Гуляйте отсюда

Как и для чего зарыбляют наши водоемы

Сколько рыбы вылавливается каждый год в нашей стране, вряд ли кто–то сосчитает. Зато точно известно: на постоянное место жительства в реки и озера только в 2016 году из рыбхозов, а также естественных рыболовных угодий, на радость рыбакам, переселилось около 370 тысяч рыбешек — личинок, мальков и сеголетков. От обычного карася до ставшей в Беларуси редкостью стерляди. Каких результатов можно ждать от массового зарыбления?


В начале апреля в Минское море запустили очередную партию щуки — сразу 4 тонны годовика. Рыбы, которая в улове любителя забросить спиннинг всегда считалась, пожалуй, одним из самых ценных трофеев. А где спрос — там и огромное предложение. Неспроста среди всех «новоселов» наших водоемов щуки — половина.

— Щука — это хищник, этакий санитар, задача которого — контролировать все происходящее в водоеме, устранять слабых и больных рыбешек. Помимо всего прочего, ловля такой рыбы — это самый настоящий спорт, — объясняет заведующий лабораторией ихтиологии НПЦ Национальной академии наук по биоресурсам Виктор Ризевский. — А вот наиболее быструю экономическую отдачу арендаторам приносят карп и серебряный карась. Рыбы неплохо приспосабливаются и очень активно растут.

Карась еще и стоит дешевле всего. В Белорусском обществе охотников и рыболовов приводят калькуляцию: килограмм посадочного материала этой рыбы обойдется всего в 2,5 рубля. Карп — примерно в 4,3, щука — в 7, сом — в 7,5, стерлядь — аж в 11. Деньгами помогают сами рыболовы, члены объединения, которые ежегодно отчисляют по одной базовой величине.


Среди популярных у арендаторов видов — белый амур и толстолобик. Растительноядные «мелиораторы», способные очистить наши водоемы от зарастания травой. Однако рыбаки к ним относятся без особого почтения. Все еще на устах история о зарыблении ими озера Большие Швакшты, где из–за подобной «санитарной чистки» произошло нарушение природного баланса. Фактически пропала плотва, резко уменьшилось количество и других аборигенных видов.

Главное правило зарыбления таково. Чтобы выпущенная в новую для себя среду обитания и пребывающая в стрессовом состоянии рыба не стала легкой добычей браконьеров, на водоеме на определенное время лучше ограничить рыбалку. Значит, поначалу там неустанно должны дежурить сотрудники Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте. Сейчас они активно патрулируют берега Днепра в Дубровенском районе, куда недавно и переселили «старожила» белорусских рек — стерлядь, всего около 1,5 тысячи особей. Этот представитель Красной книги еще в прошлом столетии был промысловым видом. Несмотря на то что Днепр и поныне для него — отличное для жизни место, экологические проблемы взяли свое. В мутной из–за повального загрязнения воде рыба попросту не выжила.


— В прошлом августе наши сотрудники зафиксировали последствия масштабного замора рыбы, случившегося из–за аномальной жары в верховьях Днепра на территории России, — рассказывает предысторию специалист по связям с общественностью госинспекции Ольга Громович. — Увиденная картина шокировала: несколько дней вниз по течению реки плыли тысячи мертвых рыбешек. Нынешнее вселение стерляди — первый шаг к восстановлению ее биоресурсов. Согласно биологическому обоснованию в ближайшие год–два на территории Беларуси в Днепр будут выпущены еще около 2 тысяч особей стерляди.

Кстати, попытка вернуть в наши водоемы стерлядь — отнюдь не первая за последние годы. По инициативе Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды и ПРООН около пятисот трехлетних рыбин уплыли в Припять. Эту реку, к слову, зарыбляли представителем семейства осетровых и в октябре 2016–го.

Штрихи к проблеме

Ведущий научный сотрудник НПЦ Национальной академии наук по биоресурсам, гидробиолог Анатолий Алехнович подробно перечисляет признаки, по которым среди многочисленных в нашей стране длиннопалых раков можно опознать их широкопалых собратьев. Та еще китайская грамота! Однако ошибка чревата последствиями. Широкопалый рак — тот самый представитель Красной книги, за которого инспектора природоохраны спросят особо. Ведь в Беларуси зафиксировано всего около 30 локальных популяций — по большей части в бассейне правых притоков Западной Двины и в мелких речушках Могилевщины. А недавно краснокнижником — рыбаки, внимание! — зарачили озеро Осиновское в Витебском районе.

Анатолий Алехнович.

«Новоселы» сюда переехали из соседнего Шумилинского района. Так какой смысл в подобном переселении? Анатолий Алехнович рассказывает: раков начала косить чума, рано или поздно она может добраться и до исконных мест обитания раритетных краснокнижников. Поэтому зарачивание определенных, тщательно подобранных водоемов — действительно панацея от полного исчезновения.

Прямая речь

Виктор РИЗЕВСКИЙ, заведующий лабораторией ихтиологии НПЦ Академии наук по биоресурсам:

— В истории суверенной Беларуси активно зарыблять водоемы начали в 2006 году, хотя в советские годы это была обычная практика. Существовало понимание: если все пустить на самотек, ничего хорошего из этого не выйдет. На опустошении рыбных запасов сказывается масса факторов: антропогенный, экологический. Перекрыли реки плотинами, поменяли привычную среду обитания рыб. Ручьевая форель, скажем, живет в холодной проточной воде. Эти условия способствуют ее эффективному воспроизводству. Всевозможные гидротехнические сооружения в ряде случаев превращают реки в бедные кислородом болота, где уютно разве что карасю, сазану или карпу. Да и рыбачили раньше в разы меньше. К Припяти, скажем, было не пробраться, а сейчас есть удобные подъезды прямо к реке. Даже если ставили сетку, то плели ее всю зиму. А нынче купил километр, закинул ее в воду — и забыл.

Владимир КОСТОУСОВ, заместитель директора Института рыбного хозяйства Академии наук:

— Централизованного финансирования на зарыбление фактически нет. Однако, чтобы подобные мероприятия были эффективны, должен быть четкий государственный заказ. Проблема же наших предприятий в том, что предлагаемый ими для зарыбления видовой спектр посадочного материала не настолько широк, как хотелось бы. Найти редкие, слабо освоенные в рыбоводстве виды — линя, налима, сига — фактически невозможно. Интереса к ним нет. Никто без конкретных гарантий не хочет брать на себя функцию по разведению и тем самым нести финансовые риски. Скажем, посадочный материал судака наши рыбхозы получить вроде бы и могут, но для этого из оборота нужно вывести определенные производственные мощности. Так отобьет ли хозяйство свои расходы, если заменит тонну карпа на 50 — 80 килограммов сеголетка судака?

Кстати

В Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды заверяют: подобные, направленные на увеличение популяции краснокнижников мероприятия будут проводиться регулярно. Правда, о том, кем именно могут зарыбить водоемы в ближайшее время, говорить пока не спешат.

deu@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?