Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

У городских новогодних елок извилистая история. Как возрождались новогодние праздники с елкой

И вот она, нарядная, вернулась к нам опять

Елочка сегодня — обязательный атрибут Нового года. А ведь сложись история немного иначе, традиция наряжать лесную красавицу давно могла бы позабыться. Около века назад на пике антирелигиозной кампании елка как элемент Рождества попала в немилость и реабилитирована была лишь в конце 1935-го. Считается, что этому помогла опубликованная 30 декабря в газете «Правда» заметка кандидата в члены Политбюро ЦК ВКП (б) Павла Постышева. Она так и называлась: «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку». Уже спустя 2 дня в Харькове прошел первый в СССР новогодний бал-карнавал. В Минске идею также подхватили. Давайте заглянем в прошлое с помощью архива нашей газеты: в отделе старопечатных и редких изданий Президентской библиотеки сохранившиеся номера с 1927 по 1945 год можно просмотреть в оцифрованном виде. 

Праздничная иллюминация Привокзальной площади в Минске во время празднования 40-летия образования БССР. 1959 г.
Фото из фондов Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов.

Пять лет на раскачку

Итак, 30 декабря 1935-го. В этот же день в газете «Рабочий» (так наша газета называлась до 1937 года) опубликована заметка об организации новогодних елок в Минске и Минском районе. На фабрике «Коммунарка», катке стадиона «Динамо» им. Кирова, в колхозе «Большевик» Колодищенского сельсовета. Про праздник, организованный Центральной детской технической станцией, даже сообщается, что елка там электрифицирована и украшена миниатюрными парашютами. Неужели так быстро успели среагировать? Есть мнение, что выступление Постышева было неслучайным. Мол, заметка в «Правде» появилась в развитие «нового курса», который еще в ноябре на Первом Всесоюзном совещании рабочих и работниц — стахановцев обозначил Иосиф Сталин: «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее». Так или иначе, но наряжать елки в Минске становится традицией. Что интересно, сразу подключилась и торговля — на колхозных базарах деревце стоило от 40 до 80 копеек.

Конец 1936-го. «Рабочий» поднимает и вопрос с елочными украшениями: «Совещание, созванное Горвнуторгом, с большим опозданием констатировало, что производство и торговля игрушками для елок поставлены плохо». Типография им. Сталина (Минск) и минский стекольный завод «Пролетарий» обязались изготовить тысячи картонных игрушек и стеклянных шариков, представители артели «Труд-зеркало» — выпустить стеклянных дедов-морозов по 4 рубля. На деле же в продаже в изобилии были только ватные деды-морозы от 7 рублей и выше... 
«РАБОЧИЙ», 31 ДЕКАБРЯ 1936 Г.:

«1 января 1937 года на фабрике «Октябрь» в вечере примут участие все рабочие. Будут играть оркестр, фабричный джаз, выступит хор, балетный кружок… Для детей подшефной школы и детей рабочих устраивается большая елка. Для каждого ребенка приготовлен подарок. На елку придут старые рабочие фабрики, которые расскажут детям о прошлом».
1 января 1939-го. Эта дата интересна с точки зрения ответа на вопрос: устанавливали ли в то время елки на улицах? «На воротах, домах — кумачовые флаги, на фасадах зданий — портреты вождей», — таким описывает «Советская Белоруссия» тогдашний Минск. Атмосфера привычного нам Нового года узнается разве что в вечерней иллюминации.

«Советская Белоруссия», 1949 г.

Конец 1940-го. Торговля подготовилась уже значительно лучше. Елки на базарах в канун праздника раскупаются сотнями штук в день. Среди игрушек танки, паровозики, примусы, фигурки зверей, бумажные статуэтки детей в национальных костюмах… По радиостанции имени Совнаркома БССР с детьми разучивают новогодние песни. А на Минском телеграфе впервые появляются специальные новогодние бланки для телеграмм в Москву по бильдаппарату — с рисунками: на одном — кремлевская башня, на другом — празднично убранная елка, на третьем — веселое катание с ледяной горки. 

Школьники Минска на общегородской елке в помещении 42-й  школы. 1946 г.  Фото из фондов Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов.
21 декабря 1945-го. «СБ» сообщает, что, помимо праздничных представлений во всех школах, детских домах и детских садах, «будет организована и общегородская елка, а также массовые елки для детворы в каждом районе столицы». Трест зеленого строительства заготовил тогда для продажи 15.000 елок... 

Дерево желаний

В Республиканском архиве кинофотофонодокументов нахожу раритетные фото новогодних елок и балов в минском Дворце культуры профсоюзов, Минском дворце пионеров и школьников, здании Белорусской государственной филармонии… Шумно, весело и в городских парках. В номере за 5 января 1965-го в заметке за подписью директора Центрального детского парка им. М.Горького читаю: «Малышей ждут катки и горки, коньки и финские санки, аттракционы и русские тройки. У аллей — герои сказок и разноцветные светящиеся гирлянды огней. Сказочный домик и Дед Мороз стоят у большой елки на велотреке»…

— Велотрек до наших дней не сохранился. В начале 1970-х на его месте был построен крытый каток, — рассказывает Лидия Вежновец, начальник сектора культурно-массовой и спортивной работы управления «Городские парки» УП «Минскзеленстрой». — А елку последние лет 30 уже устанавливают на центральной площадке — у входных ворот парка со стороны пл. Победы. 

Долгие годы елку привозили из одного из лесхозов. Высота — всего 8 — 9 метров. Но примерно в конце 1990-х минские детишки обратились к администрации парка с предложением не вырубать больше елки для установки к Новому году, а выбрать одну из тех, что тут растут. Так и было сделано. 

— Идею подхватил и парк Челюскинцев. Правда, были и минусы. Ведь ели не растут одинаковыми со всех сторон. К тому же хрупкие ветви прогибались под массивными игрушками, а иголочки страдали от огоньков гирлянд. Поэтому такая практика продлилась лишь несколько лет. Хотя в парке им. Горького около домика Деда Мороза мы и сейчас наряжаем настоящие елки, которые там растут. Делаем это очень бережно. 

«Советская Белоруссия», 1 января 1951 г.: «В самом центре возрожденного Минска, у Дома Правительства, поднялась ввысь стройная красивая елка».

А вот центральные ели последние несколько лет в двух парках искусственные. Вспоминает Лидия Вежновец еще одну любопытную историю про парк Челюскинцев:

— Там, на центральной аллее, есть круглая клумба, от которой в сторону уходят 8 дорожек. У одной лет 10 назад мы приметили необычную елку: росла из одного ствола, а чуть выше раздваивалась. И рассказали про это прессе. После чего она стала очень популярной среди молодежи: несколько лет парочки приходили к ней в канун Нового года и привязывали открытки с желаниями. Мое сбылось. Сейчас появилось новое: чтобы на обновленной танцевальной веранде парка, как когда-то прежде, снова организовывались новогодние мероприятия. 

Встреча детей с Дедом Морозом во время праздника зимы в парке Челюскинцев в Минске. 1962 г.
Фото из фондов Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов.

Нет предела совершенству

Одним из знаковых мест, где советская детвора любила праздновать Новый год, становится и минский Дворец спорта. 1975-й, например, здесь встречали 122 тысячи столичных мальчишек и девчонок и 10 тысяч ребят из сельских школ Минской области — смотрели представление артистов столичных театров «Мы все волшебники».

Установка новогодней елки на Октябрьской площади. 2001 г.
Сергей Глухов, ведущий художник-конструктор отдела дизайна «Минскреклама», хорошо помнит, как ребенком ходил туда на елку. А сегодня он сам придумывает наряды для новогодних елок. В том числе и для главной, что на Октябрьской площади. 

— В конце 1990-х, после открытия Дворца Республики, здесь устанавливали живые ели. По 24 — 25 метров в высоту. Слышал, что привозили их из Брестской области. Но, во-первых, трудно отыскать такое дерево без дефектов. И при транспортировке веточки ломались. Во-вторых, даже такие высокие ели на просторной площади смотрелись мелковато. Поэтому в 2000 году было решено спроектировать железный каркас с ярусами для установки небольших живых елок. По тем временам это было новаторское решение. Однако и в этом варианте были свои «но». 

Для каждого яруса сборной красавицы нужно было от 30 до 60 штук молодых деревьев. Жалко. Альтернативой стал специально спроектированный под Октябрьскую площадь 29-метровый железный каркас для формирования искусственной хвоей.

— Закупили около 3000 искусственных елочек. Каждая была как одна веточка. Конструкция получилась пушистой, четкой геометрии и соразмерной масштабам площади. Всем очень понравилось. А главное, никто даже не анализировал, искусственная это хвоя или натуральная. 

С игрушками пришлось помудрить. Дизайнеры высчитали, что на ели такого размера оптимально будут смотреться украшения высотой 1,2 — 1,5 метра. Магазинные не подходили. Самодельные смотрелись не очень. Заказали пресс-формованные с полноцветной печатью: звездочки, колокольчики, свечи… Всего около 200 штук. Так, чтобы год от года их можно было варьировать. 

Аналогичные елки стали устанавливать по всему городу. Только высотой чуть поменьше — до 18 метров. У Мингор­исполкома, например, 12-метровая. А для главной елки и сейчас используется тот же каркас, только добавлены элементы, которые позволили сделать конструкцию зубчатой. Эксперименты с оформлением продолжаются. В последние несколько лет, например, «Мингорсвет» превратил главную елку страны в живой экран. Пройдет эта мода — появится что-то новое…

dekola@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...