Грибная лихорадка

Что нас толкает в лес за грибами: стадный инстинкт или рачительность?

На этой неделе страну захватили грибные страсти. Из лесов не могут никак выбраться добровольцы–спасатели — работают, несколько недель подряд выводя заблудших грибников из леса, СМИ заполонили медицинские сводки о случаях массового отравления «пестицидами», соцсети перегружены фотографиями лесных охотников на фоне ведер и корзинок. О грибах спорят, делятся рецептами их засолки, ими гордятся и гламурно выкладывают в инстаграм. Участники нашей дискуссионной площадки воспринимают массовое помешательство по–разному. Одного стадный инстинкт и всеобщее поклонение грибу пугает, другой смотрит на забавы соотечественников с умилением, целиком и полностью разделяя флешмобы, подхватываемые в соцсетях.

Фото  белта.

Планета обезьян
Виктория ПОПОВА

Убеждена, что стадный инстинкт, скорее, нас обедняет, Дима, спускает на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. Человек, как первобытный, хватается за нож и несется в лес за грибами, накрученный фотографиями из интернета. Ух ты, невиданный урожай лешьего мяса! И земляк обнаруживает в себе любовь к собирательству. Хотя вчера еще был вполне светским человеком, читал книги о сомнительной пользе тяжелой пищи и ни в каких массовых мероприятиях не участвовал. Соцсети открыли мне глаза — как нас чудовищно много на этой планете и какие мы все, в сущности, одинаковые, как мало среди нас людей мыслящих и оригинальных.

В эти дни Фейсбук лучше не открывать — все в грибах, эти ненавистные мне эукариотические организмы способны отравлять жизнь не только после их приема внутрь, в сентябре от одних только фотографий боровиков можно слечь с интоксикацией, потеряв веру в себя и близких. Друзья буквально погребли себя под пластиковыми ведрами с червивым добром, багажниками каждые выходные выгребают из леса так называемые дары природы. Вот еще одно качество наше неизбывное — неумение вовремя остановиться и подумать: «А оно мне надо?» Если грузить — то обязательно бочками, неважно что, грибы, холодильники, телевизоры или норковые шапки. Любая акция, читай халява, превращает нас немедленно в толпу, живую и азартную в бессмысленных играх.

Еще вчера мы снисходительно хихикали над нашими родителями, которые любили в очередях за всем ненужным постоять. Но их–то понять было можно — они времена дефицита прошли, жизнь знают. А не далее как вчера я наблюдала гигантскую очередь, состоящую сплошь из молодых людей — ломились в окошко за бесплатной шаурмой, ее раздавали за рекламные хештеги в инстаграм. Стояли детишки в шаверму под дождем три дня подряд, дожидаясь халявных пирожков сомнительного качества. Что заставляет молодых и дерзких становиться, как все? Думаешь, голодные были на вид бурсаки? Изможденные лекциями студенты? Да нет же. Сытые и откормленные с гаджетами в руках хипстеры пристраивались в хвост очереди, гогоча, повинуясь все тому же стадному инстинкту, который выгоняет нас всех в лес за грибами, на беговую дорожку, велосипедную и к прочим модным активностям, часто противоречащим нашим интересам и привычкам. Когда с полумарафона в Минске, побывав там зрительницей, вернулась моя любимая поэтесса с горящим взором: «Я в следующем году вместе со всеми побегу!» — я совсем отчаялась. Ну какой ей, право слово, общеукрепляющий бег, ей — воздушной валькирии? Она на метле летать должна, недругам в ночи стекла колотить. Увы, флибустьерские усы не в тренде, сейчас резиновые сапоги и плащ химзащиты приветствуются. Любопытно, какая следующая лихорадка нас подкосит, когда грибной сезон закончится? Хэллоуин? Новогодние распродажи? Как видишь, Дима, предугадать несложно.

