Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Как обеспечить безопасность в Восточной Европе

Вечерняя сессия второго дня Мюнхенской конференции по безопасности демонстрирует приоритеты организаторов, но не интересы участников. В основном зале проходит дискуссия «Изменение климата и безопасность: слишком горячо, чтобы справиться?»


Компания на сцене представительная: премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина, министры иностранных дел Норвегии Ине Эриксен Сорейде (раньше она возглавляла военное ведомство своей страны) и Кении Моника Джума, американский сенатор Шелдон Уайтхаус, исполнительный директор Гринпис Интернэшнл Банни Макдайармид. Компания хорошая, тема актуальная, во всех смыслах горячая, а зал – полупустой. Аншлаг был до обеда, когда выступали представители Германии, США, Китая и России. Потом большинство участников разошлись на двусторонние встречи, рабочие ланчи и в зал уже не вернулись. Зато в Кёнигзале, где параллельно идет дискуссия «Безопасность в Восточной Европе», не протолкнуться: свободных мест нет, политики, военные и журналисты стоят в проходах.

Тут я сделаю небольшое отступление и скажу, что немецкая газета Die Welt, рассказывая о конференции, отметила, что отсутствие четырех ранее заявленных лидеров заметно ощущается: президента Франции Эммануэля Макрона, премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу и Президента Беларуси Александра Лукашенко. Раздел Мюнхенского доклада по безопасности, озаглавленный «Восточная Европа: состояние (государства) неопределенности» (на английском языке это звучит Eastern Europe: State(s) of Uncertainty, возможен двоякий перевод) начинается с цитаты белорусского Президента «Мы не хотим обнаружить себя на новой линии разлома цивилизаций, в центре противостояния между Восточным и Западным блоками – это для нас ключевой момент» (цитата дана в обратном переводе с английского языка – И.П.). Линии разлома цивилизаций и противостояние между блоками как раз и были главной темой дискуссии, посвященной безопасности в Восточной Европе.


В ней принимали участие президент Украины Петр Порошенко, премьер-министры Грузии Мамука Бахтадзе и Хорватии Андрей Пленкович, Генеральный секретарь ОБСЕ Томас Гремингер и председатель группы Европейской народной партии в Европарламенте Манфред Вебер. Порошенко и Веберу в ближайшие месяцы предстоят выборы (к тому же Вебер – основной кандидат на должность председателя Еврокомиссии, его поддерживает канцлер Меркель), а потому их речи были особенно страстными.

Главная тема Петра Порошенко, приезжающего в Мюнхен каждый год с тех пор, как он стал президентом Украины – конечно, конфликт на Донбассе. Он замечает, что Европа от этой темы немного устала и даже призывает прекратить огонь (при этом он упорно избегает говорить о минских договоренностях): «Если Россия перестанет стрелять, будет мир. Если Украина перестанет стрелять, не будет Украины». Говоря о конфликте в Азовском море: «Сегодня Россия говорит, что так она защищает Керченский пролив, а через несколько лет она скажет, что в Балтийском море она защищает «Северный поток-2». Глухое молчание было ему в этот момент ответом. Зато сам Петр Алексеевич продемонстрировал, на чьей он стороне: утром канцлер Меркель говорила, что «Поток» построен будет, а вице-президент Пенс призывал Германию пересмотреть это решение. Украине, очевидно, американская позиция ближе. И еще он заявил: «Я горжусь тем, что сегодня Украина – это история успеха».


«Грузия – тоже большая история успеха, - вторит ему премьер-министр Бахтадзе, - наше желание быть членом ЕС и НАТО  это не только политический выбор, это цивилизационный выбор».

Премьер-министр Хорватии, уже ставшей членом НАТО и ЕС, говорит: «Часть нашей территории тоже была оккупирована с 1990 по 1998 год. Есть два способа освободить свою территорию: военный и дипломатический. В нашем случае это было непросто, но всегда лучше это делать мирно». Петр Порошенко и Мамука Бахтадзе в мирное решение для своих стран, похоже, не верят.


А вот Манфреда Вебера (мы помним: у него выборы, очень многое поставлено на карту) волнуют не столько замороженные конфликты в Грузии и Украине («Не говорите, что у нас замороженный конфликт! У нас горячая война, мои солдаты гибнут каждый день!», - взрывается Порошенко), а возможности вмешательства в выборы. Кстати, этой теме была посвящена отдельная пресс-конференция, на которой выступили бывший Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен и бывший вице-президент США Джо Байден, о ней я расскажу вам позже. Мартин Вебер основную угрозу выборам в Европарламент (а значит, угрозу и себе лично) видит тоже в России. Он вспомнил о том, что Марин Ле Пен получила займ в российских банках, о том, что Россия «организовала» 90 млн (!) фейковых аккаунтов в Фейсбуке, с которых вела пропаганду и распространяла фейковые новости, о том, что была вовлечена в референдум по Брекситу. Я слушала его и думала, что европейские политики сами, собственными руками создают (вернее, уже создали) миф о российском всемогуществе. Наверное, по каким-то причинам он им выгоден.

Мартин Вебер сетовал на то, что процесс принятия решений в ЕС консенсусом больше не работает (о санкциях против России смогли договориться, а о признании главой Венесуэлы Гуайдо – нет, Италия воспользовалась правом вето). А это означает, что если Вебер сменит Юнкера, то проявит преемственность и в стремлении изменить систему голосования в ЕС, чтобы основные решения принимались не консенсусом, а квалифицированным большинством. Но изменить эту систему будет крайне непросто, ведь это решение точно должно приниматься консенсусом. Вот такой замкнутый круг получается.


А еще Мартин Вебер – молодой, улыбчивый, энергичный, с блестящим политическим будущим – в очень подходящей аудитории запустил пробный шар: а что, если в связи с прекращением действия Договора о ракетах средней и малой дальности Германия и Франция построят ракетную оборону для Европы? «Это я первый раз такую идею выдвигаю». Первым откликнулся Петр Порошенко: «Украина будет счастлива быть частью какой-либо инициативы безопасности». Никаких сомнений. Но все взоры все же обращены по ту сторону Атлантики: «Мы должны очень постараться, чтобы убедить США остаться вовлеченными в обеспечение безопасности Европы», – говорит премьер Хорватии Пленкович. Манфред Вебер старается быть реалистом: «Я не думаю, что США вернутся к своей прежней роли, даже с другим президентом. Мир изменился. Поэтому нам нужна европейская безопасность». А вот как ее достичь, мнения расходятся. Единства нет не только в Восточной, но и во всей Европе. Сторонники мифа о всемогуществе России говорят, что и в этом – отсутствии европейского единства – она виновата. Хорошо, когда есть на кого свалить все свои беды.

  

Собкор «СБ» в ЕС

Мюнхен

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Рейтер
5
Загрузка...