Интеграция: муляж и оригинал

Пятничные саммиты ЕврАзЭС и ОДКБ так или иначе заставляют еще раз обратить внимание на саму природу интеграционных процессов на постсоветском пространстве...
Пятничные саммиты ЕврАзЭС и ОДКБ так или иначе заставляют еще раз обратить внимание на саму природу интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Согласитесь, здесь один из наиболее ярких моментов последнего времени — вхождение Узбекистана в ЕврАзЭС и возобновление полноценного участия этой страны в ОДКБ. При этом некоторое время назад Узбекистан официально объявил о выходе из ГУУАМ, название которого теперь уже правильнее будет писать с одной буквой У. И на фоне этих трансформаций невольно задумываешься над тем, что по своей сути есть интеграция, а что ее муляж?

Как–то в одном из своих материалов я сравнил ЕврАзЭС и ОДКБ с «сиамскими близнецами» советского времени СЭВ и Организацией Варшавского Договора. Подобие в разделении компетенции организаций. Одна занимается экономическим взаимодействием, вторая — вопросами безопасности. Однако сходство на этом заканчивается. Сплоченность стран базировалась на поощрении этой формы интеграции Советским Союзом. Но как оказалось впоследствии, территориальная разбросанность участников, разность их взглядов на перспективы своего развития обусловили чрезвычайную шаткость обеих конструкций, и они естественным образом рухнули вместе с распадом СССР.

У ЕврАзЭС — ОДКБ в этом смысле есть одно очень важное преимущество. Страны–участницы очень тесно соседствуют друг с другом. Объединение обусловлено прежде всего прагматикой экономических интересов. Даже если взять, например, удаленные друг от друга Беларусь и Казахстан, то решение некоторых вопросов тарифного регулирования в рамках ЕврАзЭС способно значительно оживить торгово–экономическое взаимодействие между нашими странами. Отсюда вполне очевидна логика стремления к формированию Таможенного союза как одного из первых шагов на пути к формированию единого экономического пространства. Задачи ОДКБ при этом обретают форму охраны общих политических и социально–экономических интересов, реализуемых в рамках ЕврАзЭС. Как видно, структура достаточно целостна и ее построение имеет прозрачную мотивацию.

А что теперь уже ГУАМ? Изначально эта организация как бы тоже декларировала первостепенность экономических задач. Хотя лично мне не совсем понятно, какой такой деловой интерес может объединять, скажем, Молдову и Грузию? Честно скажу: в попытке уточнить величину товарооборота между этими двумя государствами открытых данных так и не нашел. Но предполагаю, что взаимная торговля там вряд ли большая, чем между Бобруйском и Барановичами. Географическое положение государств не оставляет места даже для теоретической возможности формирования Таможенного союза, не говоря уже о едином экономическом пространстве. Да и прок от такой интеграции вряд ли был бы. Зато организация снискала лояльность со стороны США и на сегодня именно это становится единственным элементом, скрепляющим конструкцию. Хотя, как видно из опыта Узбекистана, далеко не самым эффективным. Интерес стороннего покровителя здесь явно перевешивает совокупную взаимную полезность стран–участниц. И это уже очень сильно напоминает пресловутые СЭВ и Варшавский Договор, только в еще более ослабленном и менее логичном виде. Ведь, высказав интерес к сотрудничеству с НАТО, ГУАМ, получается, решился на объединение в рамках одной организации задач и политического, и военного свойства. И в результате этого скрещивания ежа с ужом принял совсем уже непонятный вид и начал трещать по всем возможным швам.

Все эти сравнения привожу к тому, чтобы попытаться дойти до самой сути восприятия интеграционных процессов. Много критики звучало и звучит и в адрес СНГ и ЕЭП. Но сегодня на линии огня — именно ЕврАзЭС и ОДКБ. А все потому, что кто–то за океаном реальность объединительных процессов в этих организациях воспринимает как угрозу для себя. Договоренность глав государств о завершении формирования Таможенного союза уже в этом году — слишком яркий знак, чтобы не резало глаза. Учение «Щит Союза–2006» — убедительное доказательство, что ОДКБ — не просто политическая декларация. Обе организации не только реально работают, но и весьма динамично развиваются. Согласитесь, это серьезная заявка о вероятных переменах в расстановке сил на политической карте мира в недалеком будущем. И знакомясь с «экспертными» оценками перспектив постсоветской интеграции, следует задуматься: почему так нервничают противники разумного и обоснованного сближения государств? Заметьте, критических высказываний о том же ГУАМ при всей странности его построения не так уж и много... Чем не повод для размышлений?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?