Наверняка всегда, во все времена людей мыслящих было не так уж и много. Но сейчас, когда мы все на виду в соцсетях, этот вывих стал столь очевиден и заметен. В ворохе наших френдлент мы стали чрезвычайно легко подчиняться словам и представлениям, подкинутым в Фейсбук неизвестно кем и откуда: шутки и мемы рождаются мгновенно, мы спешим поглумиться над теми событиями и явлениями, над которыми, может быть, и не стоило бы. НУРС ушел не по плану — ржем, памятник Калашникову не такой — яримся, фильм «Матильда» сомнителен — негодуем, и все это делаем с таким азартом, главное, с заточкой профессионалов. Как тут не вспомнить афористичного Оскара Уайльда: «Я люблю говорить ни о чем. Это единственное, о чем я что–нибудь знаю».

Толпа на днях разорвала в клочья выставку в Национальном художественном музее — статуя фараона ненастоящая! Поводом для народного гнева стал статус в Фейсбуке египтоведа — он усомнился в качестве выставки. Возможно, этот человек и разбирается в искусстве и его действительно больно ранит лишний скол на реплике мумии, ее ремесленное исполнение и кривая форма. Но много ли среди хейтеров, подхвативших эту новость и свирепо ее тиражирующих, тех, кто действительно отличает оригиналы от копий? За этим гамом, между прочим, пришлось отменить полезные мастер–классы и лекции, к выставке приуроченные. Вот тебе, Дмитрий, еще один важный нюанс стадных баталий — в них всегда гибнут здравые идеи и начинания, голос единицы, как известно, тоньше писка.

Наверняка ты видел новое вирусное видео в сети — макака с детенышем читают планшет, малыш не отрываясь смотрит в экран, явно увлеченный сменой картинок. Этот ролик собрал уже миллиарды просмотров, та уверенность, с какой обезьянки обращаются с гаджетом, нас веселит и трогает, мы им сопереживаем, глядимся в них, как в зеркало. Что нас, собственно, сегодняшних от макак отличает?.. Мало что. Казалось бы, нам в руки дали такой изумительный инструмент, как интернет, — в нем столько возможностей открыться миру, проявить себя в своих самых лучших качествах, попытаться изобрести хоть одну оригинальную ноту. Но нет — получилось, как в том анекдоте: что бы ни собирали — все равно танк выходит. С некоторой грустью смотрю я на все эти статусы как под копирку, мотиваторы, фейки, приколы и аватарки. А где мы сами?..

Покажи нам гриб в лесу — и все, внимание переключилось, все мотанули в лес — надо же успеть опубликовать в Фейсбуке свое оригинальное, миллион второе фото в сети с грибочками. В этой вакханалии меня только одно радует — самой яркой звездой интернета у нас был и остается мухомор, а он дальше леса никуда не заведет.

viki@sb.by

Где cидит фазан

Дмитрий КРЯТ
Вот и я у тебя хочу спросить, Виктория: в самом деле, где же мы, такие все из себя индивидуальные, глубоко мыслящие и до бесконечности настоящие? Может, расселись в театральных ложах субботним вечером или с мудрой, как ты говоришь, заточкой наслаждаемся концертом в филармонии? Ну так там таких же личностей в зависимости от полноты зала от сотен до тысяч. Не стадность ли их пригнала к высокому искусству? Сдается, что именно она, и еще более сильная, чем та, что выпихивает наших с тобой приятелей в леса по грибы.

Меня, признаюсь, она тоже выталкивает временами из наших каменных джунглей на природные просторы. Только давление это с обратным знаком. Этакий неосознанный внутренний протест против чрезмерного коллективизма. Гнетет накопленная усталость от постоянного соприкосновения с бурлящим социумом, растворения в его эмоциональной каше. Хочется спрятаться, побыть наедине со своими мыслями, напитаться энергией бесконечного простора, а не транжирить свою на всякого встречного–поперечного. Что может быть лучшей терапией, чем неспешная прогулка по осеннему лесу и только твоя, а не сыгранная для кого–то радость от каждого найденного гриба? И если моя стадность заключается в согласии с желанием еще кого–то покинуть стадо хоть на какое–то время — я за нее.

Знаешь, Вика, похоже, наши френд–ленты имеют существенное как минимум гендерное различие. Если твоя пестрит исключительно грибами, то мои визави выкладывают еще и фото уловов, а некоторые даже охотничьих трофеев. И не в этом ли индивидуальность каждого в своих персональных увлечениях? И потом, даже набрать ведро черных груздей дано не каждому. Только настоящий охотник знает, где сидит фазан, и это знание приходит с опытом. Когда человек в своем хобби становится профессионалом. И это тоже своего рода проявление именно личностного роста. Его ростки, если ты пожелаешь, с легкостью обнаружишь и в гуле толпы из соцсетей.

Вот тебя раздражает массовость напыщенного дилетантизма в обсуждении «Матильды» или памятника Калашникову. Ну а теперь представь, что то же количество участников дискуссии вдруг собралось бы в одном месте вживую. Что бы ты услышала, кроме взрывов бу–га–га и фто–о–о–пку?! Смогла бы ты в этом шабаше уловить смыслы действительно мотивированных и тем интересных мнений хоть за, хоть против? Очень сомневаюсь. А в стадном ФБ ты легко отделяешь демагогов и горлопанов от носителей реально интересных мыслей.

Ты, Вика, почему–то не хочешь согласиться с тем, что социальные сети — это отражение реальной картины мира. Человек был таким всегда: велся на модные поветрия, одевался в одинаковые турецкие свитера, спортивные костюмы «Адидас», джинсы «мальвины» и «пирамиды». Нравится тебе или нет, но ты невольно растворяешься в массе. Можешь из кожи вон вылезти и биться головой о стену, но оказаться вдруг услышанным толпой дано не каждому. И до эпохи соцсетей донести свою точку зрения до аудитории больше двух человек было не в пример сложнее, чем сегодня. Так что при всей кажущейся стадности таких ресурсов они стали прекрасным инструментом определения в общем сером ярких пятен индивидуальности.

И еще к вопросу о грибном изобилии в соцсетях. Ты не задумывалась, Виктория, что показать крепкий быт всегда было в характере наших людей? В какую деревенскую хату ни зайдешь, прежде чем тебя усадят за стол, обязательно проведут по подворью. Вот здесь у нас коровка, тут свинки. А вот полендвица вяленая — своя. А тут огурчики соленые с моего огорода. А вот грибочков маринованных отведай, хрусткие, что снег. Грибное было лето. Только успевай в лес ездить. И в этом милом хвастовстве кроется немалый смысл. Есть что показать, чем угостить — хороший ты хозяин, пуст, как барабан, — «лайдак i недарэка». И вот отголоски этого природного стремления прихвастнуть своими умениями, успешностью добытчика, кулинарной искусностью нет–нет да и прорываются через соцсети. Ведь это та же лавка возле хаты, на которой судачат за жизнь соседи по вечерам, только значительно длиннее.

И знаешь, Вика, лично мне это сезонное поветрие гораздо милее, чем всепогодные, писанные как под копирку инстаграм–отчеты о том, как, например, классно зависали на Зыбе. Вот тут уж точно ничего живого. Ни уму, как говорится, ни сердцу. Только одолевает желание накормить авторов от пуза поганками.


kryat@sb.by

ТЕГИ:
Версия для печати
Надежда
Я всегда вспоминаю, как в дождь поехала с папой в лес, который у меня на родине в Иваново назывался Губа. Я стою под деревом. Дождь мелкий такой.  и вижу как у меня на глазах из моха растёт  грибок с красной  шапочкой- подосиновик. Лес- это сказка из детства. Поэтому каждый год, как только прослышу  , что пошли маслята или опята , еду, что бы пару вёдер замариновать, заморозить и есть для разнообразия. Умиляет, когда внук говорит : "Бабушка, можно ещё грибочков?"
Иван г.Кричев
Ни какое это не стадо. Так людей называть-это кощунство. А это всегда было азартным делом и для некоторых и
прибыльным.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости