Народная газета

Как обухом по голове

Обвиняемая в убийстве петриковского почтальона отказалась от дачи показаний

“Светлая девонька”. “Лучик”. “Золотое дитя”. Так в городском поселке Копаткевичи Петриковского района местные называли 27-летнего почтальона Валентину Сорочик, погибшую 14 октября прошлого года. Она не вернулась с работы, после того как зашла на пару минут к 42-летней односельчанке Елене. Спустя сутки тело молодой женщины нашли в погребе этого дома. В выездном заседании Гомельского областного суда, которое проходит в Петрикове, началось слушание дела о необъяснимой жестокости.

Коллаж Олега Попова

В зале районного суда, где идут заседания, большей частью родственники погибшей Вали. Брат, сестра, тетя. А вот мама не приезжает. Просто не может. После такого потрясения ее здоровье сильно пошатнулось. На скамье подсудимых — Елена. Держится ровно и безучастно.

С виду вполне уверена в себе. Едва угадывается, что всем этим подавлена. Эмоций то ли нет, то ли не осталось. Возможно, за полгода чувства стерлись.

Представитель прокуратуры области Юлия Конопелькина поддерживает в процессе государственное обвинение. Оглашает суть событий, случившихся в Копаткевичах на Покрова, которые следствием квалифицированы как убийство из корыстных побуждений и разбой.  

Валя Сорочик в местном отделении связи отработала почтальоном пять лет.  Местные бабушки не могли нарадоваться. Отзывчивая, доброжелательная. Если надо что оплатить, так Валентина деньги возьмет, все сделает и квитанцию принесет. Нужны покупки — тоже не откажет. Редкий человек. Чтобы кого задела словом или обидела резкостью, не случалось подобного. Говорят, с ныне обвиняемой Еленой она не приятельствовала. Разница в возрасте, в интересах. Но, разумеется, ту знала. Один поселок, ее рабочий маршрут.

А вот о Елене соседи говорят предельно сдержанно. Твердого нрава. Если что не по ней, даст отпор. Жила сама по себе. Нигде не работала. Имела большое хозяйство: козы, кролики, поросята. Тем и держалась. Могла на пару-тройку дней уйти в запой, но после этого два-три месяца трудилась на своей усадьбе не покладая рук. Такая жизнь, видно, хорошо закалила.

В тот день поутру Валентина Сорочик взяла корреспонденцию и пенсию. До обеда должна была разнести своим бабушкам-дедушкам. Около полудня позвонила матери, пообещав скоро быть дома. Брат погибшей был свидетелем того разговора, о чем и рассказывал в суде:

— Уточнила, не надо ли чего попутно купить в магазине. Попросила ставить греть обед. Сказала, что работы осталось на час.

Около 15.00 родные начали волноваться. Валя всегда возвращалась ко времени, которое называла. А тут ни звонков, предупреждающих о задержке, телефон вне зоны доступа. Мать и тетя пошли искать ее по рабочему маршруту, который хорошо знали, а брат — к подругам.

Коллеги тоже забили тревогу. Всегда после раздачи пенсии Валентина приходила в отделение почты с отчетом. В ее работе сбоев не бывало. Поэтому сразу же сообщили в милицию. То, что творилось в это время в доме Елены, остается в томах уголовного дела. Обвиняемая отказалась от дачи показаний в суде. Поэтому в заседании были озвучены лишь материалы ее допросов.

Если следовать показаниям Елены, которые она давала во время предварительного следствия, убивать она никого не собиралась, все случилось не из-за денег, а на эмоциях, в обиде. В этот день почтальон, разнося пенсию, заглянула к ней и предложила покурить, чтобы не делать этого на улице. Разговорились. Хозяйка стала рассказывать о ремонте, с которым пытается справиться сама. Валя якобы усмехнулась: “На тебя это не похоже”. Насмешка будто бы задела. Задели и расспросы гостьи о друге, с которым Елена рассталась три месяца назад. Почтальон продолжала этим интересоваться даже тогда, когда хозяйка дала понять: тема закрыта.

Такая вот обида, из-за которой Елена схватилась за топор и 11 раз ударила Валентину обухом по голове. Впрочем, сама обвиняемая помнила только два взмаха топором, остальное — в тумане.  Потом надела черный пакет на голову жертвы, чтобы не капала кровь, перетащила в погреб, замыла, почистила. Сняла с ее пальцев золотые кольца, спрятала почтальонскую сумку. Ведь вечером ждала сына на побывку из армии. В магазин за покупками побежала с деньгами почтальона.

В сельмаге здорово удивились: по какому поводу Елена так гуляет. Сельчанка бодренько, не кривя душой, отрапортовала:

— Жду в отпуск сына-солдата!

По дороге раздала соседям долги. Позвала на “гарэлку”. Валю уже искали в деревне, а Елена тем временем встречала сына. Ему, к счастью, ничего не рассказала. Иначе вмешала бы парня в страшную историю, сломав жизнь. В бар сходили. К подружке проводила, дав денег...

К утру по цепочке оперативники выяснили, где прервался маршрут почтальона Сорочик. Бабушка, последней получившая пенсию из ее рук, видела Валю как раз у дома обвиняемой. В сарае Елены оперативники приметили желтый велосипед “Аист”, по которому почтальона узнавали издалека. Но хозяйка упиралась: мол, не в курсе, откуда взялся. Потом нашли разломанный на части телефон Сорочик, выброшенный в мусорку. Дальше — топор и сумка. А после — тело в погребе. Что уж тут говорить?

Когда в суде оглашали иск почтового предприятия, Елена со всем и сразу согласилась. Как и с доводами государственного обвинения. Защита вмешалась:

— Разве вы полностью признаете свою вину?

— Нет. Частично. Убивать не хотела. Все это не из-за денег. Обидные слова... Просто хочу, чтобы все быстрее закончилось.

Была еще одна реплика, брошенная Еленой в адрес погибшей:

— Она любила выпить.

На это зал возмущенно загудел. Брат попросил у суда слово:

— Это не про Валю. В рабочие дни никогда. Разве что в праздники или выходные могла пригубить вина.

Когда судебный процесс закончится, удастся ли вычеркнуть случившееся из памяти? Кто знает, быть может, Елене — да. А вот семье погибшей девочки-почтальона не суждено оставить свою Валю в прошлом. Им теперь жить с этой потерей.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Старший следователь СУ УСК Беларуси по Гомельской области Алексей Легчилкин, расследовавший дело:

— Позиция следствия: корыстный мотив был превалирующим при совершении этого преступления. Доводы о ссоре и конфликте, которые приводит обвиняемая, в большей степени защитная реакция подсудимой. Что отличало дело, так это хладнокровие, с которым было совершено преступление, и такое же ровное поведение фигурантки во время предварительного следствия.

КСТАТИ

По результатам расследования уголовного дела областное управление Следственного комитета внесло в адрес почтового предприятия представление о мерах безопасности, которые необходимо обеспечить в работе почтальонов. СК предложил пересмотреть механизм защиты и усилить его, когда речь идет о доставке на дом денежных выплат.

ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?