История одной справки

93-летняя бабушка из Мядельского района не может доказать, что была партизанкой

Военное лихолетье не только сломало миллионы судеб — в нем потерялись тысячи подвигов, героических имен. По возможности восстановить историческую справедливость, сохранить память о тех, кто с честью принял испытание, увековечить и передать потомкам — наш долг. Чтобы знали и помнили. Это важно и для детей, внуков и правнуков 93–летней Варвары Федоровны Климович из агрогородка Княгинин в Мядельском районе. Много лет она не может получить статус участника партизанского движения.

Командный состав партизанской бригады им. С.М.Буденного Вилейской обл. за разработкой боевой операции. 2-й слева И.С.Рябко – командир отряда им. С.М.Буденного.

Жизнь Варвару Федоровну не баловала: рано осталась без матери, жила с мачехой, окончила только первый класс начальной школы, с раннего детства — тяжелый труд. Когда началась война, ей было всего 17. Во время оккупации их дом огородили колючей проволокой — до железной дороги, по которой переправляли немецкие эшелоны, было рукой подать. Местных жителей туда не пропускали, только гоняли на разные работы возле станции. То, что это особая, стратегически важная для захватчиков зона, люди поняли не сразу: только когда зимой немецкий патруль застрелил возле железной дороги женщину. Ее еще долго не давали похоронить...

О партизанстве своем бабушка Варя вспоминает нечасто. После войны заслугами в рядах партизан и подпольщиков хвалиться было не принято. Одни считали это нескромным, другим сами воспоминания доставляли боль, третьи почему–то опасались. Единственное документальное подтверждение того, что она была связной, говорит Варвара Федоровна, пропало именно при таких обстоятельствах:

Варвара Федоровна Климович (Подберезская).
— Странное чувство страха передалось тогда и моему пятилетнему сыну Коле. И он... съел эту справку от партизанского секретаря.

— Может, я тогда просто уловил тревожные разговоры вокруг? — предполагает сегодня Николай Климович. — Боялся, что останусь один... И совершил вот такой детский «геройский поступок».

После войны Варвара Федоровна устроилась на хлебоприемный пункт: принимали зерно, складировали, сушили и отгружали — все вручную. Тяжко приходилось, но жаловаться на жизнь она не привыкла. Там же и познакомилась со своим будущим мужем Кайтаном. Всю жизнь семья Климовичей честно трудилась, построили свой дом, потихоньку нажили хозяйство. Вырастили сына, потом пошли внуки и правнуки. Вот они–то и полюбили слушать по вечерам воспоминания бабушки о войне. В 1943–м на нее вышел партизан по фамилии Рябко. Отряд имени С.М.Буденного находился тогда в деревне Ольсевичи, в 15 километрах от станции Княгинин, где дом отца девушки стоял всего лишь в двухстах метрах от железной дороги Минск — Полоцк. Так и появились первые задания: считать проходящие поезда–эшелоны и передавать информацию местному доктору, а потом забирать у него лекарства и относить их в корзинке партизанам в Ольсевичи. В общем, стала юная Варя связной в партизанском отряде.

Только спустя много лет родня решила, что следует официально подтвердить ее статус партизанки, восстановить справедливость. Увы, из архива пришел ответ: сведений об участии Подберезской Варвары Федоровны в партизанском движении на территории Беларуси не обнаружено.

— Но ведь это было! — волнуется бабушка Варя. — Я рисковала своей жизнью, помогала нашим партизанам. Очень жаль, если это так и пропадет во времени, не останется в истории. Я прожила 73 года без почестей и льгот — и сейчас мне ничего не надо. Но очень заинтересовал этот вопрос моего внука и правнука.

Евгений Антонович.
По счастливой случайности Варвара Федоровна познакомилась с Евгением Антоновичем, который вместе со своими учениками из поискового отряда «Боевой–177» минской школы № 177 занимался захоронениями Первой мировой войны недалеко от станции Княгинин. Узнал Евгений Владимирович историю бабушки Вари и решил: это дело так оставлять нельзя. После долгих поисков в архивах удалось узнать, что Варвара Федоровна не значится в списках из–за опечаток в отчетах партизанского секретаря. Скажем, в боевом донесении № 6 командира отряда Рябко И.С. говорится, что «18 мая 1944 года в 12 часов была произведена диверсия в м–ке Молодечно: «связной Бобровичем Татьяной д. Ольсевичи и Подберезной Варькой со ст. Княгинин было продано масло, затравленное сулемой на станции Княгинин немецкому офицеру, которого вызвали в Молодечно, где и скушали это масло и в результате чего погибло 3 офицера немецких». Так вышло, ни в одном из документов бабушка Варя не значится: вместо Подберезской Варвары Федоровны в архивных справках фигурирует «Подберезная Варвара Кир.». Совпадают лишь год рождения, место жительства, подтверждаются рассказанная бабушкой история и имена других участников тех далеких событий. За это ухватились в районной комиссии по делам бывших партизан и подпольщиков при Мядельском райисполкоме.

— Мы решили пойти от обратного и подтвердить, что есть факт ошибки, — рассказывает порядок действий секретарь комиссии Ольга Габрусенок. — Написали в зональный архив Молодечно и попросили подтвердить или опровергнуть факт проживания на станции Княгинин Мядельского района в 1943–м и последующих годах Подберезской Варвары Федоровны и Подберезной Варвары Кирилловны 1924 года рождения. Получили ответ: в эти годы на станции значилось хозяйство Подберезского Федора Устиновича, в составе семьи которого была и дочь Подберезская Варвара Федоровна. Никакой Подберезной там не значилось. Очевидно, что когда–то в военных документах произошла небольшая путаница.

Семья Варвары Федоровны не теряет надежды, что вдруг, несмотря на минувшие десятилетия, где–то отыщутся свидетели и участники тех событий и узнают в бабушке Варе ту самую 17–летнюю партизанку...

По существу вопроса

Цена опечаток в архивных документах высока, а процесс подтверждения статуса участника партизанского движения очень трудоемкий. Изначально такое решение выносят районные комиссии по делам бывших партизан и подпольщиков, а потом уже — комиссия при Совете Министров. И если не сохранилось каких–либо документальных подтверждений военных или послевоенных лет, то понадобятся хотя бы воспоминания других партизан и подпольщиков. Председатель комиссии по делам бывших партизан и подпольщиков при Совмине Николай Скобелев объясняет, что тех сведений, которые удалось собрать Мядельской районной комиссии и Евгению Антоновичу, для признания бабушки Вари партизанкой, увы, недостаточно:

— Доказать, что Подберезная и Подберезская Варвара — это одно и то же лицо, которое просто по ошибке было неверно записано в боевом донесении командира бригады, можно только с помощью соответствующего решения суда. И у нас было немало похожих случаев. Мы всегда готовы пойти навстречу нашим партизанам, помочь им и подсказать, как действовать в той или иной ситуации. Все–таки прошло много времени. Но никто не должен быть забыт! Около 400 тысяч человек, которые находятся, так сказать, в условном резерве, по различным причинам когда–то не были внесены в списки партизан и подпольщиков. Многие уже подтвердили свой заслуженный статус, кто–то — спустя много лет по просьбе внуков и правнуков. Мы в свою очередь возьмем ситуацию на контроль, обязательно съездим к Варваре Федоровне и сделаем все, что в наших силах. Пока же рекомендация для районной комиссии — помочь обратиться родственникам бабушки в суд. Если тот признает, что архивная справка, выписанная на имя Подберезной Варвары Кирилловны, на самом деле принадлежит Подберезской Варваре Федоровне, тогда комиссия при повторном обращении сможет вернуться к рассмотрению вопроса.

savitskaya@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости