Как фартук в поле вырос…

Мастерицы из Бездежа не утратили искусства ткать изо льна

Мастерицы из деревни Бездеж Дрогичинского района не утратили искусства ткать изо льна

Белоснежными льняными фартуками славится на Брестчине деревня Бездеж. В старину если местная женщина отправлялась в соседнюю деревню или городок, то ее еще издали узнавали по фартуку. Сейчас, конечно, такую одежду носят редко, но верность традиции проявляется в другом: в деревне с 600-летней историей и в XXI веке на разучились делать шедевры изо льна. В каждом доме здесь множество самотканых скатертей, рушников, постельного белья.

Фартуки мам и бабушек берегут и хранят дома в куфрах и в единственном в Беларуси музее такой направленности. «Бездежский фартушок» открыли в 1999 году в здании бывшей школы. Жители помогли собрать более тысячи предметов для коллекции, одних фартуков — около 200 штук. И, что примечательно, найти двух одинаковых не получится: каждый эксклюзивный, существует в единственном экземпляре.

Чем-то напоминает музей и дом Марии Миневич. В красном углу каждой комнаты — икона, украшенная выбеленным и накрахмаленным рушником. На кроватях льняные покрывала, на столах скатерти, тоже самотканые.

— Мама учила меня вышивать с восьми лет. А ее в свое время бабушка, — рассказывает Мария Петровна. — В моем сундуке до сих пор сохранилась сорочка, которую девочкой носила мама. Узоры на маленькой одежке настолько точно и аккуратно сделаны, что сложно себе представить, как можно так умело подобрать каждую ниточку. Этому мастерству мы и учились с самого детства. В школьные годы уже умела ткать.

На первый взгляд может показаться, что деревенской женщине не под силу продумать до мелочей сложный узор. Но это не так. Творческая жилка у женщин Бездежа в крови.

— И даже если подсмотрит мастерица у соседки какой-то узор, то, пока изготовит свой фартушок, переделает его на свой вкус так, что уже сложно будет найти образец, который женщину вдохновил, — говорит директор музея Мария Остапович (на снимке). — Поэтому в музее, да и во всей деревне, двух одинаковых узоров днем с огнем не сыщешь.

Однако еще до продумывания узоров в старину нужно было проделать огромную работу. Собранный лен не так быстро превращался в послушную нить и уникальный рисунок.

— Сначала со стеблей льна обивали семена, потом мяли на мялке, трепали трепалом, — со знанием дела объясняет Мария Михайловна. — Готовое волокно тщательно прочесывали гребнями — сначала редким, потом густым. После этого лен причесывали щеткой из свиной щетины над водой. Только если на поверхности не оставалось ни одной пылинки, можно было прясть нитку. Главный показатель того, что получится качественное полотно, если 300 нитей проходило через обручальное кольцо.

Сегодня местные искусницы еще помнят эти технологии, но, как правило, работают уже с готовыми нитками. Зато появилось больше времени на вышивание замысловатых узоров.

Бездежские фартушки отличаются своей белизной. Мастерицы делятся со мной старинным секретом: весной и летом лен выбеливался на свежем воздухе, причем осветлялся материал вовсе не на солнце, а в теньке. А зимой достаточно опустить ткань на всю ночь в специальную бочку с золой из березовых дров, смешанной с кипятком.

Лет с 7—8 девочки в Бездеже умели прясть кудельку, а с 11 лет уже помогали маме ткать. И с малых лет начинали готовить себе приданое. До 1980-х годов местная девушка к своей свадьбе должна была наткать множество фартуков, скатертей, постельного белья. В новый дом хозяйка, как правило, приносила семь рушников. У каждого было свое назначение: для богатства, для того, чтобы молния в дом не попала и т.д. На печку ручник девушка вешала, чтобы ей было легче рожать.

В сундуке девушки должно было быть 12 фартуков. На каждый из основных религиозных праздников надевали разные. А повседневный вариант — узкий и длинный фартук, в нем женщины занимались домашним хозяйством. Фартуки покороче, нарядные, надевали на праздник, в церковь или в гости.

Девушки и сейчас приходят в местную школу народного творчества, чтобы освоить мастерство. Своими руками делают простыни, наволочки, покрывала, рушники. Им есть у кого поучиться: каждая женщина старшего поколения здесь умеет мастерски ткать.

Хлеб в Бездеже женщины тоже до сих пор пекут сами. Но не от плохой жизни, а потому, что свой все равно вкуснее и румянее. Так же и с фартуками. На работу их не оденешь, но вышитая красивая вещь в доме — непременный атрибут традиции, которой не одна сотня лет.

Фото: Анна ТОЛКАЧ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.56
Загрузка...
Новости