Событий, в которых он принимал прямое участие, хватило бы на остросюжетный фильм — вспоминаем Марка Пискуна

И это все о нем!

Человек, о котором мы сегодня расскажем, прожил удивительно яркую и содержательную жизнь. За свои 68 лет Марк Герасимович Пискун принимал активное участие в воссоединении Западной Белоруссии и БССР, прошел через застенки польской тюрьмы, был депутатом Верховного Совета БССР, защитником Брестской крепости, узником фашистского концлагеря, подпольщиком, партизаном, председателем колхоза…

О своем прадедушке нам рассказала Мария Гмир, ведущий инженер управления реализации строительных проектов РУП «Белстройцентр». К слову, в стенах, точнее на сайте этой организации, в рамках мультимедийного проекта «Мы этой памяти верны» коллеги Марии делятся военными историями своих героических предков.

Бурлак с Полесья

Родился Марк Пискун 12 декабря 1914 года в деревне Мерчицы, что на Пинщине. Полесские земли в полной мере ощутили на себе тяжелое бремя Первой мировой войны. К моменту рождения Марка военное положение на Пинщине действовало уже 4 месяца. Военно-полевые суды выносили приговоры, и действовала цензура. Время было смутное, а через несколько лет и того хуже. В 1921 году по результатам Рижского мирного договора территория Западной Белоруссии, в том числе и пинские земли, отошла к Польше. Марк после окончания четырех классов пришел работать на канал Огинского.

— Папа был хоть и худощавым, но очень мускулистым, выносливым. На канале он таскал баржи, можно сказать, был бурлаком, как на Волге. Старший брат отца Василий не ждал, пока кто-то придет и освободит родные земли от поляков. Он организовал в Пинске молодежную комсомольскую подпольную ячейку и привлек в нее Марка, которому тогда было 16 лет. В 1930 году старшего брата арестовали польские жандармы и руководство ячейкой взял на себя отец, — рассказывает «СБ» дочь Марка Пискуна — Потапчук Ирина Марковна…

Белоруссия единая

В 1934 году Марк Пискун стал членом Коммунистической партии Западной Белоруссии и возглавил парторганизацию в д. Твердовка. Что было чрезвычайно опасно, ведь поляки жестко подавляли национально-освободительное движение западных белорусов.
В 1935‑м Марк был арестован и осужден к 8 годам каторжной тюрьмы. Отсидел половину срока, так как осенью 1939‑го, с началом Второй мировой войны, ему удалось бежать из тюрьмы в Пинске.
Марк сразу присоединился к местному партизанскому отряду. Земля полесская горела под ногами польских панов, жандармов и осадников. С востока неумолимо надвигалась Красная армия, а внутри уже поднялись полешуки. Время ляхов было сочтено. 20 сентября при подходе к Пинску частей Красной армии поляки заминировали стратегически важный железнодорожный мост через реку Ясельду. Но отряд местных патриотов во главе с Марком Пискуном, захватив полицейский участок и разоружив охрану, занял мост, к которому скоро подошли красноармейцы.

Из партийных кабинетов в Брестскую крепость

После воссоединения белорусских земель Марк Герасимович сразу включился в партийно-государственную работу. Сперва был избран депутатом Народного собрания Западной Белоруссии, а в 1940‑м — депутатом Верховного Совета БССР. Продолжает рассказ правнучка героя Мария Гмир:
Марк Пискун. 1940-е годы.

— В мае 1941‑го прадедушка пришел в военкомат и попросил отправить его на сборы. Военком удивился и отказал, ведь как депутат Верховного Совета Марк Герасимович не был обязан проходить службу. Но прадедушка настоял в итоге на своем, так как был убежден, что мужчина должен уметь защищать Родину. В итоге его направили в Брестскую крепость — на Кобринское укрепление в роту связи 44‑го стрелкового полка. Когда фашисты напали на Советский Союз, прадедушка вместе со своими товарищами под командованием знаменитого майора Петра Гаврилова дал отпор врагу.

* * *

Вот как Марк Герасимович впоследствии вспоминал первый день войны в Брестской крепости:

«Разбудили нас первые взрывы, донесшиеся из центральной части крепости. «Война! Война!» — закричали бойцы и в нательном белье сразу кинулись из палаток к оружию. Один из командиров хотел нас задержать. «Куда вы? Это же маневры! Что за паника?» — кричал он. Но тут снаряды начали лететь в наш лагерь; падали палатки, пирамиды с оружием. От первых взрывов погибло несколько бойцов. Осколком убило и командира, которому так не хотелось поверить в это страшное слово «война».

На пятый день защиты крепости, 26 июня 1941 года, Марк Пискун был ранен. Цитируем фрагмент из его воспоминаний об этом событии:

«...В одном бою я был контужен и закопан в землю. Оказался в лагере для военнопленных. (Концлагерь располагался в г. Бяла-Подляска. — Прим. авт.) Бежал из плена и добрался до родного села Мерчицы. Вскоре я стал партизаном. Воевал в отряде Лазо, затем в Пинской партизанской бригаде под командованием И. Г. Шубитидзе».

На них надо равняться…

25 сентября 1971 года состоялось торжественное открытие мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». На нем в числе почетных гостей было около 600 ветеранов Брестского гарнизона 1941 года. Среди них — защитники крепости, члены семей погибших, руководство республики, делегации городов-героев, всех областей Белоруссии, ветераны войны и труда. Вечный огонь зажег Первый секретарь ЦК КП Белоруссии П. М. Машеров. 
В своем выступлении он назвал троих человек из числа героев обороны крепости, на которых нужно равняться. Среди них был и Марк Пискун. 
Марк Пискун с пионерами. 1970-е годы.

Которому, к слову, в музее мемориального комплекса посвящена именная экспозиция. В ней в том числе представлен личный револьвер — наган.

Согласитесь, уже этих выпавших на долю Марка Пискуна событий хватило бы на несколько человек, но он был, что называется, только на середине своего жизненного пути. После побега из фашистского концлагеря, в который Марк, напомним, попал после контузии в Брестской крепости, ему с большими сложностями удалось добраться до родных Мерчиц. Правнучка героя Мария Гмир рассказывает:

— Пришел ночью и спрятался в хлеву. Утром мать стала доить корову, а из сена: «Мама!» Она, конечно, испугалась, но потом радости ее не было предела.

Не в характере Марка было сидеть в теплой хате, когда родная республика стонала под сапогом фашистов.

Подпольщик и партизан

Пройдя легким маршем по «просвещенным» странам Западной Европы, фашисты никак не ожидали, что уже с самой границы Советского Союза встретят ожесточенное сопротивление. Причем со стороны не только Красной армии, но и гражданского населения.

Именно здесь, на полесской земле, уже 28 июня 1941 года партизанами под командованием Василия Коржа была устроена засада на легкие танки, движущиеся по дороге Пинск — Логишин. Этот бой считается самым первым в истории партизанского движения СССР.

Фашисты были в ужасе от лесных мстителей и пытались бороться с ними не только в боях. Через три месяца после начала войны, в сентябре, для офицеров вермахта пришла инструкция «Об организации и борьбе с партизанами», где отмечалось, что «хороших результатов добились небольшие группы, переодетые в гражданскую одежду и используемые в качестве разведывательных дозоров или карательных команд». Главным образом немецкая агентура проникала в партизанские отряды с целью сбора и передачи сведений об их местах дислокации, численном составе, вооружении, системах охраны и обороны… 
Предатели имели все необходимые документы, были одеты под партизан, на головных уборах носили красные звездочки, у некоторых на груди сверкали медали «Партизану Отечественной войны» I и II степени.
Шпионскому сброду и их деятельности противодействовали наши военные контрразведчики. В партизанском отряде им. Шиша, в который Марк Пискун попал в ноябре 1942‑го, он был уполномоченным особого отдела. Об этом свидетельствует наградной лист от 24 ноября 1943 года, в котором его представили к ордену Красной Звезды. Приводим фрагмент из документа:

Наградной лист от 24 ноября 1943 года (при заполнении листа была допущена ошибка в отчестве).


«Тов. Пискун — депутат Верховного Совета БССР с первых дней войны был связным партизанских отрядов. Вел разведку фашистских гарнизонов, помогал в организации партизанского отряда им. Лазо осенью 1942 года. Лично вооружил 20 человек.

Вступив в отряд, тов. Пискун также проявил себя как стойкий и храбрый партизан. 


Участвуя в боях с немцами в дер. Корсынь — февраль 1943 г., — тов. Пискун шел впереди, увлекая за собой остальных бойцов, являясь примером беспредельного мужества и героизма. 
Беспощадно мстит немецко-фашистским захватчикам.

За доблесть и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками, достоин правительственной награды — ордена Красной Звезды. Начальник Белорусского штаба партизанского движения П. Калинин».

Документ можно найти на сайте partizany.by.

Во имя жизни на земле

И все же большую часть своей жизни Марк Пискун посвятил мирному труду на земле. В 1945 году, будучи заведующим Жабчицким районным сельхозотделом, в одной из поездок он встретил Надежду, молодую учительницу, которая работала в деревне Хойно. Марк не растерялся, предложил подвезти девушку в телеге, запряженной конем, и… больше они не расставались до самой смерти. В браке у Марка и Марии родилось трое детей, две дочери и сын.

В 1953 году Пискун возглавил колхоз им. Суворова в деревне Молотковичи и руководил им до самой пенсии, до 1975 года. Дочь героя вспоминает, что отец трудился «день и ночь, даже после выхода на пенсию». О том, каким он был человеком, ярко говорит такой факт: когда Марк Герасимович в 1993 году ушел из жизни, жители деревни Молотковичи во время похорон выходили на улицы и на всем пути до кладбища, а оно находилось достаточно далеко, бросали цветы под машину. И это при том, что долгие последние годы Марк Пискун жил не в Молотковичах, а в Пинске.

Боевые и трудовые заслуги Марка Герасимовича отмечены двумя боевыми орденами Красной Звезды, орденом Трудового Красного Знамени.

* * *

После себя Марк Пискун оставил не только цветущую и независимую Беларусь, ордена, медали, но также и почет, уважение и добрую вечную память. Правнучка Мария Гмир рассказала, что историю Марка Герасимовича свято берегут и хранят в семье, где каждый безмерно гордится своим отцом, дедушкой, прадедушкой…

Пережитых Марком Пискуном событий вполне хватило бы для написания сценария многосерийного остросюжетного фильма. А нам ведь всем так не хватает славных и героических историй, которые бы не только сохраняли память, но и формировали бы патриотическое сознание юного поколения. И лучшим эпилогом возможно будущего фильма стали бы строки Роберта Рождественского из его «Реквиема»:

Люди! Покуда сердца стучатся, — помните!

Какою ценой завоевано счастье, — пожалуйста, помните!

Детям своим расскажите о них, чтоб запомнили!

Детям детей расскажите о них, чтобы тоже запомнили!

usachev@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter