Исполнилось 120 лет со дня рождения Федерико Гарсиа Лорки

Он никогда не бывал в наших краях. Не жил в Париже, не пил вино с Шагалом в Cafe La Ruche. Но для людей, чья юность пришлась на 1970-1980-е годы, он свой, родной. Ведь его переводила на русский полузапрещенная Марина Цветаева, а на белорусский – Рыгор Бородулин.


Его стихотворения «Де профундис» и «Малагенья» звучат в предпоследней, трагической, 14-й Симфонии Дмитрия Шостаковича, и я, четырнадцатилетняя, за отсутствием книг по слуху записывала их в свою тайную тетрадку. 

Сегодня вечно юный Федерико Гарсиа Лорка празднует свое 120-летие. Даже если его не расстреляли – а ведь его останков не нашли ни в одной могиле в окрестностях Фуэнте Гранде – даже если его, позабывшего свое имя и прошлое, переправили в Аргентину, как гласит легенда, –чудесного воскресения уже не случится. Хотя как знать, какие еще сюрпризы он нам еще готовит?

Он прожил 38 лет – на год больше, чем Пушкин, – и оставил после себя не так уж много стихов. Был благополучен, но закончил трагедией. Дружил и с левыми, и с фалангистами, и для всех был одинаково неудобен.  Но его помнят. В отличие от многих других, столь славных при жизни, столь пламенных и правильных, но исчезнувших во мгле забвения.


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...