Минск
-2 oC
USD: 2.6
EUR: 2.88

Что нужно для цифрового прорыва в экономике

Индустрия длинных денег

Сырьевые рынки вышли из равновесия, биржи основательно лихорадит, бизнес несет колоссальные потери. Очередная (на сей раз коронавирусная) эпидемия может вызвать экономическую турбулентность в глобальном масштабе или эти страхи все-таки сильно преувеличены?

pixabay.com

Изнурительные торговые войны, уничтожающие конкурентов санкции, протекционистские меры по защите национальных рынков — все эти очевидно нерыночные меры, коих повсеместно было в избытке в последние годы, закономерно сделали свое черное дело. Да и по срокам — как-никак уже больше десяти лет прошло с момента прошлого глобального катаклизма. Что называется, пришла пора? Экономическая цикличность в действии?

Находящаяся на пересечении многих путей-дорог, испытывающая острый дефицит собственных природных ресурсов и торгующая по всему миру Беларусь имеет открытую экономику. Поэтому вполне очевидно, что любые глобальные негативные процессы не смогли обойти стороной и нашу страну. Точно так же, как жара или мороз на улице не могут не повлиять на температуру в доме с настежь раскрытыми дверями и окнами.

Ситуация осложняется тем, что Беларусь вошла в очередную фазу своего развития, когда экономические риски кратно возрастают, считает доктор экономических наук Валерий Байнев. В связи с этим на повестке дня остро стоит вопрос: как минимизировать неизбежные потери от глобальной нестабильности?

С точки зрения менеджмента, благополучие любых социально-экономических систем, от семьи до целых государств, во многом зависит от принимаемых в них управленческих решений. Даже большой, мощный и самый, что называется, навороченный внедорожник при непрофессиональном, опрометчивом управлении запросто может оказаться в кювете вверх колесами. В то же самое время бюджетное типовое авто спокойно доедет до пункта назначения, если его водитель будет принимать только выверенные управленческие решения.


Беларусь втягивается в очередную полосу мировой нестабильности с рядом отягчающих обстоятельств. Увы, некоторые наши предприятия так и не смогли окончательно оправиться от прошлого кризиса и пройти инновационную фазу развития, считает Валерий Байнев. Прежние высокие проценты по кредитам сыграли отрицательную роль. Хотя есть зарубежные примеры, когда банки, если говорить образно, буквально закачивали живительный кислород в легкие своего бизнеса.

В итоге многие наши конкуренты, реализуя в межкризисный период стратегию Industry 4.0 и сделав ставку на «экономику ТНК», смогли обновить крупное промышленное производство за счет техники и технологий высших укладов, а значит, выйти на принципиально новый уровень конкурентоспособности. Отечественный же бизнес едва ли не всю свою прибыль направлял на погашение банковских кредитов. Не случайно только за прошлый год, согласно официальным данным Белстата, чистая прибыль наших предприятий сократилась более чем в 3 раза — с 917 миллионов рублей по состоянию на 1 января 2019-го до 282 миллионов на ту же дату года нынешнего.

И еще немного статистики. Так, по состоянию на 1 февраля 2020 года общая (дебиторская и кредиторская) задолженность отечественных предприятий достигла 92 миллиардов рублей — астрономической величины, вполне сопоставимой с годовым ВВП всей страны. При этом задолженность по кредитам и займам выросла до 79 миллиардов.

Очевидно, что нынешние шажки по снижению стоимости кредитов принципиально пока не способны кардинально снизить остроту долговой проблемы, корни которой тянутся из прошлого. По этой причине, даже несмотря на методичное снижение ставки рефинансирования, только за последние 12 месяцев общая задолженность в отечественной экономике выросла на 6%, причем задолженность по кредитам и займам увеличилась на 7%. А прибыль банков, согласно официальной статистике НБ Беларуси за первые 9 месяцев прошлого года выросла на 10,3% по сравнению с аналогичным периодом позапрошлого года.


Эксперт уверен, что по ряду ключевых макроэкономических параметров (стоимость кредитов, долгосрочный тренд рекордной инфляции и девальвации рубля, низкая дисциплина платежей и т. д.) наши предприятия находятся в несколько худших условиях, нежели их зарубежные конкуренты. Отсюда и порой проигрывание в конкурентной борьбе на мировых рынках.

Сегодня ставку надо делать на развитие высокотехнологичного промышленного бизнеса, считает Валерий Байнев. По примеру технологически развитых держав, данному приоритету следует безусловно подчинить денежно-кредитную, бюджетно-налоговую, научно-образовательную и прочие политики. Иными словами, профессионализм наших топовых менеджеров государственного уровня должен всецело определяться их способностью обеспечить отечественному бизнесу макроэкономические условия хозяйствования не хуже, чем у их зарубежных конкурентов. Только после принятия таких мер мы будем иметь моральное право жестко требовать от наших предприятий глобальной конкурентоспособности.

А что же делать конкретно сегодня, когда мировые угрозы не только бросают вызов, но и активно оказывают свое разрушительное влияние на национальную экономику и безопасность страны? Эксперт Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук считает, что сейчас государство
должно демонстрировать максимальную прозрачность и открытость информации — люди должны понимать, что проблемы осознаются, анализируются на самом высоком уровне и при наличии необходимых ресурсов решаются. Было бы целесообразно в формате пресс-конференций, круглых столов и компетентных собеседников на правительственном и банковском уровнях периодически проводить обсуждение всех текущих экономических рисков с полной визуализацией. И не только обсуждать, а оглашать выработанные меры и реакции на угрозы для нацио­нальной экономики. Что касается нефтяного вопроса, то возвращение к прежним условиям работы исключительно с российскими поставщиками не является лучшим долгосрочным сценарием, считает эксперт. Оптимальный вариант — адаптация к мировым ценам, что позволит развиваться многим отраслям экономики. Если базировать свою конкурентоспособность только на низких ценах энергоресурсов, то это будет замораживать развитие предприятий в других направлениях.

По мнению аналитика Белорусского института стратегических исследований Алексея Авдонина, в ближайшем будущем экономику многих государств могут ожидать не лучшие времена: без использования новых энерготехнологий будет очень сложно. Страны, обладающие такими технологиями, пойдут быстрыми темпами вперед. Еще 5—7 лет назад существовал совместный проект между США и Евросоюзом по развитию термоядерной энергетики: это перспективные разработки получения энергии от солнца. Но США вышли из проекта и занялись инвестициями самостоятельно: определенные успехи в направлении показали, что это революция в энергетике. Те, кто будут обладать секретами и соответствующими возможностями в столь важной сфере, считает Алексей Авдонин, окажутся безусловными мировыми лидерами. Научные публикации об этой технологии сегодня закрыты, но активная работа идет. Новая ступень технологического развития человечества требует новый энергетический уклад, в активном поиске которого находятся ведущие мировые державы.

В ТЕМУ

Современное общество вступило в эпоху промышленной революции Industry 4.0, продвигающую массовое внедрение кибернетики в производство и обслуживание человеческих потребностей. В Беларуси активно реализуется концепция цифрового государства, цифровой экономики и электронного правительства (или сокращенно Е-правительства). Ключевым нормативным правовым актом, определяющим содержание цифровой трансформации государства, стал Декрет Президента от 21.12.2017 г. № 8 «О развитии цифровой экономики». Согласно ему цифровая трансформация стала стратегической политикой нашей страны.

shamko@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...