Народная газета

Капля жизни

Нужно ли ужесточать контроль за бизнесом на крови?

Донорство не должно быть с примесью мошенничества
Людей, готовых пожертвовать частичкой себя ради спасения других, у нас немало. Но находятся среди них те, кто пытается заработать на собственной крови нечестным путем. И за год они имеют приличный доход. Один житель Могилевщины, например, умудрился получить незаконно около 2 тысяч долларов.

Фото автора

Сдачи не надо

Вообще-то я сама донором стать не планировала. Но уколов не боюсь, к тому же, если это поможет другому человеку, почему бы не попробовать? Это ведь несложно: всего-то и надо прийти в Могилевскую областную станцию переливания крови. По нужному адресу я и отправилась поутру. Думала, процедура займет от силы каких-то полчаса. Но оказалось, что таких же, как я, потенциальных доноров на станции немало. Несколько человек уже стояли около регистратуры. Еще одна очередь выстроилась дальше по коридору, у двери с надписью “Кабинет забора крови”. Скамеечка напротив него занята, еще несколько человек в ожидании подпирали стену. Пока прикидывала, сколько времени потрачу, чтобы попасть, наконец, к доктору, еще подтянулись люди. Скучая под кабинетом, от нечего делать, как водится, завели разговор. Кто что сдает — плазму или кровь, кто в который раз приходит... Тут-то и выяснилось, что из меня донора не получится. Более опытные “коллеги” объяснили: чтобы им стать, надо готовиться заранее. Дескать, в этом деле есть масса всяких “но”. Об этих нюансах узнаю от заведующей отделением комплектования донорских кадров — здесь есть, оказывается, и такая должность — Анжелики Чикановой:

— На первую сдачу к нам обычно записываются за 2—3 месяца. До этого обязательно нужно посетить участкового терапевта. Если тот не находит противопоказаний, выдается справка.

Противопоказаний, как выясняется, множество. Поделиться своей кровью не может язвенник, диабетик, человек с ишемической болезнью сердца. В этом же списке беременные, молодые мамы — до года после родов. Опять же накануне сдачи нельзя есть копченое, жирное, употреблять лекарства, напитки с красителями.  В норме должны быть эритроциты, гемоглобин.

Выхожу из кабинета с одной мыслью: если столько табу, все так строго, как иным ловкачам удалось всех перехитрить и заработать прилично там, где это кажется менее всего возможным?

Фото БЕЛТА

Забористая лазейка

В мошенничестве могилевских доноров заподозрили сотрудники Комитета госконтроля. Проводили обычную проверку: оценивали работу областной станции переливания крови за 2015—2016 годы. Перелопатили гору документов и справок. И кое-что в этих справках и бухотчетах их насторожило.

Все дело в том, что существуют фиксированные расценки за сдачу крови, плазмы. Так, платники — а таких в Могилеве большинство — за одну сдачу крови получают около 81 рубля, за плазму — чуть более 113. До забора крови их кормят завтраком. Вдобавок им законом гарантирован выходной в день сдачи крови и еще один дополнительный отгул, которые оплачиваются из бюджета на основании предоставленных справок о дневном заработке. Вот эти-то справки они и “рисовали”, вписывая в них суммы с потолка, чтобы на станции переливания крови получить больше денег.

Когда специалисты отдела контроля государственной собственности управления контроля бюджетно-финансовой сферы и государственных органов КГК Могилевской области по бухгалтерии стали сверять данные, представленные донорами, выяснилось, что у иных средний дневной заработок в 2015 году составлял 500 тысяч — 1 миллион рублей. Во всяком случае, так значилось в их справках с места работы. Если на станции переливания эти цифры никого не удивили, то проверяющих — очень даже. Еще бы. Ведь, если суммировать средний дневной доход, выходило, что, например, водитель частной фирмы в месяц в 2015-м получал более 10 миллионов рублей! Подозрительно высокая такса для такого персонала.

Копнули глубже, оказалось, тот же водитель сдавал плазму раз 40, в итоге получил компенсацию — теми деньгами — около 34 миллионов!

Три подружки на станцию переливания ходили, как на работу. Одна сдала плазму 20 раз, другая — 11, третья, правда, успела “отметиться” тут всего дважды. Все три представили справки, что якобы работают продавцами у индивидуального предпринимателя, в день получают около 500—600 тысяч неденоминированных рублей...

По итогам проверки КГК Могилевский межрайонный отдел Следственного комитета уже возбудил 6 уголовных дел. Где все эти люди брали бланки справок, печати, кто подписывал эти документы, не задумываясь о последствиях?

Фото автора

Справка высокой доходности

Вот она, справка, передо мной. В ней черным по белому написано: выдана гражданину такому-то (Ф.И.О., место и должность), что он отмечен в табеле учета рабочего времени такого-то числа и этот день значится у него как донорский, что его заработная плата на предприятии за этот день составляет более 500 тысяч рублей (старыми). Ниже — четкая печать и подпись. Официальный документ. И вроде все прозрачно, не подкопаешься. В Могилевском межрайонном отделе СК мне объяснили:

— Согласно этому документу человек и получает в кассе станции переливания крови вознаграждение за свое донорство. Но до этого он проходит несколько кабинетов. В день сдачи крови или плазмы берет на станции корешок — мол, такого-то числа был донором, мне положены компенсация и отгул. С ним идет к себе на работу, где ему выдают справку о среднем дневном заработке. С этой справкой, заверенной печатью и подписью руководителя, возвращается на станцию переливания. Не обязательно в тот же день или на следующий. Он может появиться здесь в течение года, когда накопит сразу несколько справок, чтобы одним махом получить большую сумму. Бухгалтер станции переливания крови ставит свою визу на документе, и лишь после этого “сдатчик” направляется в кассу, где заполняет ведомость на выдачу компенсации.

Казалось бы, в этой цепочке задействован не один человек. Но почему-то никто никогда не заподозрил подвоха. Тот же молодой могилевчанин, набравший около 40 справок и получивший в итоге в пересчете на валюту около 2 тысяч долларов, как оказалось, на самом деле в частной фирме, занимающейся поставками мясной продукции, проработал всего каких-то 3 месяца. За это время успел отксерить нужные ему бланки. Дальше — дело техники. Подделал — это показала техническая экспертиза — печать. Следом — это доказала уже экспертиза почерковедческая — подпись руководителя. Был уверен: его не рассекретят. Мало того, еще и родного брата к своим махинациям приплел. Правда, тот о липовых справках и реальных доходах с них ничего не слышал. Кровь сдал честно, после чего отбыл на заработки в Россию. А его ушлый братец воспользовался его именем и паспортом.

Другой могилевчанин в годах — ему 58 лет — с января 2015 года по август 2016-го заработал более 11 миллионов неденоминированных рублей. Но действовал иначе. Попросил старого друга, директора частной строительной фирмы, дать ему бланки, а после на них, заполненных, поставить печать и подпись. Директор, не подозревая подвоха, все документы — их было около 20 — завизировал и проштамповал. Теперь проходит по уголовной статье “Мошенничество” как пособник.

Что характерно: по словам следователей, подсказку нечистые на руку доноры получали прямо на станции переливания крови. Томясь в очередях, один человек от безделья признавался другому, как можно обмануть государство. Сколько людей ею воспользовались, доподлинно сказать невозможно.

Взгляд через плазму

Хочется верить, что большинство доноров сомнительными советами попросту не воспользовались. Во всяком случае, среди тех, с кем я познакомилась на станции переливания крови, таких не оказалось. К примеру, 54-летняя могилевчанка Ирина Зинчук пришла сюда уже в 21-й раз. Она не скрывала, что берет деньги за плазму. Но раз в месяц приходит, чтобы сдать ее безвозмездно.

Признание 18-летнего курсанта Могилевского института МВД Дениса Балыко меня и вовсе растрогало. Парень узнал, что одна из их преподавательниц получила тяжелую травму. Была в коме, ей требовалось переливание крови, которую сразу пошел сдавать молодой человек. Веря при этом, что так поступят и другие его друзья. И что самое приятное, деньги за сдачу крови он не брал. Сказал, для него главное — помочь человеку.

Что станет с донорами-лгунами, покажет время. По статье УК “Мошенничество” максимальное наказание — 3 года тюрьмы. Но самое главное — надо сделать все возможное, чтобы такие “кадры” больше никогда не попадали в списки доноров. Как? Ответ банален: даже там, где работают альтруисты, должен соблюдаться принцип “доверяй, но проверяй”.

ЦИФРА

• На 1 января этого года в стране насчитывалось около 85 тысяч доноров цельной крови и 11 тысяч доноров компонентов крови.

• Сегодня 73 страны обеспечивают более 90% своих запасов крови благодаря добровольным безвозмездным донациям, включая 60 стран, где этот показатель составляет около 100%.

КОМПЕТЕНТНО

Валерий Малашко, министр здравоохранения:

— В Беларуси нужно развивать безвозмездное донорство. То, что это благородное дело, надо внушать нашим соотечественникам с юных лет. Ведь это важно для страны, для здравоохранения, для каждого человека. Наша система здравоохранения заинтересована в том, чтобы препараты крови были в наличии всегда, везде и в нужном объеме. Сегодня у нас достаточно высокая денежная компенсация за кровосдачу. Но весь мир идет другим путем, и мы тоже постепенно переориентируемся на безвозмездное донорство, пропагандируем его. В Беларуси пока не изготавливается вся необходимая палитра препаратов крови — их приходится закупать, поэтому перспективным направлением является совершенствование технологии приготовления этих препаратов.

Федор Карпенко, директор Республиканского научно-практического центра трансфузиологии и медицинских биотехнологий:

— За пять месяцев этого года 25 процентов донаций крови, то есть каждая четвертая, были безвозмездными. И ежегодно мы наблюдаем рост числа бесплатных доноров. Во всем мире именно такие доноры считаются самыми безопасными в плане здоровья и самыми мотивированными, так как их целью является только взаимопомощь. У наших доноров мы наблюдаем сочетанную мотивацию, и это нормально. И платные, и бесплатные доноры всегда готовы откликнуться на наш призыв. Зная, что концентраты тромбоцитов, к примеру, нужны для детской онкогематологической практики, они в любое время суток приедут и будут готовы к донации. Но Всемирная организация здравоохранения рекомендует к 2020 году полностью перейти на добровольное безвозмездное донорство. Мы работаем с донорским контингентом и надеемся, что этот переход будет мягким.

ДОСЬЕ “НГ”

• Кровь можно сдавать раз в 2 месяца, плазму — не чаще чем раз в 2 недели.

• После забора кровь отправляется в лаборатории, где ее проверяют на инфекции, делают биохимический анализ. После каждой дозе присваивают свой номер, по которому и спустя 10 лет можно распознать и донора, и реципиента.

• Замороженная кровь хранится 35—40 суток, плазма — до 36 месяцев.

• Пост выдачи крови на станции переливания крови работает круглосуточно. А за ней и ее компонентами сюда приезжают несколько раз в день из разных больниц.

ОПРОС

Бесплатно или за деньги?

Ирина Литвинова, педагог:

— По-моему донорство — это альтруизм, порыв души, желание помочь. Ведь само это слово — donare — в переводе с латинского означает “подарок, пожертвование, благотворительность”. То есть добровольный отказ здорового человека (донора) от своего органа (крови) в пользу больного, который в нем нуждается. Так о каком вознаграждении может идти речь?

Елена Горшкова, торговый работник:

— Уверена, что должен быть выбор — сдавать кровь безвозмездно или на платной основе. Сейчас все считают деньги, и у меня есть знакомые, для которых сдача крови — это не только благородный порыв, но и реальная подработка. Ведь они на платной основе ее за год сдают раз 10. И что плохого в том, что они помогают и себе, и другим? Уверена: если сдача крови станет совсем бесплатной, количество доноров намного уменьшится. Если только деньги не заменят какими-нибудь бонусами: например, больше будут предоставлять отгулов за “донорские дни”.

Иван Мешков, водитель:

— В свое время у почетных доноров был ряд льгот. При Союзе второй день отдыха за сдачу крови присоединяли к отпуску. В итоге человек, сдавший в течение года кровь не раз и не два, отдыхал не 28 дней, а, например, все 37. Конечно, это было хорошо. А еще он мог бесплатно ездить по городу на общественном транспорте. На мой взгляд, льготы отменили зря. Ведь донором быть не так просто, как многие думают. Это тоже работа: накануне прихода на станцию переливания надо соблюдать строгую диету, не пить лекарства, не есть определенную пищу, не пить даже крашеную газировку. Да и вообще надо вести правильный образ жизни, если хочешь сдавать кровь и плазму каждый месяц. Так что я за то, чтобы и денежные выплаты остались, и кое-какие льготы вернулись.

В ТЕМУ

Тамара Бурак, главврач Могилевской областной станции переливания крови:

— Бескорыстный донор — самый безопасный. А тот, кто пришел заработать на крови, может многое утаить. Например, что недавно переболел гриппом или каким-то инфекционным заболеванием. Или, к примеру, сделал молодой человек татуировку месяц назад, а скажет — полтора года... Опять же, выплаты тем, кто сдает кровь и плазму за деньги, ложатся на областной бюджет — управление здравоохранения. Суммы за год набегают немалые. Конечно, большинство наших клиентов — порядочные люди. Но обидно, когда льготами пользуются нечестные. А ведь льготы — это не только компенсация за сданную кровь, деньги на питание, отгулы. Это и расходы на обследования. Каждый донор проходит полный анализ на наличие инфекций в организме. Для него он бесплатный, а на деле стоит немало... Да, доноры представляют нам справки с места работы, где указан их средний дневной заработок. Проверить подлинность всех этих документов мы не можем. Наша задача — проверять на пригодность сданные кровь и плазму. А вот если бы деньги за сданную кровь донорам выплачивали их работодатели, а не бюджет, и у нас было бы хлопот меньше, и путаницы в суммах о доходах наверняка не возникало бы.

Татьяна Серова, заместитель начальника отдела контроля государственной собственности управления контроля бюджетно-финансовой сферы и государственных органов КГК Могилевской области:

— Среди нечестных доноров оказались и постоянные клиенты областной станции переливания крови. Работники станции переливания крови подвоха заподозрить не могли, ведь липовые документы часто выглядят очень правдоподобно. Да и не медиков это задача — проверять каждого. Есть и еще один нюанс: сдавать кровь приходят не только бедные студенты, но и солидные бизнесмены, у которых средний дневной доход куда больше сумм, указанных иными хитрецами... А вот эти хитрецы, конечно, должны быть  наказаны. Чтобы их примеру не захотели последовать другие.

Анна Беляева, следователь Могилевского межрайонного отдела Следственного комитета:

— Обмануть сотрудников станции переливания некоторым донорам было не так уж и сложно. Ведь порой и бланки справок, и печати, и подписи директора вовсе не были липовыми. Нечестность крылась в том, что человек не работал в фирме, просто приписал себе должность и средний дневной заработок, чтобы получить побольше денег. И виноваты в таком случае те, кто помог ему в этом, кто подписывал эти справки. С одной стороны, тот же директор фирмы не осознавал, что причиняет ущерб государству, и не обогатился на этом — не получил за услугу ни копейки. Но ведь он как руководитель должен понимать, что с печатью и подписью бланк — не просто бумажка, а официальный документ. Впрочем, и работники областной станции переливания крови тоже кое в чем грешны. Одна из бухгалтеров, например, выдавала деньги донору, который представил не свой паспорт, а брата. Хотя права не имела. За что и была депремирована. Конечно, мошенники могут найти и находят всевозможные лазейки, чтобы обойти закон. Значит, и всем надо быть более бдительными. Мы дали свои рекомендации станции переливания крови.

Olgak53@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Николай Василевский
Донорство, на мой взгляд, — это осознанный шаг. И тот, кто отдает свою кровь, в первую очередь думает о том, что он спасает чью-то жизнь, а не свой семейный бюджет. Когда несколько лет назад случился теракт в Минском метро, многие мои земляки сдавали кровь бесплатно. Вот об этом и надо помнить — что однажды помощь может понадобиться тебе самому или кому-то из твоих близких.
Мое мнение: медики не обязаны выискивать подвох в каждой справке. Их работа — спасать людей, которые в этом нуждаются. А вообще, эта проблема отпадет сама собой, когда донорство у нас станет безвозмездным. Ведь во многих странах — на сегодня их более 60 — такая система работает уже много лет и доноры никуда не исчезли. Люди понимают, что деньги в этом деле не должны быть основной мотивацией.
У наших граждан сострадание не в теории, а на практике проявляется, как правило, тогда, когда нужна экстренная помощь. И мы дружно откликаемся на чужую беду. Но почему-то не думаем о том, что среди нас есть люди, которые нуждаются в помощи здесь и сейчас. Каждый день. Чтобы разбудить наше сознание, растормошить нас, напомнить об этом, нужен стимул. Не денежный даже! В той же Польше, знаю, на социальную рекламу донорства тратятся большие деньги. Там проводят специальные слеты байкеров. Эти люди безвозмездно сдают кровь, и это движение широко рекламируется в СМИ. А в Бразилии регулярно сдают кровь футболисты. Тоже бесплатно. И тысячи болельщиков берут пример со своих кумиров.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?