«Инопланетяне» с фомкой в руках

Пропажу обнаружила дворник. В тот день, как обычно, Надежда Давидович пришла убирать территорию у памятника маршалу Жукову в Слуцке. Следует заметить, что этот выдающийся полководец Второй мировой войны особо почитаем в райцентре. Он жил здесь до войны, командовал дивизией, в своих воспоминаниях тепло отзывался о случчанах.

Анатомия двух преступлений

Пропажу обнаружила дворник. В тот день, как обычно, Надежда Давидович пришла убирать территорию у памятника маршалу Жукову в Слуцке. Следует заметить, что этот выдающийся полководец Второй мировой войны особо почитаем в райцентре. Он жил здесь до войны, командовал дивизией, в своих воспоминаниях тепло отзывался о случчанах.

Пропавшие таблички

Она и обратила внимание, что на памятнике нет бронзовой таблички с надписью, в честь кого он установлен. У Надежды Степановны тогда был день рождения, и она помнила:  именно сегодня такая же дата и у маршала. Решив, что табличку сняли для того, чтобы почистить к памятному дню, она убрала территорию у памятника и пошла по другим своим объектам.

Вскоре дворнику на сотовый телефон позвонила мастер домоуправления и спросила, убрала ли та территорию у памятника, так как вскоре туда придут ветераны войны и будут возлагать цветы. Давидович ответила, что все сделала и спросила, повесили ли уже назад табличку с памятника. Мастер очень удивилась и сказала, что никакой таблички никто не снимал.

После этого к памятнику сбежалось все руководство домоуправления, вызвали милицию. Ее сотрудники обыскали все прилегающие дворы, но пропажу не нашли.

А через день история повторилась у памятника святой Софии, княгини Слуцкой. Придя утром на работу, уборщица Валентина Метельская обнаружила, что на гранитном камне у скульптуры нет бронзовой таблички. Она тут же сообщила об этом по мобильному телефону настоятелю прихода Свято-Михайловского собора, которому принадлежит памятник, отцу Михаилу Вейго. Тот быстро приехал и увидел, что с самого памятника исчез еще и нимб — бронзовое кольцо, которое располагалось над головой Софии. Снова была вызвана милиция, которая по горячим следам ничего не нашла.

Воровал ради памятника матери?

За дело взялись сотрудники Слуцкого уголовного розыска. Используя свои методы работы, они установили, что оба хищения совершили 19-летний Игорь Заборовский и 15-летний Федор Базылевич. Последний и рассказал подробно о том, как все происходило.

Однажды вечером к нему зашел Заборовский и сказал, что надо бы где-то разжиться деньгами. Так как оба нигде не работали, то на честный заработок рассчитывать не могли. Поэтому Заборовский предложил украсть бронзовую памятную доску с памятника маршалу Жукову. Выходя из дома, взяли монтировку, по пути для смелости выпили бутылку вина.

Время приближалось к полуночи, у памятника никого не было. И тогда охотники за цветным металлом взялись за дело. На то, чтобы оторвать доску, понадобилось несколько часов. Ни прохожие, ни милиция за это время похитителей не потревожили.

— Утром я услышал на улице стук и вышел во двор, — рассказал на следствии Федор Базылевич. — Это Игорь на крыльце пытался согнуть доску, чтобы не было видно надписи. Но от ударов кувалдой она лишь разломалась пополам.

Вечером к Базылевичу пришел брат Петр. Федор спросил у него, кому можно продать цветной металл. Брат поинтересовался, откуда он у них. Когда же все узнал, отругал обоих воров. При этом заметил, что расскажет все родителям Игоря, так как он уже взрослый и вовлек в преступление несовершеннолетнего. Но на этом все и закончилось.

Через день Федор позвонил своему знакомому Ивану Федоровичу и, зная, что тот занимается сбором металла, предложил купить плиту. Иван приехал на легковой машине и, не глядя, забрал мешок с плитой.

Естественно, через день у друзей этих денег уже не было, а безнаказанность порождала жажду новых хищений. Поэтому Заборовский предложил Базылевичу украсть табличку из цветного металла, которая находилась у памятника Софии Слуцкой. Бронзовую плиту оторвали довольно быстро. И тут Игорь заметил над памятником предмет в виде круга и предложил его также украсть. Федор согласился. Заборовский сначала залез ему на плечи, а затем забрался и на памятник. Там он стал расшатывать круг, пока тот не отломался. Положив украденное в мешок, они отправились домой.

На следствии Игорь Заборовский рассказал:

— Как назывался памятник, я не знал. Однако видел, что он в виде женщины. Кольцо над его головой, скорее всего, было сделано из цветного металла, поэтому его мы и украли.

— Воровал я цветной металл, — рассказал на следствии Заборовский, — по причине того, что нужны были деньги на памятник матери, которая умерла год назад.

Мысли о том, чтобы честно заработать, Заборовскому почему-то не приходили в голову. А ведь памятник для матери — дело святое. И как его можно делать за счет уворованного чужого добра? Не думал Заборовский и о том, что нельзя строить новый памятник за счет разрушения существующего.

Сдаюсь! Добровольно…

Конечно, Слуцкая милиция знала всех, кто собирал лом цветных металлов. Их проверили. И предупредили, что будут большие неприятности, если обнаружат похищенные ценности. Ведь по официальной оценке плита с памятника маршалу Жукову стоила 3,6 миллиона рублей, плита с памятника Софии Слуцкой — 3,3 миллиона, а нимб — 2,7 миллиона рублей.

