Народная газета

Хорошая труппа сродни алмазу

Юрий Троян: Хорошая труппа сродни алмазу

Художественного руководителя балета Большого театра народного артиста Беларуси Юрия Трояна сложно застать в рабочем кабинете. С начала года он гастролировал с труппой по городам Европы и Мексики, затем возглавлял жюри международного фестиваля в Витебске, сейчас активно репетирует с артистами театра новый балет. В общем, не до “посидеть”, особенно в юбилейный год — Национальному академическому Большому театру оперы и балета в мае исполняется 85 лет.

— Юрий Антонович, если не ошибаюсь, юбилей в этом году не только у театра, но и у вас. Пятьдесят лет творческой деятельности — событие знаковое. Но любовь к театру наверняка возникла еще раньше? Вспомните, когда вы познакомились с театральной сценой?

— Еще на 10 лет раньше. Если в 1968 году я пришел работать в Большой уже в качестве артиста балета, то в 1958-м попал сюда вынужденно. Мама работала костюмером, а меня некуда было пристроить вечером. Здесь меня быстро завербовали в детский миманс. Через года два я был уже достаточно загруженным артистом, у меня даже были роли со словами, но почему-то все в оперных спектаклях. Может, в знак протеста против оперы, когда мне исполнилось 10 лет, я пошел и сдал экзамены в хореографическое училище — оно было в здании театра. Но 1 сентября, когда начались занятия, был жутко разочарован. Нас всех раздели, поставили к станку, вывернули руки-ноги и заставили стоять под музыку минут 20. И все! А я ведь пришел танцевать. Мне не понравилось и я бросил. Директор хореографического училища Клавдия Федоровна Калитовская, наверное, видя во мне какие-то способности, долго уговаривала маму, чтобы я вернулся. Вернулся я только после Нового года и то потому, что родители пообещали купить мне велосипед. Это был первый случай, когда я бросал балет.

— А были еще?

— Отучившись четыре года в Вагановском училище в Ленинграде, я был отчислен за драку. Это было за год до выпускного. Вернулся в Минск и решил, что больше не пойду в хореографическое. Мы подали документы в обычную школу, и я целое лето провел с мыслью, что с танцами покончено. Но 31 августа во мне что-то щелкнуло. До меня дошло, что теряю столько лет работы! К тому же уже была любовь к профессии и театру. На автомате пошел к Клавдии Федоровне в кабинет. “Троян? А я тебя ждала, — сказала она. — Знала, что ты вернешься”.

Третий раз я бросал театр, когда порвал ахилл. По тем временам очень тяжелая травма. Мне было 24 года, я уже был заслуженным артистом. Очень переживал. Но вернулся на сцену и еще 13 лет танцевал. Фактически на одной ноге. Поэтому не все в балете так легко, красиво и изящно, как кажется со стороны.

— Все ли мечтающие о сцене готовы на такие жертвы?

— Далеко не все. В хореографическое училище, сегодня это колледж, принимают в 10 лет. Естественно, в этом возрасте за детей решают родители. Такая ситуация, как у меня, когда я еще до поступления мог познакомиться с театром, стать здесь своим, бывает редко. Кто-то привыкает, кому-то нравится, кому-то нет. По-разному складываются судьбы ребят. Побеждают в этой профессии даже не самые способные, а те, кто, помимо хореографических способностей, обладает бойцовским характером. Балет сродни спорту. Здесь нужно преодолевать себя физически, психологически, нужно многому учиться. Нагрузки огромные — например, солист, исполняющий роль Спартака, теряет за вечер 3—4 килограмма. Нервная система должна быть железной — выступать приходится перед огромным залом. Плюс ко всему эта профессия опасна для здоровья. Соблюдаем технику безопасности, осторожничаем, но редко кто обходится за 20 лет в театре без болезней и профессиональных травм.

— Работа в сфере культуры в нашей стране, увы, не самая высокооплачиваемая. У вас было немало предложений уехать за границу, а вы остались. И в балете сегодня у нас танцуют яркие артисты, лауреаты международных конкурсов, которых наверняка тоже приглашали за рубеж. То есть не все так плохо, как говорят? Или дело вовсе не в деньгах?

— Истина, как всегда, посередине. Уехать предлагали и предлагают упорно. В некоторых зарубежных театрах существует система скаутов, которые ездят по городам и переманивают артистов. Это намного проще, чем вырастить собственных. Наши бывшие солисты работают во многих серьезных труппах вокруг Беларуси — в странах Балтии, Польше, России. Думаю, если бы они все вернулись, получилось бы 3—4 состава. Есть немало мест, где платят намного больше, чем у нас, и это привлекает некоторых артистов. Тем не менее многие остаются здесь. По разным причинам, а скорее, по их сочетанию. У нас очень хороший репертуар, есть возможность себя реализовать. И достаточно крепкая труппа. Деньги деньгами, но ведь хочется заниматься своей профессией на определенном уровне.

Мне, например, поступало много предложений, особенно в 1990-е годы, уехать работать в частные школы в Канаду, Латинскую Америку, ЮАР. Уверен, у меня все сложилось бы там хорошо. Но я не жалею о своем выборе. Для меня всегда было важно, на каком уровне я занимаюсь своей профессией. Сегодня в театре остаются те, кто уже попробовал здесь танцевать, у кого здесь родители, друзья, семьи. Есть люди, для которых это важно и которые не любой ценой идут за деньгами. К тому же, если ты уже вошел в обойму лучших в коллективе, то приходят и звания, и деньги, и зарубежные поездки.

— К слову, недавно закончились продолжительные гастроли балета Большого театра Беларуси, проходившие в Мексике. В декабре — январе наши артисты выступали в Германии и Австрии, танцевали “Витовта” в Вильнюсе. Чем белорусский балет интересен зарубежному зрителю?

— Причины, по которым нас приглашают за рубеж, — качество исполнения и наша профессиональная основа. Мы принадлежим к старой русской школе. В царской России была система императорских театров. В Москве и Санкт-Петербурге действовали хореографические училища. Сложилась своя школа. Все это досталось в наследство Советскому Союзу, а соответственно и нам, развивалось и давало свои результаты. Именно в классическом танце представители этой школы ценятся во всем мире. И мы далеко не последние в этой когорте.

— В репертуаре театра много зарубежных балетов. Учитывая, что мы показываем себя миру, возможно, стоит сделать акцент на национальном репертуаре?

— Репертуар коллектива должен быть сбалансированным. Кому-то нравится классика, кому-то современный танец, а кому-то, кто особенно любит родину и интересуется историей, национальный балет. Поставили в 2013 году “Витовта”. Спектакль вызвал большой успех — у нас, в России, Литве... Получили за балет Национальную театральную премию, премию Президента “За духовное возрождение”. Интерес и государства, и просвещенной общественности показал, что есть смысл и дальше делать подобные спектакли. Предложил поставить балет про Анастасию Слуцкую. Был такой фильм. Но спектакль будет совершенно другим, хотя либретто написал автор киносценария Анатолий Делендик. Музыку сочинил Вячеслав Кузнецов. Работаем почти той же командой, что и в “Витовте”. В воскресенье провели первую постановочную репетицию. Премьера назначена на конец октября.

— Витовт, Анастасия Слуцкая — личности известные и даже немного пропиаренные. Нет желания рассказать со сцены о каких-то менее знакомых деятелях или периодах истории?


— Эффект узнаваемости должен быть. Если мы найдем героя, которого знают только три историка, вряд ли публика пойдет на него посмотреть. Должны быть некие ожидания. Поэтому приходится искать вещи, которые не очень хорошо известны, но на слуху. Возьмем балет “Спартак”. У Плутарха эта история занимает полторы или две странички. Мимолетный эпизод в истории Древнего Рима. Но вытащили тему, Хачатурян написал гениальную музыку, сделали несколько постановок — и теперь это мировая тема и огромная известность.

— Большому театру — 85. Но старичком его не назовешь. Реконструированное здание, постоянно пополняющийся репертуар... Какова сегодняшняя политика театра в области балета?

— Мы имеем силы, возможности и большое желание танцевать все. Ставим классику, делаем национальные балеты, танцуем современную хореографию. В репертуаре появился Иржи Килиан, которого у нас никогда не было. Над спектаклями работают разные постановщики, противоположные по своему мышлению.

Серьезная труппа должна быть как алмаз — с множеством граней. Это хлопотное дело — пытаться делать все. Но мы пытаемся. И, судя по интересу к нам и со стороны нашего зрителя, и со стороны зарубежных импресарио, мы находимся на высоком уровне.

mila@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...
Новости