На станции метро «Площадь Франтишка Богушевича» завершается монтаж скульптурных композиций

Искусство — в метро

«Можа, хто спытае: гдзе ж цяпер Беларусь? Там, братцы, яна, гдзе наша мова жывець: яна ад Вiльна i да Мазыра, ад Вiтэбска за малым не да Чарнiгава, гдзе Гродна, Мiньск, Магiлёў, Вiльня i шмат мястэчкаў i вёсак…» — цитата из предисловия к «Дудке белорусской» Франтишка Богушевича скоро станет, пожалуй, самой известной фразой классика: выдержку из национального манифеста не минует ни один пассажир столичного метро. На строящейся станции «Площадь Франтишка Богушевича» в эти дни завершается монтаж скульптурной работы «Ткацкий станок» авторства Виктора Копача и Алексея Сорокина.

Алексей Сорокин и Виктор Копач: «Работа с металлом — новое для нас дело. Спасибо творческой мастерской Impressio во главе с Глебом Шариловым, которая помогала нам разобраться с латунью — без них нам пришлось бы сложнее».

«Ткацкий станок» будет открываться взгляду постепенно — по мере спуска по эскалатору. Произведение масштабное, 6 метров в длину и столько же в высоту. Благодаря особенностям проектирования пассажиры получат возможность увидеть его с разных ракурсов, не прилагая дополнительных усилий. Художники использовали в работе латунь, силумин и нержавеющую сталь, и хотя большая часть элементов полая внутри, а толщина металла составляет всего полтора миллиметра, итоговый вес нешуточный: так, например, нижнюю часть конструкции, представляющую собой свиток полотна, на станцию заносили восемь человек.

— При всей этой серьезной массе нам очень хотелось создать впечатление легкости, чтобы работа не казалась тяжеловесной, — рассказывает Алексей Сорокин. — Нам предлагали установить «Ткацкий станок» на полу, но мы отказались.


Авторы, работая над монументальным произведением, постоянно держат в голове множество вещей не только творческих, но и утилитарных, поэтому в решении оторвать скульптуру от земли есть и чисто практический смысл, поясняет Виктор Копач:

— Подумайте, например, о такой вещи, как уборка. Метро — пространство, в котором постоянно бывают тысячи людей, задача скульпторов — помнить в том числе и о чистоте, и о безопасности, и о том, чтобы в пределах досягаемости не оказалось никаких выступающих элементов, о которые можно пораниться или испортить одежду. Это выставочную работу ты можешь поставить на подиум, как-то удержать зрителя на расстоянии, а монументальная скульптура живет среди людей.

Работа в макете и работа в натуральную величину всегда отличаются, хотя авторы стремятся максимально приблизиться к воплощению своей идеи. Кое-что пришлось изменить, признаются художники, но на создаваемый образ в целом это не повлияло.

Большая скульптура всегда немного отличается от макета, но авторы стараются приблизиться к идеалу.

— Мы всегда оставляем какой-то процент на импровизацию, — говорит Алексей Сорокин. — Ведь на небольшой макет мы смотрим с других точек — больше сверху или прямо, а здесь, наоборот, видим все в ином ракурсе. Поэтому геометрическая форма остается неизменной, а вот, например, расположение «нитей», натянутых на наш станок, подправляем по ходу работы.

Монументальная скульптура — дело цеховое, коллективное, ни один мастер не сможет воплотить в жизнь свой замысел в одиночку. Над созданием «Ткацкого станка» трудится команда Художественного комбината — множество специалистов различных профилей: литейщики, сварщики, инженеры-конструкторы. И конечный результат зависит от добросовестности каждого участника этого непростого процесса.


— Работа с металлом, со сваркой — новое для нас дело, — признается Алексей Сорокин. — Поэтому очень многое зависит от профессионализма ребят, вместе с которыми мы трудимся уже почти год. В этом смысле Художественный комбинат собрал команду по-настоящему уникальных людей, которые не просто выполняют техзадание, а стараются понять художника и сами обладают творческим потенциалом. У нас на объекте трудится, например, Андрей Писарик, отец которого работал на оформлении станции метро «Площадь Якуба Коласа» — для него участие в этой работе носит и личный характер. Или промышленный альпинист Егор Козлов — наш специалист по тяжелым металлам.

Многие технические вопросы невозможно предсказать: их скульпторы решают по ходу работ.

Внешний облик новых станций метро очень современный и стильный. А вот появление скульптурных произведений в утилитарном пространстве — заслуга известного белорусского архитектора Владимира Телепнева. Именно один из главных создателей облика Минского метрополитена отстаивал необходимость присутствия произведений искусства в архитектурной среде. И хотя мастер не дожил до открытия новых станций, его дело продолжают коллеги и ученики. Работа, которую они выполняют, — еще и дань памяти.


— Очень важен момент присутствия художественного произведения в архитектурной среде, — считает Виктор Копач. — В советские годы существовал закон, который обязывал при строительстве выделять определенную долю средств на художественное оформление: мозаику, росписи, скульптуру. Благодаря этому складывался неповторимый облик городов, появлялись запоминающиеся объекты, которые формировали городскую среду. Потом этот закон отменили, а ведь подобное правило есть во многих странах. Городское пространство необходимо насыщать искусством, и мы рады, что теперь на каждой станции присутствуют работы разных художников. Это очень хороший задел на будущее, надеемся, что сотрудничество продолжится.
На станции метро «Площадь Франтишка Богушевича» появятся «Ткацкий станок» Алексея Сорокина и Виктора Копача, а также «Книга белорусская» Максима Петруля.
Стараниями белорусских скульпторов и архитекторов столичное метро постепенно превращается в туристический объект, по которому вполне можно будет водить экскурсии. Должны появиться и таблички с именами тех, кто трудился над созданием новых станций: своеобразный знак качества, когда хорошо поработавшие люди своим именем отвечают за результат.

ovsepyan@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