту событий. Знал, что ни к чему хорошему его игра в политику не приведет, у театра нет будущего. Фактически из–за его бурной политической деятельности мы в свое время не получили статус государственного театра. Жалею ли я о случившемся расколе? Сложно сказать, это был предсказуемый финал. Кроме того, театр никогда не был моим основным местом работы, других проектов, слава богу, хватает, без работы сидеть не буду.

leonovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости