Как сравнить несравнимое

Одна из главных заповедей путешественника — не сравнивай! Нельзя сравнивать Москву с Парижем, а Венецию с Чжоучжуаном. Даже Пекин и Шанхай не рекомендую сравнивать. Потому что разные. Кому–то нравится пирожное с воздушным кремом, а кому–то свиной хрящик. Как их сравнить? Только по степени получаемого удовольствия. Наверное, и с городами так: сравнить можно только по степени испытанного восторга. Когда я жила в Китае и была большой поклонницей (и отстаивательницей) всего китайского, любила повторять: ну вот почему Чжоучжуан называют восточной Венецией? Раз он старше, тоже с каналами и лодками (пусть не гондолами), то, может, правильнее Венецию назвать Чжоучжуаном Запада? Смешная. Приехала в Венецию и поняла: смешная. Чжоучжуан, как Тунли и еще несколько таких вот городков на воде (во всех, кстати, лодочники поют охотнее, чем гондольеры, и без какой бы то ни было дополнительной платы — просто из удовольствия), прекрасны, будет возможность — побывайте, не пожалеете. Но с Венецией не сравнятся. Или просто все дело в том, что Венеция — своя, родная, европейская, легче на душу ложится, в сердце проникает? А поклонницей (и отстаивательницей, конечно, тоже) всего китайского я осталась. Просто не сравниваю Азию и Европу: бессмысленно и бесполезно.


Но чтобы уж совсем не сравнивать места, где путешествуешь, не получается. А раз не получается, нужно правильно выбирать отправную точку для сравнения. Если ориентироваться на каналы и лодки, то Венецию вполне можно сравнивать с Чжоучжуаном. Хоть и смешно получается. Набережную вдоль Дуная в Будапеште я сравнивала и с набережной вдоль Сены в Париже и вдоль Сожа в Гомеле: во всех случаях — река и камень. По набережной в Париже и Гомеле бегать (или ходить с палками — скандинавская ходьба, страстной поклонницей которой я являюсь) удобно, в Будапеште — не очень: набережная со стороны Пешта то расширяется, то сужается. В Будапеште и Париже вдоль набережной стоят корабли. В Париже это зачастую плавучие дома–баржи, в Будапеште в основном круизные (круиз по Дунаю — несбывшаяся пока мечта моего детства), в Гомеле — один прогулочный катер (а когда–то можно было по воде добраться аж до Киева). В общем, если очень захотеть, то сравнить всегда можно. Только когда сравниваем города и страны, моря и реки, не стоит, как мне кажется, говорить про «хуже» или «лучше». Чжоучжуан не хуже Венеции, он просто другой. Шанхай... а вот тут да, не смолчу и признаю: Шанхай круче Пекина. И, конечно, другой.
Эриче, Италия

Прошлую субботу я провела в чудесном венгерском городке Сентэндре, полчаса от Будапешта на пригородной электричке. Городок основан еще в XI веке римлянами, но начиная с XIV века населять его стали в основном сербы, бежавшие от османского ига и желавшие сохранить свои традиции и, что особенно важно, православную веру в неприкосновенности. Сначала залогом процветания городка стали многочисленные сербские купцы и ремесленники, которые уходили от турок и исламизации, потом (уже в начале ХХ века) — художники, обнаружившие на берегах Дуная настоящую пастораль и открывшие здесь множество мастерских. Сегодня большинство мастерских художники перенесли в Будапешт, но в Сентэндре остались полтора десятка галерей и художественная атмосфера, привлекающая туристов со всего света. В выходные дни по улицам бродит традиционно много китайцев, что неудивительно: китайская диаспора в Венгрии самая многочисленная в Европе. Самые, на мой взгляд, очаровательные галереи — с керамикой. Ее — красивой, яркой, с национальным колоритом — в Сентэндре много. И когда я, завороженная, рассматриваю очередной кувшин в форме распушившего хвост и готового прокричать утреннюю зарю петуха, ловлю себя не только на желании немедленно его купить, но и на том, что мозг уже делает свою неблагодарную работу: сравнивает.

Сравнивает, например, с городком Эриче на Сицилии. Там тоже много керамических мастерских, от выставленных там работ невозможно оторвать взгляд, купить хочется все и сразу. Другая точка для сравнения — кафе, кофе и вкуснюшки. В Сентэндре есть музей марципана, в Эриче стоят очереди в неприметном магазинчике, где сладости вот уже лет 200 выпекают монахини. Нигде больше я не видела, чтобы лица мужчин так светились счастьем, как у тех в Эриче, которые шли домой (хм, надеюсь, что домой, к детишкам), прижимая к груди завернутые в картонку пирожные.

Но это, пожалуй, и все, что можно сравнить. Эриче расположилась на вершине горы, и самый лучший способ добраться туда — на фуникулере. Самый романтичный (и долгий) способ приехать в Сентэндре — по Дунаю на теплоходике. Фуникулер закрывают во время сильного ветра, теплоходик не ходит зимой. В Эриче я хочу вернуться и остаться на пару дней, в Сентэндре, как мне кажется, достаточно одной поездки.

Сравнивать — самое неблагодарное дело в путешествиях, но это привычка, от которой трудно избавиться.

Сентэндре — Будапешт.

sbchina@mail.ru

Фото Михаила ПЕНЬЕВСКОГО.
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости