Минск
+10 oC
USD: 2.41
EUR: 2.64

Директор Военно-исторического музея им. Д. Удовикова — об интересной коллекции, поисковой работе и единственном сохранившемся предмете с крейсера «Варяг»

Хранитель тайн прошлого

Практически всю жизнь Сергей Граник посвятил военному делу. Не думал не гадал, что свое призвание найдет в деле музейном. Больше 10 лет он руководит дрогичинским Военно-историческим музеем имени Удовикова. Создавал его практически с нуля. Разрабатывал концепцию, искал экспонаты. Еще Сергей Владимирович занимается поисковой работой. Благодаря его стараниям удалось вернуть из небытия имена 200 солдат, партизан, офицеров, погибших в годы Второй мировой войны.

Сергей ГРАНИК: «Прихожу в сельский совет и спрашиваю, какие дома будут сноситься. Прошу разрешения их осмотреть. Как правило, нахожу что-то интересное.

«Ремонт — это самое простое»

Сергей Граник родился в Дрогичинском районе в деревне Брашевичи. Учился в Новосибирском высшем военно-политическом общевойсковом училище. 

После окончания училища Сергей Граник оказался в ГДР. Служил заместителем командира роты по политической части: 

— Помню, пришло пополнение — вчерашние студенты институтов культуры: актеры, режиссеры, хормейстеры. Захотели разнообразить свои армейские будни. Предложили создать в части театр «Парадокс». Я озвучил идею командиру. Ее он одобрил, но вот название не понравилось. Среди его вариантов звучали «Вымпел» и «Красная звезда». Командира долго уговаривали, объясняли, что ничего крамольного в слове «парадокс» нет. В итоге он сдался.

Солдатский театр гастролировал по частям группы советских войск в Германии. Выступали и перед местными жителями. Одним из шефов театра даже стал автомобильный завод IFA. 

 В 1996-м вышел на пенсию в звании подполковника.

— Приехал в свои Брашевичи и стал искать работу, — продолжает Сергей Владимирович. — В 2003 году мне предложили возглавить народный музей партизанской славы. Он нуждался в серьезном ремонте и обновлении экспозиции. Долго не раздумывал. Был уверен, что справлюсь. 

Музей в прежнем виде назвать музеем можно было с большой натяжкой. Экспонатов — немного. Вернее, их почти не было — всего 15. На обновление музея ушло два года.

— Сделать ремонт — это самое простое. Тут важнее не форма, а содержание, — убежден Сергей Граник. — Мы решили не ограничиваться партизанской тематикой и расширили тематические рамки. Краеведческого музея в Дрогичине нет, поэтому представили кое-что из истории нашего района. Вот, к примеру, огромные ядра и мортирные бомбы, которыми шведы обстреливали крепость Жабер. Вот вилы, коса, наконечники из арсенала повстанцев Костюшко. Есть информация о великих людях, связанных с нашим краем, — это Пусловские, Наполеон Орда, Элиза Ожешко…

Всего в музее 1870 экспонатов основного фонда и около 5000 — научно-вспомогательного.

Судьбы людей — судьба эпохи 

На одном из стендов — информация о жителях Дрогичинщины, которые участвовали в русско-японской войне. Один из них — Василий Филиппович Кот, — комендор крейсера «Дмитрий Донской», полный георгиевский кавалер. Вообще, у многих героев музейной экспозиции потрясающе удивительные судьбы. Воскрешает эти истории для потомков Сергей Граник. 

Останавливаемся у фотографии Фаддея Фаддеевича Головко. В годы гражданской войны был комиссаром полка Красной армии. Потом возглавлял 20-тысячную партийную организацию ленинградского Путиловского завода. После убийства Кирова был репрессирован, мыл золото на Колыме. 

Еще более трагично сложилась судьба Исидора Куксы. Он командовал 219-м полком чапаевской дивизии. Был награжден орденом Боевого Красного Знамени. После гражданской войны руководил милицией в городе Кустанай, возглавлял следственное управление НКВД Казахстана. Какое-то время даже был наркомом внутренних дел. Провинился тем, что написал письмо родным в Западную Беларусь. Хотел выяснить, живы ли. Куксу обвинили в связях с польской разведкой и расстреляли на Лубянке. 

Чайник с «Варяга» 

В дрогичинском музее нет копий, новодела, неоригинальных вещей. У каждой — своя удивительная история. 

— Вот уникальный чайник. Пожалуй, это единственный сохранившийся предмет с крейсера «Варяг». На нем выгравирован якорь, дата 24 февраля 1905 года и имя — Довгун Кондратий Трофимович. В деревне Осовцы мне удалось найти внучку владельца этого чайника. Она подтвердила, что ее дедушка служил матросом на крейсере «Варяг». Чайник я нашел в куче металлолома, которой собрали сельские школьники.

Чайник с крейсера «Варяг».

Экспонаты для музея Сергей Граник зачастую находит в сельских хатах, которые идут под снос:

— Прихожу в сельский Совет и спрашиваю, какие дома будут сноситься. Прошу разрешения их осмотреть. Как правило, нахожу что-то интересное. Вот, к примеру, настоящая буденновка. Приобрести что-то проблематично: банально не хватает денег. Бывает, люди приносят что-то интересное. Вот башмак, который принадлежал узнице концлагеря Озаричи. На обу-ви до сих пор сохранилось это жуткое название. Здесь можно увидеть личные вещи легендарного командира партизанского соединения Василия Коржа. Всего в музее 1870 экспонатов основного фонда и около 5000 — научно-вспомогательного.

Имена возвращенные и забытые

Оборона Днепро-Бугского канала, «рельсовая война», освобождение Дрогичинского района, жизнь в оккупации — в музее можно узнать все о том, как край воевал, горевал, приближал Победу. На стене в одном из залов читаю надпись: «В годы войны на каторжные работы в Германию вывезено 1450 человек, на фронте погибло 2560, на территории района расстреляно, замучено, повешено, сожжено 12 437 человек». 

— К сожалению, мы не знаем имен примерно 11 000 погибших. Это евреи, чей жизненный путь закончился в гетто Дрогичина, Антополя и Хомска. Что касается фронтовиков, то в боевых действиях на передовой принимали участие 5500 жителей Дрогичинского района. В музее есть фотографии 326 солдат и офицеров, — рассказывает Сергей Граник. 

Поисковая работа — то, что особенно увлекает директора музея. За 10 лет его стараниями удалось выяснить судьбу примерно 200 бойцов, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. 

Три Ивана — три партизана: Соколовский, Моргунец, Коляда. Они похоронены на кладбище в деревне Заречка. Одна из жительниц села рассказала, что хлопцы иногда ночевали в доме ее родителей. Вскоре партизан расстреляли. Все эти годы могила была безымянной. Как звали погибших, удалось выяснить только в 2015 году. 

— На кладбище в деревне Валовель тоже была безымянная могила, — рассказывает Сергей Граник. — По воспоминаниям жителей одного из хуторов, убитого солдата принесли товарищи в плащ-палатке. Попросили людей похоронить его на кладбище. Перед уходом сказали: «Прости, Ваня, нам нужно идти дальше». По базам данных удалось выяснить, что речь идет о сержанте Иване Алексеевиче Ошивалове. Где-то похоронено еще шесть человек. Возможно, даже в одной с Ошиваловым могиле… А сколько еще неизвестных героев той войны! Они ждут своего часа.

losich@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Павел ЛОСИЧ
Загрузка...