— Ко мне пришли работники милиции, — рассказал свидетель Иван Федорович, — и спросили, не продавали ли мне плиты с памятников. Я сначала ответил отрицательно. Потом пошел в гараж и проверил мешки. Обнаружил там куски плиты, которые сначала принимал просто за цветной металл. Поехал к Федору домой. Там узнал, что его уже задержала милиция. Тогда я решил во избежание неприятностей поехать в милицию и сообщить, что плита с памятника Жукову находится у меня, и я ее добровольно выдаю.

Плита же и нимб с памятника Софии Слуцкой нашлись вроде бы как сами по себе. Узнав из сообщений СМИ и от своих знакомых, что милиция разыскивает похищенное, тот, кто это купил, испугался ответственности и выбросил все у забора бывшей овощной базы. Ценности вскоре обнаружила милиция.

Таблицу умножения не знает

Как и положено в таких случаях, была проведена судебно-психиатрическая экспертиза. Что же представляли собой те, кто Софию Слуцкую называют «памятником в виде женщины», а слово «нимб» никогда не слышали и считают его просто кольцом из цветного металла?

Вот что, например, говорят эксперты о Заборовском. У него только три класса образования, плохо читает, словарный запас ограничен. Эмоциональные реакции слабо дифференцированы, незрелы. Общий уровень знаний и эрудиция снижены. Таблицу умножения не знает. Суждения поверхностны, незрелы.

Виноваты ли мы?

Конечно, задача милиции, прокуратуры, суда — установить преступников, материальный ущерб и наказать похитителей. Все это было сделано. Но давайте посмотрим на моральную сторону дела. Люди, для которых памятники — это лишь цветной металл, не свалились к нам с другой планеты. Они выросли в нашем обществе. Почему у них нет почтения к маршалу Победы? Почему для них не является святыней памятник Софии Слуцкой? Почему они не знают, что сделала эта женщина для родного города? Может быть, и общество должно взять на себя часть вины за то, что не смогло воспитать у них чувство святости?

Куда смотрела милиция?

Следователь милиции, который вел это дело, направил представление своему коллеге, командиру подразделения патрульно-постовой службы Слуцкого РОВД. Там он указал, что оба памятника находятся в общественных местах города на маршрутах патрулирования сотрудников милиции. При совершении преступлений обвиняемые находились в состоянии алкогольного опьянения, держали в руках орудия преступления — металлическую фомку. Преступления совершались на протяжении нескольких часов. Однако оставались незамеченными как сотрудниками милиции, так и простыми гражданами....

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

НА СНИМКАХ: сотрудник Слуцкого РОВД Игорь ЛАБУТИН с возвращенным нимбом от памятника Софии Слуцкой (фото из газеты «Інфа-Кур’ер»); восстановленный после повреждения вандалами памятник Софии Слуцкой в ее родном городе.

Фото автора

НАША СПРАВКА

Будущая княгиня появилась на свет 1 мая 1585 года. Ее родителями были князь Юрий Олелькович и представительница знатного магнатского рода Екатерина Кишка. Однако в течение года оба родителя малышки умерли. А затем на протяжении нескольких лет умирают оба дяди Софии, у которых не было детей. В результате она в шесть лет становится полноправной хозяйкой всего княжества и одной из самых богатых невест Речи Посполитой. Но отсутствие родителей все же сказывалось на ее душевном состоянии. Возможно, это и стало причиной ее особенной набожности. Увидев это, священнослужители постарались направить ее религиозность в православное русло. Это давало надежду, что, став взрослой, София будет защитницей веры ее отцов и дедов. Ведь в то время как раз на белорусских землях начиналось введение унии, которой многие из местных жителей противились.

Шли годы. Юная княжна подрастала. В 1594 г. между ее опекуном Юрием Ходкевичем и Кшиштофом Радзивиллом, гетманом Великого княжества Литовского, было заключено соглашение о бракосочетании его сына Януша Радзивилла с Софией.

Януш Радзивилл обратился 20 июля 1600 года к Римскому Папе с прошением о разрешении ему как католику заключить брак с княжной Софией Слуцкой, остающейся в православии. Невеста также настояла, чтобы будущие дети были крещены в православии. Княжна объясняла это тем, что род Олельковичей всегда был оплотом православия и что предки требовали от  нее сохранения своей веры. Будущий муж согласился на такие условия.

Бракосочетание княжны Софии с князем Янушем состоялось 1 октября 1600 года по православному обряду в одном из соборов Бреста. Это событие совпало с праздником Покрова Божией Матери, что было немаловажно для глубоко верующей Софии.

Молодая княгиня все свои заботы направила на сохранение православия. София смогла превратить принадлежавший ей Слуцк в твердыню православной веры. Она оказывала моральную и материальную поддержку духовенству и местным жителям, которые объединились в Преображенское братство.

В 1604 и 1608 годах чета Радзивиллов терпит горе: умирают в младенчестве сын Николай и дочь Екатерина. Но на этом тяжелые испытания для Софии не прекратились. В 1612 году она снова готовилась стать матерью. Однако судьба распорядилась с ней жестоко: княгиня умерла во время родов. Вместе с ней скончался и ее ребенок.

Ее похоронили в Замковой Свято-Троицкой церкви Слуцка, рядом с местом, где покоился ее отец князь Юрий Юрьевич.

Практически сразу после смерти Софию стали почитать в народе как святую покровительницу больных женщин, готовящихся стать матерями. Господь прославил святую нетлением мощей и чудотворениями от них, которые описал иеромонах Маркиан. Он засвидетельствовал  факты, как небесным заступничеством святой княгини люди исцелялись от различных душевных и телесных недугов. В 1848 г. в Слуцке свирепствовала холера. По просьбе горожан было решено пронести через город в двух направлениях (крест-накрест) мощи княгини. Вскоре после этого по небесному заступничеству праведной Софии эпидемия холеры в городе и его окрестностях прекратилась.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости