Идлиб: предчувствие новой войны

Правительство в Дамаске и его союзники начали дипломатическую подготовку наступления на Идлиб. Несколько дней назад президент Башар Асад получил от Ирана гарантии послевоенных финансовых инвестиций в страну. В это же время некоторые СМИ обвинили ЮНЕСКО в нежелании вкладывать деньги в восстановление Пальмиры. Как бы случайно огласке был предан документ, громко названный «секретная директива о работе ООН в Сирии»: учреждениям системы Объединенных Наций якобы рекомендовалось не участвовать в реконструкции страны вплоть до смены там власти. Что же такое случилось и что ждет Сирию в ближайшее время? 

фото Upmonitor.ru

Похоже, все события свидетельствуют о скором наступлении сирийской армии на Идлиб. Причем уже несколько раз подряд наступлению сирийской армии предшествует громкая дипломатическая партия: так было в Восточной Гуте, а также при взятии Даръа и юго-западных районов. 

Наступления ждут давно — уже несколько недель. Еще недавно распространялись слухи о возможном применении химического оружия верными Асаду силами. В ответ на это западные союзники стали подтягивать к Сирии флот, что вызвало неудовольствие в Москве. Тогда некоторые эксперты предполагали, что состоявшаяся 23 августа встреча советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона и секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева имела целью не допустить прямого столкновения России и США в Сирии. Никакой химической атаки или военного наступления тогда не случилось. 

Оппозиционные силы тоже успели перегруппироваться. В Идлибе скопилась масса народа — как боевиков, так и гражданского населения. Именно в этот регион в течение нескольких месяцев уходили колонны бойцов оппозиции из осажденных правительственными войсками Восточной Гуты, Даръа и Эль-Кунейтры. Наступления можно ожидать, скорее всего, только после 7 сентября — на этот день назначены очередные переговоры лидеров Турции, Ирана и России. На этот раз саммит состоится в Иране. 

Очевидно, что контроль над Идлибом Дамаск получит достаточно быстро. Операции сирийских войск сейчас стали и продуманнее, и мощнее. Но за взятием Идлиба последуют две проблемы, исход которых предугадать на данный момент нелегко. 

Первое. Со взятием Идлиба у Асада все еще не будет контроля над всей территорией страны. Вне досягаемости Дамаска остается значительная территория на юге страны — у границ Иордании и Ирака, между городами Эз-Зилаф и Макха-эш-Шахими. В этом районе расположена американская военная база. Информации о том, какие отряды оппозиции там концентрируются, крайне мало. Однако это самая легкая из территориальных задач Асада-младшего. Еще остаются Африн и прилегающая территория на северо-западе, захваченная Турцией; часть этой территории контролируется Свободной сирийской армией (ССА). Но если ССА рано или поздно можно разоружить, то Анкара едва ли откажется от куска земли, который служил бы ей санитарным кордоном от курдских повстанцев. А значит, за небольшую территорию у Африна спор еще впереди. Кроме того, еще не освобождена от ИГ часть страны на востоке — южнее Дейр аз-Зор. Эта территория пустынная и поэтому труднодоступная. И бои там могут длиться довольно продолжительный период.

Второе. Самая большая проблема режима Асада, с которой он обязан будет справиться без участия внешних игроков, — наладить политику национального примирения, которая всегда следует за гражданской войной. Это значит, что Дамаск должен будет договориться с властями курдских территорий (северо-восток страны), допустить к управлению представителей оппозиции, поставить в провинции людей и обеспечить сменяемость там власти, включить отряды оппозиции в вооруженные силы и т.д. Пока же за восемь лет гражданской войны собрать все силы оппозиции вместе так и не получилось: переговоры на разных площадках — в Женеве, Астане — почти не принесли результатов. 

shavialiou@bsu.by 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи