Как пятачок влетает в копеечку

СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКИЙ горожанин вряд ли думает о мясе насущном, потягивая утренний кофе

Фирма-покупатель рассчиталась за товар «по безналу». Наша задача — загрузить машину, получить документы со всеми штампами и доставить свиней на убой. Перед погрузкой — обязательное взвешивание. И тут есть один хитрый момент. Живой вес имеет свойство по дороге «улетучиваться». Виной тому, как оказалось, не утряска, а вполне естественные процессы живого организма.

Артем, водитель автомобиля, разъясняет нюансы конъюнктуры. Расчет цены производится по принципу «кому больше надо». Если горит покупающей стороне — она платит за изначальный живой вес. Когда наоборот — компания-производитель рассчитывается за вес, доезжающий до бойни по факту. Частники, торгующие мясом на рынках в Ждановичах и на «Комаровке», называют разные цены закупки живовесом: и 35 тысяч, и 37, и 40 тысяч за килограмм. Плюс к этому расходы на топливо, амортизацию, работу водителя и затраты на убой.

...Однако «пассажиров» скотовозки эти математические расчеты касаются мало. Мы доезжаем до убойного цеха в Таборах под Минском и оставляем здесь свой груз. Назавтра в 5 утра за ними придет другая машина — и повезет уже в полутушах на рынки.

Есть и другая схема. Производители на своем транспорте сразу доставляют полутуши до пункта назначения. И, кстати говоря, торгующие на рынках на такой вариант соглашаются все чаще (особенно после запрета закупать мясо у частников). Цена за килограмм убойного веса — от 55 тысяч до 63 тысяч. Добавьте сюда стоимость еще одного ветосмотра (около 40—45 тысяч за тушу), аренду места (где 2 миллиона в месяц, а где и 4), процент за пользование холодильником и зарплату продавцам и грузчикам. Надеюсь, все понимают, что этими расходами продавцы делятся с покупателями...

— Во время чемпионата мира по хоккею на мясо был ажиотажный спрос. Порой мы не могли закупить столько, сколько нужно. Некоторые точки вообще простаивали без свинины. Дефицит резко взвинтил цены, — владелец нескольких мясных точек на «Комаровке» не скрывает в разговоре огорчения и, листая блокнот, озвучивает закупочные цены с января. — На 23 января мы платили 37 тысяч за килограмм, через месяц — 40, еще через несколько дней — 45 тысяч. На 26 апреля закупали уже по 56 тысяч рублей, а 27 мая — по 63. Только по закупке в полутушах цена с начала года выросла на 70 процентов, поднялась и плата за аренду. Ясное дело, потребители не поспевают за этими изменениями. Цены даже при минимальной накрутке уже кусаются. И те, кто обычно покупает дорогие филе и шею, сейчас берут меньше. Если раньше мы продавали тонну свинины за день, то вчера только 400 килограммов.

Предприниматели жалуются на небольшие заработки, в лучшем случае прибыль с туши 400—500 тысяч рублей. Подсчитаем, сколько же стоит кабан при закупке и сколько получается после продажи. Один из обвальщиков мяса на «Комаровке» с охотой вдается в детали кулинарного разруба. Итак, если взять нормальную свинку с комплекса, она завесит килограммов на 85—90. Закупаем по 63 тысячи и получаем 5 миллионов 670 тысяч. Шеи в туше — 6 кг, филе — 8, поджарки — 15, два окорока по 12 кг, две лопатки по 5, плюс ребра, голенка, рагу и немного сала. На выходе при средней по рынку цене получаем около 6 миллионов 630 тысяч рублей. Это в идеале — если нет конкуренции и мясо расходится, как в эпоху всеобщего дефицита.

На рынке торг уместен. Ценник написан для приличия, но продавцы уговаривают: «Да не смотрите вы на него, подходите, спрашивайте — скинем». Спрашивай не спрашивай, а филе — 110—120 тысяч (есть и за 135), окорок — 85 — 95 (некоторые ставят все 110), грудинка — 75—85 тысяч, рагу — 10—15. Дешевле найти сложно. В гипермаркетах вообще хоть караул кричи: цена за килограмм лопаточной части — 115—117 тысяч, шеи — до 170 тысяч рублей. Свинина стоит, как говядина, а то и выше. Хотя затрат, чтобы вырастить поросенка, нужно меньше, да и воспроизводство пятачков идет быстрее. Неужели во всем виновата африканская чума свиней?

Да, конечно, она подкосила поголовье, соглашаются многие участники рынка. Но сказывается и запрет на импорт свинины из той же Польши, например. Резко увеличились потребности мясокомбинатов во внутреннем сырье. Сложности с перемещением свинины из одной области на рынок другой также отражаются на доступности мяса. Некоторым предпринимателям по старой памяти звонят сельчане с просьбой забрать выращенного поросенка. Но нельзя! Хотя это мясо было бы востребовано...

Сколько продавцов — столько и мнений относительно вариантов поведения цены. В июне, отмечает большинство, спрос заметно снизился. В два раза меньше стали привозить скота в убойные цехи, добавляет паззл к общей картине руководитель одного из таких цехов. После скачка рынок словно замер. Вот только непонятно — в ожидании очередного роста или падения.

Таков этот бизнес: то не спишь ночами — не знаешь, где закупить мясо, то не спишь, переживая, как его продать, признаются опытные участники рынка. Но в любом случае исконно белорусские продукты — картошка и свинина — будут нужны всегда. А если при этом еще и импорт разрешить, то цены могут поползти вниз. Тысяч на 5—7. Впрочем, у скептиков за прилавком иные виды на рентабельность собственного бизнеса. Им кажется, что отката цен назад уже не будет. И дальше — только больше. Тем более что замаячила новая перспектива — отпуск свинины для закупки в вакуумной упаковке. В четвертинах или в какой-то другой фасовке — фирмы, торгующие на рынке, пока гадают. А покупатели, в свою очередь, по-прежнему боятся прогадать: как бы бизнес по продаже своенравных пятачков не привел их кошельки к стремительной потере в весе?

Янина ЦИТРИКОВА

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?