Минск
+9 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Катя IOWA: надо искать свой стиль, свое лицо, свою фишку

Причудливая смесь джаза, indie-pop и R&B сделала группу IOWA сверхпопулярной. А ее вокалистку Екатерину Иванчикову – настоящей звездой. 

Группа IOWA: Леонид Терещенко, Василий Буланов и Екатерина Иванчикова

– Катя, с каким девизом ты идешь по жизни?

– Мое кредо: «Не жаль – добавь, не хватает – возьми». Если бы люди жили по такому принципу, на земле были бы мир и дружба.

– Думаю, для многих твоя песня «Улыбайся» тоже могла бы стать девизом, особенно для склонных к депрессии. Ты и сама почти всегда улыбаешься. Это у тебя врожденное?

– Наверное, да. Я позитивная, оптимистичная. Сколько себя помню, мне всегда казалось, что стакан скорее наполовину полон, чем пуст.

– На презентации клипа «Плохо танцевать» группа IOWA призвала всех присутствующих пуститься в пляс кто как умеет – и все снималось на видео. Согласись, посыл этой песни довольно странный. Ты сама придумала, что плохо танцевать – круто?

– Мы создавали эту песню как шутку. Для людей, которые умеют смеяться над собой. И их оказалось так много! Ведь важен не столько танец, сколько эмоции, которые ты отдаешь, выплескиваешь. А это можно сделать, только когда раскрепощен, свободен от рамок. Иногда ты раскрываешься в каких-то нелепых движениях, но в них-то и заключена индивидуальность, изюминка. И человек становится интересен и даже красив – по-своему. На него хочется глядеть. Нам часто присылают видео, где люди просто танцуют, иногда нелепо, смешно… Но так классно! Профессиональный танцор никогда так не сможет.

– Но при этом хореографию вам ставил Денис Стульников. Он работал и с Дорном, и с Лорак, и со многими другими звездами. Получается, вы пригласили крутого хореографа, чтобы он научил вас танцевать плохо?

– Если ты умеешь радоваться, ты умеешь жить. Хочу, чтобы у всех был праздник каждый день
 – Мне безумно понравилось работать с Денисом! Мы долго не обсуждали, просто попросили его поставить такие танцы. Он сказал: «Забудь о движениях, танцуй, как подсказывает тело. Как только начинаешь думать о движениях, теряешь стержень, энергию». Мы занимались «грязными» танцами два дня, а потом начали снимать. 

– Твоя мама работала воспитателем в детском саду, куда водила и тебя. Я слышала, ты считаешь ее своим первым наставником.

– Да, она меня научила рисовать, танцевать и петь. Все мои базовые навыки – от нее. Она и сама классно поет и танцует. Наш детский сад был со спортивным уклоном. Мы были сильной командой, часто занимали первые места на соревнованиях. А когда мне было семь лет, наша группа участвовала в районном конкурсе. Помню, я спела песню «Папа может» – это был мой первый выход на сцену. 

– Затем была музыкальная школа. В одном из интервью ты говоришь, что с фортепиано у тебя как-то не сложилось. Да и сольфеджио Катя Иванчикова прогуливала. Тебя никто не ругал? Силой не заставлял заниматься? 

– Меня никто никогда не ругал и не заставлял. И никто на меня не кричал. Возможно, потому, что я была очаровашка. И, что интересно, я встретила парня, которого тоже никто никогда не ругал в музыкальной школе. Я имею в виду своего мужа. Ему говорили: ты такой обаятельный, воспитанный, деликатный… Ну не выучил – и ладно! В этом смысле у нас с мужем очень похожее детство. Хотя сольфеджио он знал очень хорошо, он меня подтягивал.

– Катя, я знаю, после 9-го класса ты хотела поступить в какой-нибудь вуз, где обучают академическому вокалу. Почему не сложилось?

– У меня был отличный преподаватель по академическому вокалу, внешне похожий на Дмитрия Хворостовского. По страшной иронии судьбы он скончался незадолго до того, как ушел великий певец. Для меня это была личная трагедия. Я когда-нибудь поставлю преподавателю памятник – в виде скрипичного ключа… Наставник иногда покрикивал на учеников, но на меня – никогда. То, что я у него училась, было подарком судьбы. 

– Расскажи, пожалуйста, о мюзикле Ильи Олейникова «Пророк». Как ты попала в этот проект? 

– На него был большой кастинг. Мне подружка сказала: «Завтра последний день кастинга, приходи в 9 утра». И я пришла – в 2 часа дня. Безалаберная была! Пришла, а отбор давно кончился, сидят шесть счастливцев. Сажусь с ними, у меня на плечах – лиса (меня потом на проекте лисой называли). Так вот, значит, сижу нагло, и заходит режиссер проекта Януш Юзефович: «А ты, девушка, что здесь делаешь?» Уж не припомню, что я ему сказала. Он дал мне несколько нот на фортепиано, пробежался по клавишам. Я спела, ему понравилось. «Можешь завтра прийти?» – спросил. Отвечаю: «Могу». И на следующий день все завертелось, началась подготовка длиною в полгода. Я очень многому тогда научилась. 


– Эта школа была для тебя сложной или все давалось легко?

– И сложно, и легко. Нам давали партитуру, я так волновалась, что выучивала ее моментально. Страх мобилизует силы. Я сразу пела с листа. Потому что понимала: других вариантов нет, времени нет. И пела четко, как по нотам, вернее, именно по нотам. Это было хорошей школой. Я полностью поменялась, почувствовала профессиональную хватку. Ну и, конечно, спасибо всем, кто с нами работал. Там были классные учителя. И набор классный – очень интересные, открытые люди. 

– Земфира была твоим кумиром. 

– Она была загадкой… Именно она показала, что такое музыка. И я ей поверила…

– Слышала историю: у тебя были билеты на ее концерт, но ты не пошла...

– Побоялась. Это был период, когда я настолько впитала ее, что стала петь, как она. В печати появлялись статьи, что живет еще одна Земфира – белорусская. И тогда я поняла: с этим надо заканчивать. Пора выбирать свой путь. Поэтому мой совет начинающим: надо искать себя, свой стиль, свое лицо, свою фишку. 

– Есть много версий о происхождении названия группы IOWA. Есть отсылки и к американскому штату, и к альбому метал-команды Slipknot, который тебе нравится. А некоторые поклонники даже считают, что это твоя фамилия. Тебе не обидно, что тебя часто называют Катей IOWA?

– Нисколько. Мне вообще нравится ассоциировать себя с индейцами – коренным народом Америки. Как бы там ни было, они остались символом свободы. Вот и мы, музыканты, хотим быть свободными, разъезжать по городам и весям, дарить свое искусство. «Смех и радость мы приносим людям». 

– А кто придумал эту тему с перьями? Это абсолютно твой образ, попадание в десятку. Твоя идея?

– Да. Сейчас мы немножко от нее ушли, хотя снова хочется к ней вернуться.

С мамой Ниной Васильевной
– Тем не менее это полная ассоциация с тобой. Даже Настя Стоцкая, когда выступала в программе «Один в один», вышла в этом индейском уборе.

– Да, это было прикольно! Мне тоже понравилось ее выступление. Очень лестно, когда тебя пародируют, пытаются найти сходство.

– Скажи, а был в творческой биографии группы тяжелый период? Вам приходилось подрабатывать уличными музыкантами?

– Помнится (это было давно), когда мы первый раз приехали в Питер, у нас сразу украли деньги. У кого-то была валюта, тут же подскочил меняла, и мы купили рубли… Питер не раз испытывал нас на прочность. Но однажды преподнес подарок: к нам подошли ребята из хоккейного клуба СКА и предложили написать для него гимн. Песня простая: «Время не ждет! Победа близка! Вперед, вперед, питерский СКА!» И вот с этим гимном они взяли два Кубка Гагарина. Мы дважды выступали в Ледовом дворце. Цветной дым, салюты, люди ликуют, команда передает кубок из рук в руки – и все под наш хит! Мы были на седьмом небе.

– Наверное, ты о таком даже и не мечтала…

– Очень о многом я даже не могла мечтать, но оно сбывалось. Вот и дуэт с Танкяном у меня совершенно не был запланирован (Серж Танкян – американский музыкант армянского происхождения, фронтмен команды System Of A Down. – Прим. «ЗН»).

– Для тех, кто не знает. Это саундтрек к блокбастеру.

– Да, имеется в виду «Легенда о Коловрате». Я горжусь этой работой, обалденный фильм. Мы до сих пор переписываемся с актерами.

– Тебе предложили написать музыку к фильму?

– Мне прислали письмо, которое было озаглавлено так: «Предполагаемый дуэт IOWA с Сержем Танкяном». И что я сделала? Вскрыла и закричала: «А-а-а!» Потом закрыла и снова открыла: «А-а-а-а-а!» Я не верила своим глазам. Потом отложила в сторону – чтобы прочувствовать после­вкусие. Я начинала осознавать, что это даже круче, чем просто спеть дуэтом. Это будет музыка к фильму.

– Где Серж писал свою часть?

– В Лос-Анджелесе. А я писала во Франции. И получила несколько комплиментов от Танкяна. Поначалу как-то не отреагировала, думала, что это такой рокерский цеховой этикет. Дескать, все круто, молодец и т. п. Но потом он еще несколько раз повторил, что ему очень понравилось работать с нами. Он прослушал много вокалисток, но ему понравилась именно я.

– Хочу закончить наш разговор твоей же цитатой. «Можно родиться в маленьком городе, и твою музыку услышат миллионы. А можно окончить консерваторию и играть на инструменте только у себя дома. Чтобы полюбили твои песни, нужно быть, прежде всего, личностью. Иметь свои фишки и наслаждаться процессом».

– Это я так сказала? С ума сойти, гениально! Если ты умеешь радоваться, ты умеешь жить. Я хочу, чтобы у всех был праздник каждый день. Чтобы все занимались своим любимым делом. И ни о чем не жалели. И ничего не боялись.

КАТЯ IOWA

Настоящее имя: Екатерина Иванчикова

Родилась: 18 августа 1987 года в Чаусах 

Семья: муж – Леонид Терещенко, гитарист группы IOWA

Образование: окончила БГПУ имени М. Танка 

Карьера: в 2008 году пела в мюзикле Ильи Олейникова «Пророк». В 2009-м вместе с Леонидом Терещенко и Василием Булановым основала в Могилеве группу IOWA. В 2010-м с группой переехала в Санкт-Петербург. В 2017 году с Сержем Танкяном снялась в клипе на песню «Прекрасный день, чтобы умереть» (A Fine Morning To Die), которая стала саундтреком фильма «Легенда о Коловрате»

Елена СЕВЕР, ООО «ТН-СТОЛИЦА» (специально для «ЗН»).

Фото Анастасии Шахвеледовой.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...