ИЗ ПОЧТЫ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

Поверх барьеров "Что вы скажете по поводу того, что политические журналисты, особенно в связи с объявленным референдумом, наперебой обыгрывают одну и ту же тему? Что нет, мол, настоящих политиков, что те, кто "засветился" в начале 90-х, так до сих пор и мелькают? Вы считаете, это хорошо, когда у нас нет интересных и ярких политических деятелей? Кроме действующего Президента..." Ю.М.КАРМАЛЬСКИЙ, инженер. Минск. Нет, уважаемый Юрий Михайлович, я не считаю, что это хорошо. Но вам вряд ли придется по душе мое лапидарное "да" или "нет", вам нужны пространные рассуждения, с аргументами и фактами. Но дело-то все в том, что я и сам был бы рад послушать кого-то всеведущего, кто бы объяснил: а почему действительно так беден, а если призвать на помощь некоторую художественность, почему так вытоптан и безлюден наш политический ландшафт, почему маломальский серьезный мониторинг - хоть в 1994-м, хоть в 2004 году - показывает один и тот же результат: абсолютным чемпионом популярности и доверия является Александр Григорьевич, остальные же кандидаты на известность прячутся в дебрях загадочных "статистических погрешностей"? Не буду кривить душой - меня не огорчает это социологическое постоянство, но, повторяю: на вопрос, который вы поставили, мне бы тоже очень хотелось услышать обстоятельный ответ. В чем дело? Не случайно ведь, что для выявления в стране лидеров "общественного мнения" хватит пальцев одной руки. Есть же какая-то, если хотите, историческая детерминированность в том, что на последние президентские выборы "продвинутая часть" электората смогла делегировать... милейшего человека Владимира Ивановича Гончарика, а на приз следующих выборов, как пишет пресса, сегодня претендуют, может быть, и неплохие, но еще более безликие в смысле публичности персонажи, при упоминании которых избиратель, особенно из живущих за Минской кольцевой дорогой, лишь вздохнет да почешет затылок. И причина этого совсем не в расхожих сентенциях вроде отсутствия "доступа к СМИ", здесь все обстоит, как мне кажется, сложнее, тем более что кандидаты в звезды не хотят понимать - окажись они в безжалостном телеящике, который имеет обыкновение показывать жизнь в масштабе 1:1, то вместо желанного "промоушна" может последовать гражданская панихида. Вспомним хотя бы роковой имиджевый удар, от которого после своего теледебюта осенью 2001 года так и не смог оправиться В.Гончарик. Вспомним также, что в 1994 году Лукашенко на пушечный выстрел не подпускали ни к радио, ни к телевидению, ни к газетам, но разве это помогло тогдашним информационным стратегам Вячеслава Францевича? Дело, очевидно, в другом. В поисках ответа следует обратиться к изумительному стилю политической жизни наших претендентов на лидерство общественного мнения. Как-то я написал, обращаясь к уважаемому Анатолию Владимировичу Лебедько, что от его любви к хождениям по иностранным посольствам могут быть дети... Разумеется, я имел в виду не мирянина и налогоплательщика Лебедько, который может ходить, куда вздумается, а Лебедько - руководителя одной из крупнейших политических партий. Либеральные "будочники", прочитав, взвились до потолка, а известный верхогляд С. в одной темпераментной газете даже заклеймил меня как "информатора КГБ"! "Дворянство склонно к злословию"... Впрочем, это курьезные мелочи. Исследуя причудливый дискурс, я руководствовался тогда довольно мрачным размышлением о полном отсутствии дара предвидения у вождей политической оппозиции. Действительно, отчего это люди, так самонадеянно объявившие себя "политиками", не могут или не хотят понять сути достаточно простого постулата: политика - это не бизнес и не хлопоты насчет будущего кабинета, а - искусство? Сочетающее (кроме всего прочего) дарование хладнокровного шахматиста с острым талантом прорицателя. Ну как можно, занимаясь у нас политикой, забыть, что этот процесс разворачивается на фоне глобального геополитического противостояния Запада и Востока, точнее, США - Евросоюза и России? Пусть на фоне инерционных и даже остаточных явлений этого, едва не приведшего к обмену ядерными ударами, некогда грозного процесса, пик которого завершился 19 августа 1991 года. Но тем не менее... Разве за отвратительной резней в Беслане не маячат грозные геополитические сценарии, тяжелая поступь расчетливых игроков, разве не слышно отдаленного гула будущих тектонических сдвигов? Разве многообразная деятельность приснопамятного г-на Вика, этой Маты Хари в благообразном обличье университетского профессора, никого, кроме Позняка, не убедила, что во многих офисах Беларусь рассматривается как джокер в многовариантной европейской игре? Вернусь, однако, к давней инвективе, обращенной к Анатолию Владимировичу. Его причудливые перемещения от старого, в стиле ампир, особняка, который занимал в Минске посол США м-р Козак, до московского офиса СПС, не скрою, вызывали у меня сложные чувства. Вполне допускаю, что Анатолию Владимировичу эти путешествия по "полюсам" казались верхом тонкой дипломатии, способные кратчайшей дорогой ввести в круг людей, вершащих "реальполитик". Но мне виделось иное: после очередного, к тому же подробно распубликованного на сайтах ОГП сообщения про очередную встречу Лебедько с "влиятельными", хотя и анонимными "сотрудниками Кремля" (эти недомолвки очень популярны у политических журналистов!), в аналитическом подразделении американского посольства раздавался разочарованный вздох: "амбивалентный человек мистер Лебедько..." А после его посещения офиса Козака и изготовленного стараниями личного летописца г-жи Ткаченко оперативного "паблик рилейшнз" - крепко выражались разочарованные "российские аналитики": "Ишь, куда его тянет, к американцам, не наш человек..." Конечно, внешне все выглядело респектабельно, г-на Лебедько принимали и там, и там - посольские люди должны контактировать с политиками, "когда нет гербовой, пишут на простой"... Актуальность этой старой российской поговорки, к слову говоря, очень подтверждают удивительные ассамблеи, регулярно собираемые в Москве проницательным г-ном Карагановым. Анализируя многолетние итоги "партийной дипломатии" ОГП, невольно хочется задать наивный вопрос: есть ли у нее результаты? Есть. Во-первых, нескрываемая сервильность "вождей" подрезала крылья белорусской оппозиционной политике, сделала ее в глазах и Москвы, и Вашингтона достаточно марионеточной, во-вторых - и это самый важный аспект - способствовала усилению универсального политического давления на страну, да еще с элементами скептического отношения к суверенитету. Допускаю, что это утверждение может показаться категоричным, но, как мне кажется, своей нелепой активностью и отсутствием предвидения наши оппозиционеры, как истинные вольные каменщики (не путать с масонами!), собственноручно поспособствовали построению крепкой стены к западу от Буга. Стены же, как известно, имеют обыкновение стоять долго. Тем более что западные люди не видят ничего плохого в том, что история - штука традиционная, что Запад есть Запад, и с Востоком ему не сойтись и т.д. Кроме того, на Западе проживает также и немало догматиков, до сих пор верящих в чудеса рукотворных "санитарных кордонов" и которых мало интересует реальная Беларусь с ее чаяниями... Вот, Юрий Михайлович, какие трудные выводы возникают после объективных и, поверьте, в некотором смысле доброжелательных взглядов на суть реальных поступков наших политиков. Но вы спрашивали все же об ином: почему на политическом поле нет ярких и оригинальных фигур? Тут сам собой напрашивается встречный вопрос : - А откуда им взяться? В поисках ответа можно перелистать подшивки политических газет и совершить путешествие в "паутину". Где яркие и оригинальные деяния, где "лиц необщее выраженье", где они, вообще, личности? Недавно газеты и сайты наполнились сообщением о "з`яве гiстарычнага значэння". "З`ява" заключалась в том, что цвет минских политиков был в очередной раз приглашен в Брюссель. В "Боинге" нашлось место всем: от крайне правых до полностью левых. Политический Минск на два дня опустел. Зато в Брюсселе все прошло на очень пристойном уровне - обмен мнениями, безудержная критика "антинародного режима", отчаянная самореклама, кофе-таймы и любительские фотографии на память. Когда я прочитал обо всем этом, еще раз убедился, что политики у нас хотя и люди особого склада, но сработанные почему-то по единому и довольно безыскусному лекалу. Ведь должен же был, черт побери, найтись среди них хотя бы один, кто не поддался бы, пардон, стадному чувству, проигнорировал прельстительный зов брюссельской трубы и демонстративно остался в Минске. А на вопрос любознательного корреспондента, допустим, БДГ, ответил так: "А что мне там делать? Пусть едут. Я останусь здесь, у меня много партийных и общественных дел в своей стране". Можно было бы сказать и что-то иное, но аналогичное по смыслу. Гарантирую, что на этой персоне вмиг бы скрестились лучи "софитов и юпитеров", он враз бы стал интересен и аналитикам, и политологам. По-иному глянули бы на этого оригинала из минских окон разных, порой тихо противоборствующих, посольств: что-то новенькое. Надо обратить внимание! Еще вчера затерянная в безликой толпе персона проснулась бы в ином политическом весе. Но не нашлось - и, боюсь, не найдется! - в "политическом" Минске такого человека, потому что он никогда не простит себе, что "пролетел", выпал из обоймы, рискует оказаться вне рядов, что его в следующий раз попросту не позовут. Как же можно? При всем том, Юрий Михайлович, вообще говоря, деятельность оппозиции нельзя огульно расценивать как исключительно негативно-деструктивную, а уж тем более по случаю и без оного использовать пропагандистские штампы, которыми, увы, смело и широко щеголяет продвинутая оппозиционная интеллигенция. Все эти "антинародные режимы", "кровавые диктатуры" и прочая безвкусная "публицистика" тоже говорят кое о чем. Что нет, прямо скажем, в оппозиции не только оригинальных интеллектуалов, но и сильных перьев, отсюда и массовая приверженность к бессмысленным клише. Но относиться ко всему этому надо, на мой взгляд, снисходительно, с пониманием того, что политическая оппозиция во многом сама повинна в собственной маргинализации. Всяческие же раздраженные "контраргументы" на эту тему, честно говоря, слышать тошно, потому что они повторяются из года в год. И насчет "жесткости власти", и "слабости негосударственных СМИ", и "отсутствия финансирования", и еще тройка-четверка затертых от употребления нот, звучащих, как унылые колокольчики на дуге савраски задремавшего ямщика. Сложная картина мира сводится до примитива. Весьма иронично, например, выглядят умствования нашей новой политической звезды Валерия Фролова. Услышав о предстоящем референдуме, законность которого не может отрицать ни один более-менее квалифицированный юрист, Валерий Дмитриевич громче всех "возвысил протестующий голос". И незаконный-де этот референдум, и аморальный, и всякое такое. Словом, у человека, не знакомого с нашими политическими нравами, могло сложиться убеждение, что он слышит голос мудрого государственного мужа, готового за убеждения на манер Муция Сцеволы сжечь себе руку. Но еще буквально несколько дней назад о таком правовом институте, как референдум, у г-на Фролова было совершенно иное мнение. Мечтая вслух о славных временах, когда он с достоинством усядется за самый высокий стол и примется рулить страной, Валерий Дмитриевич в интервью одной минской газете заявил буквально следующее: "Поскольку вопросы демократической реставрации (не спутал ли наш архистратиг термины! Может, он что-то слышал в молодости на политзанятиях о реставрации Бурбонов? - Авт.) напрямую затрагивают Конституцию, без референдума не обойтись..." Ага! Значит, не такая уж это абсолютно недопустимая вещь - референдум? Значит, когда очень хочется - то можно? Но - почему так публично и откровенно демонстрируется столь цинично-избирательный подход? Если референдум в полном, подчеркнем, соответствии с Конституцией предлагает Президент - это для Фролова полностью неприемлемо и даже оскорбляет его, большого законника и демократа, слух. Зато когда на белом коне он, будущий Триумфатор, въедет в большую власть, то инициируемый им референдум немедленно становится и благодетельным, и высокоморальным. Т.е. советоваться с народом, по мнению Валерия Дмитриевича, конечно, можно, но надо, чтобы это оставалось сугубо его личной прерогативой. Вот так причудливо понимается демократия теми, кто склонен считать себя "природными либералами". Однако во всех этих вроде бы многомудрых софизмах слышится всего лишь старая компартийная выучка бывших генералов и секретарей обкомов, высшим пилотажем в которой было умение так ловко выкрутить повестку дня партсобрания, что никто, кроме секретаря и присных, ничего не понимал, а "вопрос" тем временем "решался" надлежащим образом. Замечательно. Но этого скромного теоретического багажа маловато. Им можно шармировать впечатлительных подростков-бунтарей и порывистых журналисток, но вряд ли можно убедить нормальных взрослых людей... Д а, к меньшинству следует прислушиваться, это один из главнейших демократических принципов. Но и меньшинство не должно стремиться быть подавляющим. Разве можно забыть маломотивированную радость некоторых наших "гуманистов", когда по телевизору показывали горящие белградские мосты? Вряд ли тем, кто хочет прийти в Минске к власти, следует всем сердцем уповать на крылатые ракеты и клекот сенатора Маккейна - это, мне кажется, явная утопия. Не говоря уже о высказанном вслух одним знатным борцом большом восхищении душкой-Дудаевым... И уж совсем нецивилизованными кажутся мне бесконечные и довольно-таки кровожадные угрозы "поквитаться" и устроить "варфоломеевскую ночь" оппонентам, годами не сходящие с некоторых уст, которые по недомыслию присвоили себе право именоваться "либеральными". Такая вот, Юрий Михайлович, получается картина...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?