«Истина сделает вас свободными...»

Одним из условий эффективного развития белорусского общества автор статьи «Наука и общество» («СБ», 12.12.2006 г.) академик А.Рубинов считает доминирование материалистического мировоззрения...
Главному редактору газеты «Советская Белоруссия»

П.И.Якубовичу

Уважаемый Павел Изотович!

Статья первого заместителя главы Администрации Президента Республики Беларусь А.Н.Рубинова «Наука и общество», опубликованная 12 декабря в возглавляемой Вами газете, получила широкий резонанс в обществе и послужила предметом официального обмена мнениями в переписке между Главой Белорусской православной церкви и главой президентской Администрации.

На недавней встрече Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко с Синодом Белорусского Экзархата руководитель нашего государства твердо высказал свою позицию, подчеркнув буквально следующее: «Надо говорить открыто. Пусть будут дискуссии, пусть будет полемика. Не надо бояться этой полемики... Я за полемику: аргументированную, не злобную... Я за дискуссию. Но при этом есть фундаментальные ценности, которые мы не должны «угробить». Церковь — неотъемлемая часть нашего общества. Это фундаментальная наша ценность».

Предлагаю продолжить дискуссию, начатую статьей «Наука и общество», и направляю Вам материал, который отражает мнение Церкви по рассматриваемым вопросам, а также содержит реакцию со стороны религиозного мировоззрения на затронутые академиком А.Н.Рубиновым положения.

Полагаю, что открытая и конструктивная дискуссия подчеркнет демократический статус центрального государственного издания, каким является газета «Советская Белоруссия».

С уважением

Филарет, Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси.

Одним из условий эффективного развития белорусского общества автор статьи «Наука и общество» («СБ», 12.12.2006 г.) академик А.Рубинов считает доминирование материалистического мировоззрения. Он сравнивает материалистическое мировоззрение с иммунитетом: «Отсутствие материалистического мировоззрения — это как отсутствие иммунитета против внушения любых верований, в том числе экстремистского толка». Но история ХХ столетия со всей жестокостью показала, каким кровавым бывает экстремизм, основанный на идеологии материализма и марксистско–ленинском учении.

На сей раз Церковь оскорбил не «какой–нибудь фильм», не «теория эволюции Дарвина». Оскорбление Церкви нанесено тем, что такие построения ставят в один ряд религию и национализм, понятия абсолютно несовместимые.

Христианство — это мировая религия; его история превышает две тысячи лет, и его нынешнее возрождение на нашей земле происходит отнюдь не на «пустом месте». Кроме того, допустимо ли рассматривать мировую религию как «идеологический принцип»? Здесь сами термины вопиют о своей несовместимости.

Почти половину статьи о науке и обществе автор посвятил критике религиозного мировоззрения и Церкви. При этом он более ни разу не обмолвился о национализме — язве, которая сегодня кровоточит на теле человеческого рода, но которая не смогла поразить белорусское общество во многом благодаря усилиям тех наших соотечественников, кем движет вера в Бога, голос совести и религиозные убеждения.

Верующих людей — христиан, иудеев, мусульман — не могут не ранить слова о том, что «чрезмерное влияние религии понижает интеллектуальный, образовательный и творческий потенциал общества».

Социальное служение Церкви основано на милосердии, но она возмущена попыткой ограничить ее место в обществе положением где–то между больницей и тюрьмой: «Действительно, — пишет автор, — нельзя лишать человека, возможно, выбитого из жизни болезнью или обстоятельствами и утратившего всякую опору, последней надежды и утешения. И в таких случаях церковь оказывается незаменимой».

Президент на встрече с Синодом Белорусской Православной Церкви 30 ноября 2005 года говорит: «За последнее десятилетие взаимоотношения государства и Церкви вышли на качественно новый уровень. Светская и духовная власть стали союзниками в благородном деле духовного возрождения и просвещения белорусского народа».

В лоне христианства еще в византийский период была сформулирована идея о симфонии светской и церковной власти, когда тяжесть трудов и забот о теле и о душе народа благоразумно возлагается на оба плеча, сообразно их природе и предназначению. Что же касается некоего «контроля» Церкви над людьми, то это утверждение опровергает Сам ее Божественный Основатель и Глава. «Познаете истину, — говорит Господь Иисус Христос, — и истина сделает вас свободными» (Ин. 8: 32).

Президент страны, обращаясь к церковному Священноначалию, подчеркивает: «Расширение и углубление нашего взаимодействия — это не дань моде, это — выражение искреннего стремления тысяч и тысяч простых белорусов возвратиться к своим духовным истокам, обрести нравственную опору в православной вере».

Глава государства считает, что белорусскому обществу «очень нужны мудрое пастырское слово и внимание к молодежи. Ведь существующие потоки информации несут далеко не лучшие образцы массовой культуры, чужой, нездоровой идеологии. Необходимо особенно тщательно формировать у подрастающего поколения способность делать нравственный выбор. Церковь как носительница древней культуры и высоких нравственных ценностей способна оказать свое позитивное влияние в этом деле».

«Белорусская Православная Церковь была и остается одной из основ конфессионального мира и согласия в нашем обществе. Во многом благодаря мудрой позиции Белорусского Экзархата, в стремлении к диалогу с представителями разных конфессий, в Беларуси нет конфликтов на религиозной почве», — подчеркивает А.Г.Лукашенко на встрече с Синодом еще в 2005 году.

Прописной истиной современного обществоведения является то, что «гражданское общество» не имеет отношения к конфессиональным различиям: оно вообще конституировано в иной социально–политической плоскости. И не только в Беларуси сосуществуют несколько религий, так было всегда и почти везде: и в России, и в Европе, и в Азии. Однако в цивилизованной стране именно оно, гражданское общество, гарантирует свободу религии. И каждое государство очень дорожит продуктивным диалогом религий, их духовным и культурным вкладом в это гражданское общество.

...Иммунитет — понятие сложное во всех отношениях и потому требует особой тщательности в подходах к его укреплению. И употреблять это слово надо осторожно.

* * *

Автор статьи напрямую отождествляет материализм как философское направление и науку, а всё многообразие научных направлений сводит к естествознанию. Однако, рассуждая, например, о причинах крушения Советского Союза, сам впадает в чистейший идеализм: «Именно догматическая идеология и ограничение информации в этой [гуманитарной. — Пресс–сл.] области, по нашему глубокому убеждению, в конечном итоге и привели Советский Союз к кризису».

От этого кризиса и распада страну не удержали ни общество «Знание», ни кружки популяризаторов науки, ни материалистическое воспитание в школах, ни атеистическое образование в вузах, ни перечисляемые автором журналы «Наука и жизнь», «Техника — молодежи», «Знание — сила», «Химия и жизнь» — ничто из того, в чем автор видит сегодня средства укрепления современного государства и личности.

Буквально через несколько абзацев сквозит печаль уже о крушении старой идеологии, которая «усилиями многих критиков была опозорена и втоптана в грязь». Но откуда и почему возникли эти «критики»? Разве изжившая себя идеология не была самоопозорена еще задолго до 90–х годов, выродившись в набор лозунгов, которым уже почти никто не верил и не следовал, включая и самих «идеологов»?

Впрочем, академик действительно прав, когда замечает, что «разрушение прежней идеологии и наступивший идеологический хаос, приведя к общей дезорганизации общества, больно ударили и по науке». Но может ли из этого следовать вывод о том, что «народ перестал ориентироваться в окружающем мире и пошел искать спасения в религии и околорелигиозных учениях»?

Народ — это не однородная толпа глупцов, равно как религия и околорелигиозные учения — это далеко не одно и то же. В советские времена профессиональные атеисты любили говаривать о «борьбе с мракобесием», имея в виду религию. А религия — христианская религия — ведет борьбу с настоящим мракобесием уже сотни лет, ибо она называет этим словом идолопоклонничество и пороки, преступления и безнравственность, интеллектуальную деградацию и вырождение личности.

Что касается «старой идеологии», о которой выражается сожаление, то именно она огнем и мечом, словом и делом изгоняла религию из народной жизни в резервацию.

В советский период наука также испытала на себе идеологическое мракобесие в полной мере. Нелишним будет напомнить о том, каким было в свое время отношение властей в СССР к генетике, кибернетике, биологии, психологии, ботанике, формальной логике. Иной вопрос, что ученые, ставшие жертвами и свидетелями тех идеологических, административных и политических гонений, умерли в тюрьмах и концлагерях, в нищете и в поругании. Наука на многих направлениях была отброшена на десятки лет назад, и только героизм настоящих ученых позволял стране наверстывать упущенное, когда сумерки разума хотя бы немного рассеивались.

Наука не может быть совершенной. Это область действий человеческих, а сам человек не совершен: он может лишь в меру сил стремиться к духовному, нравственному, социальному совершенству, к которому своим путем, своими средствами ведет своих членов Церковь.

В науке есть и предрассудки, потому что она всегда ограничена своей эпохой и достигнутым ею уровнем знаний. В двадцатом веке наука пережила несколько серьезнейших фундаментальных кризисов, затронувших даже основу научных основ — математику.

А.Рубинов считает, что мысль, в соответствии с догмами диалектического материализма, есть отражение материального мира. В то время как «теория отражения» давно подвергнута радикальной философской критике и снята с научной повестки.

Результаты исследований Института мозга имени Бехтерева находятся в прямом противоречии с теми положениями статьи, которые утверждают, что материальным носителем души является мозг, а эмоции производятся «мозговой материей». Подобные утверждения лежат в области не диалектического, а вульгарного материализма, которого и сам Маркс старался избегать.

С позиций не только религиозного, но и светского мировоззрения невозможно согласиться с утверждением, что «единственным источником духовных ценностей и духовного роста человека и общества в целом является именно созидательный труд — фундаментальная черта, которая отличает человека и человечество от остальной природы».

Чем же, в таком случае, направляется и организуется сам труд, созидательная деятельность вообще? Далеко не одними только материальными интересами. Без побудительной энергии и моральных мотивов никакое созидание само по себе не может начаться, а свести первопричину труда к инстинкту самосохранения невозможно.

Труд — это весьма сложный феномен человеческого существования, но он не подчиняет себе всю полноту жизни человека. Творчество не сводится к одному лишь труду, вдохновение невозможно определить производственными категориями.

Если даже теоретически принять типично утилитаристскую позицию автора статьи, согласно которой «духовно богатый человек — это тот, кто создал для общества что–то нужное», то духовно богатыми не смогут считаться ни поэт, чья поэзия доступна и нужна не всем членам общества, ни художник, создающий произведение высокого искусства, а не поделку в рамках массовой культуры, ни философ, исследующий сложнейшие феномены человеческого бытия. Великие произведения культуры, шедевры творческого духа никогда не смогли бы появиться на свет там, где понятие «созидательная деятельность» сведено исключительно к материальному производству. К тому же и производство это весьма нуждается в духовно–этическом и эстетическом преображении.

Духовные ценности и духовный рост рождаются там, где внимательны к этим словам. А слова эти требуют точного ответа: что такое «дух»? Кто такой Дух?

Церковь утверждает, что духовно всё, что сделано по вдохновению Святого Духа — Духа Истины, вездесущего и всё наполняющего.

Можно вспомнить слова поэта о том, что «не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Так, рукопись — это труд, результат. А вдохновение — это причина труда, побуждение к созданию рукописи. Но не наоборот.

Так и руководство Древнего Рима считало, что народу нужны лишь хлеб и зрелища. Однако древнеримские пекари и владельцы рабов–гладиаторов не запомнились человечеству своей высокой духовностью. Запомнились христианские мученики.

Социальную панацею А.Рубинов видит в «пропаганде естественнонаучных и технических знаний». Но разве такая пропаганда может быть действенной при игнорировании философии и гуманитарных наук? И если, как утверждается, «гуманитарное образование в отрыве от естественнонаучных знаний может создавать одностороннее, порою даже ошибочное представление» о мире и человеке, то отказ от гуманитарных знаний ради знаний естественнонаучных привел бы к поистине трагическому последствию. Общество превратилось бы в машину, где люди — лишь винтики да шестеренки. Но для того и существует наука во всем ее неразрывном и нераздельном многообразии, чтобы этого не случилось.

Основываясь не на религиоведении, не на истории Церкви, не на богословии, но находя фундамент в семидесятилетней атеистической практике, А.Рубинов утверждает, что «прививаемая религией привычка слепо верить в те или иные догмы, не подвергая их критическому анализу, приводит к тому, что люди становятся легковнушаемыми». И далее: «Только наука может правильно ориентировать человека и общество в мире». Этот тезис принадлежит типично сциентистской идеологии, которая давно подвергнута критике, в том числе и со стороны марксизма. Наука сама по себе не предлагает никаких моральных и духовных ориентиров, потому что представляет собой сферу человеческой деятельности, функция которой — выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности.

Несмотря на все научные познания, человек, отвергающий Бога, утрачивает смысл самого себя и целого мира. Рационализм не только расчленяет внешнюю природу человека, но и нацеливается проникнуть в его внутренний мир, в душу, чтобы исследовать с помощью абстрактных закономерностей ту область, где человек был «господином в доме».

Непосредственно к современному человеку и его гордости своим знанием обращается Бог: «Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла? Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне: где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь?» (Иов 38: 1 — 5.)

По поручению Епархиального совета Минской епархии:

Пресс–служба Белорусского Экзархата.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Георгий
Пришло Время!
Георгий
Ответ-Камень,который уже больше невозможно подвинуть!Даже антихристу.   Потому,что это территория Третьего Рима. И с этой минуты, и с этого Камня и с этой земли-Белоруссии началось Возрождение Третьего Рима!
Георгий
Это и есть наша Национальная Идея-жить с  Богом!
Георгий
Я , Георгий  Михайлович (ник Георгий ) автор трёх  комментариев здесь. У меня готова небольшая статья в продолжение их. Размер - три стр. А-4.Статья вельми важная и своечасовая ! Як яе лепш и зручней перадаць,шаноуный гаспадар цi гаспадыня  Вам ? Надеюся на Вашу падмогу. З павагай Г.М. Чакаю адказ.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости