Интрига в стиле фолк–рок

Премьеру фолк-рок-мюзикла "Тристан и Изольда" готовят в музыкальном театре

Очередной премьеры в Белорусском государственном академическом музыкальном театре зрители ждут с нетерпением: крупный международный проект «Тристан и Изольда», да еще и заявленный ни много ни мало как фолк–рок–мюзикл — это интригует. Нет, Тристана с балалайкой и Изольды с электрогитарой бояться не нужно — все будет куда интереснее и гламурнее. Корреспондентам «СБ» удалось проникнуть за кулисы музыкального театра и краем глаза понаблюдать за репетицией постановки.

Рок–оперы композитора Алана Симона посвящены событиям из древней истории и легенд Европы.

Что можно сказать: приглашенный российский режиссер–постановщик (он же балетмейстер–постановщик) Николай Андросов — фантастический трудоголик, репетировать готов круглосуточно без перерывов на еду и сон. Маэстро от балета и режиссуры белорусам хорошо известен: он ставил «Голубую камею» и «Джейн Эйр» — популярные мюзиклы Кима Брейтбурга.

— Фолк–рок–мюзикл — это смело, но режиссер работает потрясающе. Его не остановить! — увлечен премьерой художественный руководитель музыкального театра Адам Мурзич. — Я иногда сам командую: мол, таким–то и таким–то артистам нужно отдохнуть, потому что, дай волю Николаю Андросову, он будет работать без передышки.


Слово «фолк» в случае с «Тристаном и Изольдой» трактуется весьма любопытно. Автор музыкальной истории рыцаря и королевы, выпивших любовный напиток и страдающих от запретной любви, — современный французский композитор Алан Симон, увлекающийся историей и музыкой бретонских кельтов. В работах Симона, безусловно, звучат народные инструменты и фольклорные мотивы — вот только это стародавний кельтский фольклор, прекрасно ложащийся на соответствующую историко–мифологическую канву. Дирижер–постановщик Николай Макаревич:

— Мы привлекли в качестве аранжировщика известного белорусского музыканта Льва Карпенко. Это очень «вкусные» аранжировки с вкраплениями, например, кельтской арфы, волынки, ная. Хотя с аутентичными инструментами у нас возникли сложности: именно кельтскую арфу мы не нашли; вы видите, на сцене у нас живая классическая арфа. Настоящую кельтскую волынку найти тоже крайне сложно — я связывался со всеми нашими музыкантами–дударями, включая группу «Стары Ольса», и в итоге было принято решение волынку заменить белорусской дудой.

«Не стоит делать акцент на слове «фолк», —
советует дирижер Николай Макаревич. — Аранжировки у нас современные!»

Глобальную разницу в звучании наколенной кельтской арфы и классической педальной мы с вами вряд ли заметим, равно как вряд ли сумеем отличить кельтскую волынку от белорусской родственницы — на непрофессиональный взгляд и слух различия чисто внешние. А вот гладкое, красиво и хорошо написанное либретто — в области музыкальной драматургии большая редкость. И эта редкость поджидает нас на премьере.

Художник–постановщик спектакля Андрей Меренков проводит нас по живописно–бутафорскому цеху. В своей творческой концепции он вдохновлялся Стоунхенджем: декорации выполнены по мотивам каменного кельтского кромлеха в английском графстве Уилтшир. Умопомрачительный задник, расписанный вручную и изображающий цветущее лиловым цветом вересковое поле, занимает практически весь пол огромной мастерской. Здесь же собирают по частям красного дракона, который по сценарию должен злодейски нападать на героев. Фантазийный собрат динозавров пока находится в разобранном виде: хвост и ажурные крылья — отдельно, голова — отдельно. Конечно, не Смауг Ужасный из экранизации «Хоббита», но красавец каких поискать. Пасть ящера открывается: он должен не просто летать, а как бы поедать людей, так что создателям пришлось обратиться к опыту китайских мастеров.

В мюзикле — не без злодея.

— А кто будет сидеть в драконе и зажигать глаза–лампочки? — интересуюсь у художника.

— А в драконе будет хор, — отвечает Андрей Меренков. — И аккумулятор, без которого глаза красным светом не загорятся.

Работа хористов в «Тристане и Изольде» вообще отличается многозадачностью, просвещает нас хормейстер–постановщик Светлана Петрова:

— Сложность этого спектакля в том, что все артисты хора и солисты составляют один мощный вокальный ансамбль. Мюзиклы, в принципе, подразумевают поющий кордебалет и танцующий хор. Это работа, требующая актерской подачи. Мы все в связке, в сцепке, и артисты хора также играют какие–то роли: изображают придворных во дворце короля Марка, затем в следующем акте — прокаженных, истязающих Изольду. Танцуют вместе с балетом, меняют свой облик, меняют костюмы, и все это делается очень быстро. Словом, вряд ли зритель по происходящему на сцене догадается, где актеры, а где хористы.

Николай Андросов и Адам Мурзич.

Премьера «Тристана и Изольды» назначена на 2 и 3 декабря. Но это не единственные новинки, которые готовит музыкальный театр в последний месяц уходящего года. Следом за любовными страданиями древних ирландцев благодарных зрителей ожидают «Летучий корабль» на музыку Максима Дунаевского и детская сказка «Джунгли. Новый год».

ovsepyan@sb.by

1/
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Фото: Евгений КОЛЧЕВ
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Евгений КОЛЧЕВ
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?