Как в Риге угрожали взорвать Горбачева

Лидер СССР Михаил Горбачев с супругой 30 лет назад несколько дней провел в Латвии, пытаясь убедить местное общество в необходимости продолжения избранного им курса перестройки социализма. Во время состоявшегося незадолго до Атмоды визита лишь немногие могли подумать, что начатые Горбачевым реформы приведут к развалу СССР.

© РИА Новости, Юрий Абрамочкин

Провозгласив курс на перестройку и гласность, лидер компартии Михаил Горбачев осознавал, что перемены возможны только в том случае, если общество поддержит его усилия, направленные на изменение укоренившихся в течение многих лет принципов работы советского режима. Цели популяризации идей перестройки служил также визит Горбачева и его жены Раисы в Латвию с 17 по 19 февраля 1987 года. Само по себе это было примечательное событие, потому что во время советской оккупации другие хозяева Кремля не считали необходимым знакомиться ситуацией в Латвии на месте.

Если нет бассейна, надо купаться в море

Весной 1990 года в Риге недолго гостил лидер большевиков Владимир Ленин, который тогда еще только ковал планы об установлении «диктатуры пролетариата». Прошло более полувека, пока главный вождь коммунистов вновь почтил Ригу своим присутствием. В 1954 году в столицу Латвии приехал Никита Хрущев, который увлеченно излагал свою идею о выращивании кукурузы как главной опоры советского сельского хозяйства. Летом 1959 года Хрущев еще раз посетил Латвию, на этот раз его визит предварил разгром движения национальных коммунистов, потому что вскоре от власти были отстранены Эдуардс Берклавс и другие латышские патриоты, и в руководство был назначен реакционер Арвидс Пелше, который выступал против возрождения «буржуазного национализма» и усердно боролся с празднованием Лиго.

Сменивший Хрущева Леонид Брежнев находился у власти 18 лет, но так и не счел нужным посетить Латвию. «Система работала таким образом, что частые визиты в советские республики не предусматривались, потому что все вопросы все равно решались в Москве», — поясняет бывший лидер компартии Латвии Анатолий Горбунов. Ему больше всего запомнилось, что Горбачеву нравилось спонтанно останавливаться и беседовать с людьми на обочинах улиц.

По прилете в Ригу советский лидер прежде всего возложил цветы к памятнику Ленину (он находился напротив нынешнего здания Кабинета министров). Увидев толпу встречающих, Горбачев сказал: «Спасибо, что пришли. Но сегодня в Риге кто-нибудь работает или нет?». Люди успокоили, что работа идет. «Работать нам надо. Надеюсь, что вы это поняли», — ответил Горбачев. Затем он отправился в Музей латышских красных стрелков (ныне — Музей оккупации), у здания которого побеседовал со студентами Рижского политехнического института и Латвийского государственного университета. Один из студентов пожаловался, что не может дождаться, когда будет закончено строительство бассейна на Кипсале. Горбачев на это ответил: «Это, конечно, плохо, но у вас же рядом море!». На февральском морозе это звучало особо ободряюще.

Самореклама социализма

В книге гостей Музея стрелков Горбачев оставил запись, прославляющую латышских стрелков за их верность «идеалам Великого Октября». В 1987 году праздновался 70-летний юбилей организованного большевиками в 1917 году переворота, который в то время называли «Великой октябрьской социалистической революцией». Во время визита в Ригу советский лидер Горбачев выступил с пространной речью, в которой подвел баланс достижений и недостатков СССР. Разумеется, он вдохновенно хвалил достижения социализма и подчеркивал, что «русский солдат помог прибалтийскому крестьянину и рыбаку уберечь родную землю от осквернения и порабощения». В своей речи Горбачев заявил: «Бывшие буржуазные страны с характерной для них экономической закостенелостью и стагнацией в годы социалистических преобразований стали всесторонне развитыми советскими республиками с многоотраслевой индустриально-аграрной экономикой, значительным научным и культурным потенциалом. Само по себе это значимо, потому что, по сути, были заново созданы мощное машиностроение, электроэнергетика и химическая промышленность, образовался большой торговый и рыболовецкий флот. В сравнении с 1940 годом, когда произошло вступление в состав СССР, объем промышленной продукции в Латвии возрос в 55 раз. Это пример, который показывает, что могут свершить люди в условиях социалистического общества».

Но одновременно Горбачев позволил себе публично покритиковать отдельные недостатки социалистического хозяйствования. Например, он указал, что в колхозах и совхозах Латвии средний надой от коровы на 560 кг меньше, чем в Эстонии, и на 104 кг меньше, чем в Литве. И «динамика производства зерна» слабая: урожайность зерновых уже пять лет не поднимается выше 27 центнеров с гектара (в современной Латвии средняя урожайность зерновых — 45 центнеров с гектара). «Меньше кабинетных заседаний, меньше пафоса и восторга. Больше работы. Таков лозунг нашего времени. Необходимо энергично помогать всем работникам партийного, советского и хозяйственного аппарата повернуться лицом к практическим делам и, насколько это возможно, положить конец сочинению бумаг», — подчеркивал Горбачев.

Борьба с «зеленым змием»

Для того чтобы оценить реализацию принципов перестройки на практике, Горбачев посетил огромное в то время производственное предприятие ВЭФ. Газета компартии Латвии Cīņa так описывала беседу президента СССР с 27-летней работницей завода Симоной Бренарде, матерью двоих маленьких детей. «Рассказывая о своей семейной жизни, она рассуждала так: конечно, две небольшие комнаты для четверых человек это не роскошь. Могло бы быть лучше… Но сразу же поправила сказанное: будет лучше, если все мы — и, в первую очередь я — научимся работать эффективнее, искореним из цехов брак, преодолеем халатность, поверхностность и желание давать обществу меньше, а получать от него в полной мере. Такова точка зрения простого человека, и она ясно отражает те перемены, которые сейчас происходят в сознании миллионов советских людей: личное благосостояние каждого неотделимо от роста богатства общества».
Работницы ВЭФа позитивно оценили начатую Горбачевым борьбу с «зеленым змием», кампанию против разрушавших многие семьи алкоголизма и пьянства. Эта тема была затронута и в одном из рижских детских домов, который посетила супруга Горбачева Раиса. «Все дети красиво одеты, ухожены, обеспечены игрушками и обучающими играми. Я Рита! А я Санта!.. Ирма, Кристине, Игорь, Ингрида, Гунтис… Десятки детских голосов радостно встретили гостей. Сейчас в детском доме немногим более 100 детей, а в прошлом году было вдвое больше. Даже пример одного нашего детдома, отметил воспитатель, позволяет судить об успехах, которые достигнуты у нас в стране в борьбе с алкоголизмом и пьянством. Однако эта беда — когда дети остаются без родителей — только приостановлена. Все общество, сказала Р.Горбачева, должно добиваться ее искоренения», — писала Cīņa.

Адажская «показуха»

Естественно, руководство местной компартии во время визита Горбачева хотело показать Латвию только со светлой стороны, чтобы создать впечатление, что в государстве все в порядке. Горбачева ознакомили с Выставкой достижений народного хозяйства Латвийской ССР, а 18 февраля его и Раису отвезли в агрофирму Рижского района «Адажи», где предприимчивый председатель Албертс Каулс создал настоящее образцовое хозяйство. Чета Горбачевых была в восторге от увиденного в Адажи, признав, что это идеал, к которому нужно стремиться всем советским колхозам. (Каулс позже стал советником Горбачева по вопросам сельского хозяйства).

Лидер СССР посетил среднюю школу и детсад Адажи. В школе он вступил в дискуссию с учащимися, спросив их мнение о посвященных молодежной тематике фильмах «Легко ли быть молодым?» и «Чучело». Большую радость Горбачеву доставило то, что дети спели для него латышскую народную песню «Шесть маленьких барабанщиков» и одну русскую песню. Правда, супруга Горбачева Раиса в адажском детском саду была в большом недоумении из-за того, что латышские малыши еще не знают язык «большого брата», и спросила у пятилетней девочки: «Почему ты не говоришь по-русски?».

Заместитель директора адажского детсада Анита Шайцане вспоминает, что были также группы для русских детей, но чета Горбачевых предпочла посетить именно латышскую группу. Работники детсада привыкли к таким «показушным» визитам — различные делегации гостили почти каждый день. Перед визитом Горбачева были предприняты более строгие меры безопасности; сотрудники спецслужб проверили всю территорию детсада, а работникам выдали спецпропуска.

Горбачев и его супруга встретились с детьми, воспитателем которых была Ария Була. Она вспоминает, что Раиса обрадовалась увиденным на полках конфетам и спросила, настоящие ли они. Була пояснила, что конфеты искусственные, сделаны из пластилина. Раиса попросила несколько штук, чтобы показать своим внукам. «Мы к таким гостям в то время уже привыкли», — говорит Ария, которая сейчас работает в Балдоне заведующей кладбища. «С очень шумного рабочего места перешла на очень тихое», — смеется она.

Угроза покушения

Как вспоминает бывший начальник Рижского городского управления милиции Виктор Бугай, в день отъезда Горбачева в Адажи на телефон милиции 02 позвонил некий мужчина. Он заявил, что на обратном пути, когда Горбачев будет проезжать по улице Горького (ныне Кришьянисса Валдемара), его автомобиль подорвут. «Этот звонок был записан, и я отправился в КГБ. Там мы долго обсуждали, что делать. К тому же, вскоре было получено сообщение, что в одном из подвалов неподалеку от Углового дома (здания ЧК), найдены ящики, из которых исчезли заряды. Я предложил попытаться по возможности продлить пребывание Горбачева в Адажи, чтобы получить больше времени для оценки угрозы и ее предотвращения. Решили пустить по запланированному ранее маршруту ложную колонну, а машину Горбачева — направить по другому пути: через Румбулу и Кенгарагс. Так и сделали, и Горбачев без каких-либо инцидентов добрался до юрмальской резиденции, где остановился во время визита. Все закончилось спокойно, мы выполнили свою работу и выпили по рюмочке, чтобы успокоить нервы», — рассказывает Бугай. По его словам, приехавшие из Москвы чекисты, которые отвечали за безопасность Горбачева, поднятием рюмочек увлекались намного сильнее: для их нужд пришлось срочно доставить пару ящиков водки.

Поймать звонившего так и не удалось, а в западной прессе, например, в изданиях Bild и Mail of Sunday, позже появились сообщения о том, что в Риге предотвращено планировавшееся покушение на Горбачева. Его недоброжелатели намеревались взорвать начиненную взрывчаткой милицейскую автомашину. За соучастие в организации покушения якобы было задержано 27 чиновников милиции и компартии, которые хотели таким образом приостановить начатые Горбачевым реформы. Бывший начальник милиции Бугай о таких арестах ничего не слышал. Очевидно, это была утка западной прессы, основанная на крупицах полученной ею информации.

Разрушил империю

Во время визита Горбачева 50-летний юбилей праздновал тогдашний руководитель компартии Латвии Борис Пуго, которому за особые заслуги на благо советской власти была присуждена высшая награда СССР — Орден Ленина. Правда, через несколько лет Горбачев и Пуго оказались по разные стороны окопов. В 1991 году Пуго, который на тот момент дослужился до поста министра внутренних дел СССР, поддержал попытку направленного против Горбачева государственного переворота. После провала августовского путча Пуго вместе с супругой Валентиной совершили самоубийство.

Газета латышских эмигрантов Latvija Amerikā («Латвия в Америке») еще в 1987 году, вскоре после посещения Горбачевым Риги, дальновидно констатировала: «Несомненно, Горбачев, в отличие от своих физически больных предшественников, является политиком совсем другого калибра. Однако не следует забывать, что он плод режима партии коммунистов, но слишком интеллигентен, чтобы взять красного быка за рога среди белого дня. Тем не менее, инициированные им преобразования, или реформы могут затронуть власть и благосостояние большого слоя советской бюрократии, и поэтому многие ясновидящие высказывались, что не позднее, чем через четыре года, Михаил Горбачев сможет продолжать свои реформы в преисподней, где ему уже приготовлено место».

Плоды начатых Горбачевым перемен можно было увидеть уже через несколько месяцев после его визита в Ригу, когда воодушевленные правозащитной группой «Хельсинки-86» смельчаки впервые за долгие годы оккупации решились отправиться к Памятнику свободы, чтобы почтить память жертв депортаций 14 июня 1941 года и пакта Молотова-Риббентропа. За такую возможность в большей мере мы можем быть благодарны, в том числе и отцу перестройки Горбачеву, начавшему процесс, который советская власть уже не могла контролировать. Атмода началась, и вскоре советская империя развалилась, как карточный домик.

Гиртс Каспаранс (Ģirts Kasparāns)

ИноСМИ.Ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости