Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Из ордена меченосцев

Мало кому известно, что одним из руководителей органов государственной безопасности СССР был родственник Сталина, комиссар государственной безопасности 1–го ранга (что равнялось в то время званию генерала армии) Станислав Францевич Реденс...
Мало кому известно, что одним из руководителей органов государственной безопасности СССР был родственник Сталина, комиссар государственной безопасности 1–го ранга (что равнялось в то время званию генерала армии) Станислав Францевич Реденс (1892 — 1940 гг.). Он был женат на Анне Сергеевне Аллилуевой — сестре жены Сталина Надежды Сергеевны Аллилуевой.

Хроника «добрых» дел

Станислав Реденс, как и его шурин И.В.Сталин, был сыном сапожника. Он родился в городе Минск–Мазовецкий Ломжинской губернии 17 мая 1892 года. В 22 года вступил в РСДРП. В 1917 году Станислав Реденс уже секретарь Каменского комитета РСДРП. В 1918 году командирован из Украины в Москву — ему поручено сопровождать изъятые у населения ценности. В 1918 году Реденса назначают следователем ВЧК, а вскоре он стал секретарем Президиума ВЧК и лично председателя ВЧК Ф.Э.Дзержинского.

Есть версия, что Станислав Реденс был племянником Дзержинского. И уж точно — одним из самых близких людей руководителя ВЧК. В книге американского исследователя Монтгомери «Сталин. История диктатора», изданной в Нью–Йорке в 1971 году, упоминается, что Реденс был одним из тех, кто присутствовал при кончине Дзержинского.

В начале 1920–го он становится председателем Одесской, потом Харьковской, а с декабря того же года — Крымской ЧК. Именно Реденс проводил зачистку Крыма после эвакуации Русской армии барона, генерала П.Н.Врангеля. Многие офицеры поверили тогда обещаниям Советского правительства. Что и стоило им жизни.

В конце июля 1931 года Реденс уже полпред ГПУ по УССР и председатель ГПУ Украины. Станислав Реденс был одним из организаторов голода в Украине в 1932 — 1933 годах, унесшего около 4 миллионов жизней.

После срыва плана хлебозаготовок в феврале 1933 года Реденс был отозван из Украины и назначен полпредом ОГПУ по Московской области. Именно он возглавил «мероприятия», последовавшие после убийства С.М.Кирова, по очистке Москвы от разного рода оппозиционеров и «непролетарских элементов». За что был удостоен одного из самых высоких званий в СССР — комиссара госбезопасности 1–го ранга и назначен наркомом внутренних дел Казахской ССР.

Белорусская зачистка

Некоторые страницы жизни и деятельности С.Ф.Реденса связаны с нашей республикой. С марта до августа 1931 года он был полномочным представителем ОГПУ при СНК СССР по Белорусскому военному округу и одновременно председателем ГПУ БССР.

По республике прокатилась череда «разоблачений» и арестов. 18 марта 1931 года решением коллегии ОГПУ БССР народный комиссар просвещения Антон Балицкий, народный комиссар земледелия Дмитрий Прищепов, его заместитель Александр Адамович, заместитель директора Госиздата Петр Ильюченок были приговорены к 10 годам заключения. В том же году были вынесены судебные приговоры 86 обвиняемым. Среди них были вице–президент Белорусской Академии наук Степан Некрашевич, академики Вацлав Ластовский, Язеп Лесик, Гавриил Горецкий, его брат — классик белорусской литературы Максим Горецкий, профессор Аркадий Смолич, историк Александр Цвикевич. Это был первый массовый, весьма чувствительный удар по национальной интеллигенции Беларуси.

Дальше — больше. В мае 1931–го сотрудники ОГПУ БССР во главе с Реденсом разоблачают «шпионскую контрреволюционную» организацию «Белорусский филиал Трудовой крестьянской партии». Ее руководителями считались Р.Бонч–Осмоловский — председатель сельскохозяйственной секции Госплана БССР, Г.Горецкий — директор НИИ сельского и лесного хозяйства, П.Хоцкий — ученый секретарь Земплана наркомата земледелия БССР. К уголовной ответственности было привлечено 59 человек. По указанию Реденса следователи ОГПУ «установили», что члены «организации» «в целях подготовки плацдармов для интервентов осушали болота в пограничных районах, работы по мелиорации проводили по–вредительски», «тормозили развитие луговодства на осушенных землях, культурно–технические мероприятия проводили исключительно на землях кулаков, игнорируя колхозы и совхозы, организовывали кулацкие мелиоративные ячейки как базы для вооруженного восстания против советской власти», «занимались шпионажем».

Согласно постановлению коллегии ОГПУ БССР 6 человек были приговорены к расстрелу (двое расстреляны, четверым расстрел заменили 10 годами исправительно–трудовых лагерей).

Впрочем, дело «Трудовой крестьянской партии» можно считать лишь началом. Реденс вошел во вкус. В июле 1931 года появился «Белорусский филиал меньшевиков» — «контрреволюционная вредительская организация». На сей раз для процесса над интеллигенцией, причастной к экономике союзной республики. 6 человек были приговорены к 10 годам исправительно–трудовых лагерей, другие отделались сроками чуть меньше или высылкой «в отдаленные районы СССР».

Следом была промышленность. Речь идет о «Белорусском филиале Промпартии». Согласно обвинительному заключению, «фактическим главой контрреволюционной организации» являлся руководитель промсекции при Госплане БССР А.М.Каплан. И снова аресты, высылки...

Все осужденные по этим сфабрикованным делам в 1950 — 1980–х годах были реабилитированы за отсутствием состава преступления и недоказанностью обвинения. Но это будет потом. Пока же Реденса благодарят Менжинский, Ягода и лично Сталин. Он получил повышение и возглавил ГПУ Украины.

Битва под ковром

В книге Н.С.Хрущева «Воспоминания. Избранные фрагменты» есть такие строки:

«Раньше я слышал, что некогда заместителем наркома внутренних дел Грузии был у Берии Реденс (в действительности он был полпредом ОГПУ по ЗСФСР, председателем Закавказского ГПУ. — Э.И.). Реденса хорошо знали старые кадры. Я неоднократно с ним встречался, когда он работал уполномоченным НКВД по Московской области. Кроме того, часто встречался с ним в домашней обстановке, на семейных обедах у Сталина, поскольку Реденс был женат на Анне Сергеевне, сестре Надежды Сергеевны Аллилуевой. Так что Берия предпринял, чтобы выдворить Реденса из сталинской семьи? Сначала он задался целью вышибить Реденса из Грузии, потому что не хотел, чтобы у Сталина имелись оттуда информаторы помимо него, Берии. И он поручил своим людям заманить Реденса в какой–нибудь кабачок. Они использовали его слабость в смысле вредной привычки, напоили, потом вывели и бросили на улице в сточную канаву. Мимо ехала милиция и увидела, что Реденс валяется в таком виде, доложила по инстанции. И дело поехало! Поставили вопрос перед Сталиным, что Реденс дискредитирует себя. Так Реденс, отозванный из Грузии, попал в Московскую область. Потом Реденса убрали из Кремля, где он бывал, и вообще устранили».

Станислав Реденс был одним из приближенных наркома внутренних дел СССР Николая Ежова. Следует заметить, что наркомы внутренних дел национальных республик и начальники областных управлений при Ежове превратились в главных людей в стране и забыли о всякой осторожности.

Вот что вспоминал заместитель наркома внутренних дел Казахстана Михаил Павлович Шрейдер:

«По словам Реденса, после выпивки на даче Ежов разоткровенничался с подчиненными: «Чего вам бояться? Ведь вся власть в наших руках. Кого хотим — казним, кого хотим — милуем. Вот вы — начальники управлений, а сидите и побаиваетесь какого–нибудь никчемного секретаря обкома. Надо уметь работать. Вы ведь понимаете, что мы — это все. Нужно, что бы все, начиная от секретаря обкома, под тобой ходили. Ты должен быть самым авторитетным человеком в области...»

Если Ежов действительно вел такие разговоры, то о них сразу же доносили Сталину, которого это могло убедить в том, что нарком внутренних дел — очень неумный человек, раз говорит такие вещи. Никто, даже НКВД, не может быть выше партии...

К началу 1938 года Сталин, вероятно, уже считал, что Ежов свою задачу выполнил. У него уже возникла мысль убрать Ежова, а вместе с ним и его окружение, в том числе и Реденса. Ведь тот неоднократно высказывался против массового террора и очень неохотно выполнял указания Москвы. Тот же М.П.Шрейдер в своих воспоминаниях ссылался на один из разговоров со своим начальником:

— Вот я нарком, член Центральной ревизионной комиссии, депутат Верховного Совета, не в состоянии противостоять этой грозной буре. Москва все время нажимает и нажимает, и я чувствую, что кончится тем, что и меня самого скоро посадят и расстреляют.

— Почему же вы, Станислав Францевич, не поставите вопрос перед самим Сталиным? — удивился Шрейдер. — Вы же его родственник, близкий человек.

— Неужели ты не понимаешь, что ставить подобный вопрос перед Иосифом Виссарионовичем — значит ставить вопрос о нем самом, — удивился Реденс наивности своего заместителя, — разве может Ежов без его санкции арестовывать членов Политбюро?

Интуиция его не подвела. 22 августа 1938 года Лаврентий Берия был назначен первым заместителем наркома внутренних дел с неограниченными полномочиями (фактически он был на правах наркома. — Э.И.). Ровно через три месяца Станислав Реденс был арестован как «польский шпион и активный участник контрреволюционной заговорщической организации в органах НКВД». Он был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение 12 февраля 1940 года — через 8 дней после расстрела Николая Ежова. Начиналось создание нового аппарата НКВД, и «старые чекисты» стали обузой. Вчерашние меченосцы становились «врагами народа»...

Через 21 год приговор был отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления. С.Ф.Реденс был реабилитирован определением Военной коллегии Верховного суда СССР 16 ноября 1961 года.

Его жена Анна Сергеевна Аллилуева была арестована в январе 1948 года и приговорена к 10 годам тюрьмы за шпионаж. Она была освобождена в 1954 году. Сын Реденса Владимир Аллилуев написал мемуары, в которых прославлял И.В.Сталина...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...