Минск
+4 oC
USD: 2.58
EUR: 2.84

«Касперович сказал, что надо делиться прибылью, Милованов — что надо «платить» за договор». В Минске по «делу банкиров» допросили коммерсанта из Латвии Шаркова

Взятки от Сергея Шаркова передавались в Киеве, Минске и Вильнюсе — в коробке от мобильного, журнале, продуктах, через знакомого и т. д. Об этом он рассказал сегодня в суде по делу о многочисленных фактах получения и дачи взяток при поставках в Беларусь телекоммуникационной, компьютерной техники и программного обеспечения. Гражданину Латвии Шаркову, совладельцу минского СООО «ДПА» было предъявлено обвинение в даче взяток в общей сумме не менее 53 000 долларов. После задержания этот человек написал явку с повинной.

***

Сергею Шаркову было предъявлено обвинение в том, что, являясь директором совместного общества с ограниченной ответственностью «ДПА», передавал взятки Касперовичу (на момент задержания — председателю Правления ОАО «Белорусский межбанковский расчетный центр») и Подгорному (замначальника главного управления информационных технологий Национального банка), Зданевичу (директору РУП «Информационно-вычислительный центр Министерства финансов») и Милованову (начуправления информационной безопасности Департамента безопасности ОАО «АСБ «Беларусбанк»). Суммы взяток — от 3,5 тысячи долларов до 27 тысяч.

Свой рассказ сегодня в суде фигурант начал в свободной форме. Говорил о том, как его фирма пришла на белорусский рынок, как решил давать и давал взятки руководителям банковских учреждений и Минфина за ряд заключенных с «ДПА» договоров. К примеру, Юрию Зданевичу деньги в качестве взятки передавал у него дома и в машине (деньги лежали в журнале), через посредника в Киеве (деньги передавались в коробке от мобильного телефона).

С Касперовичем, говорит Шарков, он познакомился в 2012 или в 2013 году, общался с ним по рабочим вопросам, в том числе по возможным поставкам:

— В одном из наших разговоров, это было в 2014 или 2015 году, Касперович прямо сказал, что если я хочу поставлять для Нацбанка ПО, то придется делиться прибылью. Про других участников, с которыми также надо будет делиться прибылью, он мне не говорил.

После заключения договора, со слов Шаркова, Касперович у него поинтересовался взяткой. И первая была передана:

— Скорее всего, деньги я передал в конверте, купюрами номиналом 100 долларов.

Позже были и другие контракты на поставку и передачи других «денежных вознаграждений».

— Я как мог затягивал момент взятки, надеялся, что как-то «рассосется», — рассказывал суду Шарков. — Но пришло время, когда дальше уже не мог откладывать. Договорились, что Касперовичу будет передано 16 тысяч долларов. Вроде он спросил меня: мол, сколько я готов передать. Я сказал о 16 тысячах долларов. Он согласился.

Деньги передавались через знакомого в Вильнюсе: Шарков оставил знакомому конверт, а Касперовичу — инструкцию где и как забрать деньги.

Касательно взяток Милованову допрашиваемый сообщил, что Милованов сам обратился с инициативой «платить» в связи с поставкой лицензий на ПО. Эта беседа была на одной из конференций. Милованов, говорит Шарков, настойчиво звал на встречу:

— Я говорил, что денег у меня нет. Надеялся, что он не станет обращаться, постесняется. Но он настаивал.

Шарков долго перечислял обстоятельства противоправных поступков, рассказывал о настойчивости высокопоставленных банкиров и передаче взяток.

В суде объявлен перерыв.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...