Как новые взгляды в Европе и США сочетаются со сносом старых памятников

Каменный гость

Информационные ленты полыхают фото- и видеоматериалами о том, как в Америке под общий свист и улюлюканье толпы с пьедесталов свергают бронзовых героев вчерашних дней. Дошло до того, что в Швеции, например, хотят заменить старую статую короля Карла XII на памятник Грете Тунберг, которая, дескать, лучше отражает принципы нейтральной европейской страны, нежели монарх‑завоеватель.

Одна из участниц нашей рубрики усматривает в происходящем сплошные бонусы для культуры и искусства. Ее оппонентка, напротив, утверждает, что происходящее — это дичь: демонтаж изваяний — самое последнее, что может принести пользу любому обществу.

Любопытно, как наш прогрессивный рефери расценит ситуацию? На чьей стороне окажутся его симпатии?


А если они правы?..

Не вижу ничего худого в сносе памятников, Людмила. Во всяком случае, с точки зрения искусства, демонтаж статуй — действие социально‑полезное: коллекционеры США наверняка уже пополняют свои закрома сверженными памятниками генералов Севера, а также собирают антикварных колумбов и черчиллей, до лучших времен прячут в чулан бронзовых королей‑угнетателей, чтобы в нужное время в нужном месте выставить их на аукцион и заработать кучу денег. Сейчас крупные заказы от городских властей и сообществ получат молодые художники, которым, вы же знаете, всегда мало внимания: осиротевшие постаменты начнут восполняться изваяниями новых героев. Мэрии крупных городов освоят средства на обновлении контекста городских пространств. В итоге все останутся в плюсе, вы не находите?

«По мере того как наши иллюзии покидают нас, время добродушно заменяет их другими» (П.Бови, писатель).

Если завтра символом современной нейтральной и прогрессивной Швеции будет принято считать школьницу с косичками Грету Тунберг, как говорят в интернетах, — «штош», ничего против не имею. Экоактивистка Грета, как и многие другие ньюсмейкеры сегодняшнего дня, совсем не плохи в роли кумиров, и, по‑моему, ничем не будут отличаться от своих каменных предшественников. Как мы с вами знаем, в этом мире бушующем абсолютных ценностей и вечной красоты нет и быть не может: «Из края в край, из града в град, судьба, как вихрь, людей метет».

Нынешний падеж статуй в США и Европе воспринимаю даже с некоторым внутренним ликованием черепахи Тортиллы: все это было — было, не так ли? Революция 1917 года, когда вслед за Владимиром Маяковским художники сбрасывали забронзовевших классиков с парохода современности, боролись всяческим образом с затрепанными идеалами и строили новый лучший мир. Сейчас, спустя сто с лишним лет, многие эксперты утверждают, что концепции Октября советских времен самым благоприятным образом повлияли на развитие культуры и искусства: возникли новые течения, направления и школы, революционная пена подняла наверх больших художников, которые в силу своих низких социальных статусов попросту не имели бы доступа к мольбертам, не случись перемен.

Я оптимист и действительно считаю, что каждое новое поколение лучше предыдущего, во всяком случае, грамотнее, толерантнее, опытнее, созидательнее. Интересный культурный феномен нашего времени — повсеместный рост активности молодежи, кроме Греты, Цукерберга, Мидлтон, Бейонсе и Альтмана, еще тысячи миллениалов отвоевывают у генералов Старого Света не только высокие трибуны и постаменты, но и все чаще перехватывают инициативу. Война, рабство, угнетение, насилие — это плохо, вот что, по сути, заявляют наши крошки, против чего протестуют. И с чем вы тут не согласны?..

Наконец, убеждена полностью: пройдет еще 10 — 20 лет, и, с точки зрения крепко зависимого от гаджетов обывателя, ему будет абсолютно все равно, на фоне каких памятников делать селфи. Это я вам как завсегдатай выставок современного искусства говорю: абстрактный золотой бублик или кучка соломы для ценителя в тысячу раз прикольнее средневекового деятеля, имя которого нагуглить можно только в старушке Википедии, да и то по великой нужде. С точки зрения цифровой экономики короли и монархи — это что‑то из области литературы, любовного исторического романа. В мире криптовалюты, где история переписывается на каждом новом ресурсе на свой лад, неизбежно будут меняться и нравственные ценности. И едва ли мы в гуще информационных сообщений, окутавших нас с ног до головы, способны сейчас оценить потенциал таких перемен, к добру они или к худу. Общественное устройство в разных странах перекраивается на наших глазах в прямом эфире — это, без сомнений, так. Зрелище завораживающее и, повторюсь, для искусства, творческих исканий и раздумий со всех сторон полезное.

Виктория ПОПОВА

popova@sb.by

Низвергнутому верить

Серьезно, Вика? Неужели вы и правда считаете достойным человека воевать с памятниками? Или он уже настолько ущербен, что только с монументами, оплаченными, отлитыми и поставленными предками, воевать и способен? Осквернены памятники генералу де Голлю и Уинстону Черчиллю. Испанцы протестуют против изваяний в честь открывателя Америки Христофора Колумба, а французы вдруг возненавидели реформатора Жан‑Батиста Кольбера, основателя четырех академий. Никакие заслуги перед цивилизацией во внимание не принимаются, XXI веку не нравятся их неполиткорректные взгляды. Да как посмели деятели прошлого не озаботиться мнением потомков?! Зато теперь их показательно накажут и попляшут на костях.

«Это было», — сказала Память. «Этого не могло быть», — сказала Гордость. И Память сдалась» (Ницше).

Тогда логично снести к чертовой бабушке абсолютно все памятники на планете. Особенно в культурных столицах типа Петербурга или Рима. Потому что никто в истории не без греха. И римские, и российские императоры имеют репутацию неоднозначную, хотя бы потому, что жили во времена рабства и феодализма. Но ведь даже разгневанный пролетариат в 1917‑м не покусился на «Медного всадника» — Петр I остался на коне! Хватило понимания: это выдающееся произведение искусства и символ важнейшего для страны периода. Его не вырубить просто так из национальной памяти. Монумент — вообще явление нетопорное. В Америке вон накинулись на памятники конфедератам. Между тем, объясняют эксперты, они скорее означают факт признания южанами своего поражения в гражданской войне ради достижения общеамериканского примирения, чем увековечивают институт рабовладения. Надо ж как‑то шире смотреть на вещи! На одно и то же каменное изваяние кто‑то взирает с благоговением, кто‑то — с отвращением, а кто‑то и философски. Каждый в меру своих познаний и представлений о мире. Вам ли, коллега, знатоку прекрасного, этого не знать?

Боже упаси нас от памятника Грете Тунберг! Во‑первых, он наверняка будет малоэстетичен. Во‑вторых, разве еще прошлой осенью нам подробно не рассказали, как взрослые эксплуатируют эту эксцентричную девочку в собственных целях? Что такого сделала Грета, чтобы возводить ее на пьедестал? На что открыла глаза миру? На экологические проблемы? Смешно! А других перечисленных вами «крошек» можно поставить в один ряд с Колумбом или Черчиллем? Точно? У них там в мировоззрении полная толерантность? Или мы будем ставить памятники ситуативно и сиюминутно, на месте одних постоянно водружая новые? Внутренний голос мне почему‑то подсказывает: спустя 50 лет если кто и вспомнит Грету Тунберг, то исключительно как мем…

Категорически мне не нравится это стремление сводить счеты с прошлым при помощи бульдозера и самоутверждаться за счет падения монументов. Выглядит даже не дико — жалко. Один умный человек заметил: «С памятниками воюют те, кто испытывает мучительную нехватку своего символического присутствия в настоящем». Идеологическим потомкам Бандеры остро требуется собственный культ, оттого они пытаются затоптать в грязь имя Жукова. А для стран, безропотно когда‑то легших под фашистов, памятники советским воинам‑освободителям — что кость в горле. Ах, если было бы так просто переписать историю и выставить себя героем!

Я, Вика, здесь пессимист. Далеко не каждое следующее поколение лучше предыдущего. Грамотнее и креативнее — может быть, а вот сильнее ли, в том числе духом, — сильно сомневаюсь. Мы все готовы на высшее самопожертвование, как наши деды и прадеды во время Великой Отечественной? Или наш удел — бороться в соцсетях с коронавирусом?

Кстати, пища для размышлений. Как раз сегодня в 14.00 собираются установить первую статую Ленина в Западной Германии. «Время памятников, посвященных антикоммунистам, прошло», — заявляют сторонники идеи. Так что сносимые нынче монументы стоит приберечь на будущее. Куда подует ветер?

Людмила ГАБАСОВА

gabasova@sb.by

Брейк!

Если верить Плутарху, древнеримский государственный деятель I века до нашей эры Марк Порций Катон говорил: «По мне, так пусть лучше люди спрашивают, почему Катону нет памятника, чем почему Катону поставили памятник». Увы, политиков, полководцев, писателей и прочих видных деятелей, как правило, никто не спрашивает, хотят ли они быть увековеченными для истории в мраморе и бронзе. Памятники появляются после их смерти. А там уж как карта ляжет — о том, какую оценку получит деятельность человека спустя десятки лет, и тем более через века, авторы идеи и ваятели не имеют понятия. Обидно, если сам памятник хорош: низвергать произведение искусства негоже. И растаскивать по частным коллекциям в качестве сувениров — тоже. Особенно если это происходит на волне политической моды. Памятник — это не сиюминутное, это вечное, а к вечности нужно относиться с уважением. Избавляться же надо от халтуры на постаментах. Ее‑то как раз предостаточно, в том числе и толерантной ко всем и вся. В целом же, и это мое твердое убеждение, нужно сто раз подумать, прежде чем разродиться идеей по установке очередного памятника. Дескать, чтобы просто был такой. Если есть свободный пятачок на городской площади — деревья посадите: и для экологии лучше, и политически нейтрально. Так что в сегодняшнем споре я целиком и полностью поддерживаю Людмилу.

Александр ­НЕСТЕРОВ

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР