Граница на расстоянии вытянутой руки

С подворья жительницы деревни Друя Браславского района Франтишки Смоляковой открывается замечательный вид на Латвию...

С подворья жительницы деревни Друя Браславского района Франтишки Смоляковой открывается замечательный вид на Латвию. В водах Западной Двины отражаются башни белокаменного костела, крыши деревенских домов и — пограничные столбы. Акваторию реки рассекают охранные катера. Когда–то два берега связывал паром, хотя местные, отправляясь погостить к родственникам в Пиедрую, предпочитали сесть в лодку и поработать веслами. Теперь единственными средствами общения остаются мобильный телефон с латвийской sim–картой или на крайний случай обыкновенный мегафон: люди иногда «нарушают» границу голосом... Здесь большинство паспортов проштампованы многочисленными печатями о пересечении границы. Свыклись ли с таким положением дел старики? Нет. Сердцу не прикажешь. Поэтому новость об упрощении пограничного режима между Беларусью и Латвией для них оказалась сродни таблетке нитроглицерина.


Сердцу не прикажешь


Думала ли еще двадцать лет назад 72–летняя Валентина Макаревич, что в Даугавпилс из Друи на свадьбу к внучке Аните ей придется ехать через Полоцк и Витебск, а дорога займет не привычные полчаса, а чуть ли не месяц? Валентина Михайловна — одна из тысяч, чьи близкие еще в советские годы обосновались «за речкой», в Латвии, и чьи родственные связи стерла государственная граница. В ее паспорт уже в начале мая должна быть вклеена виза для местного приграничного движения, только в силу возраста она, как и многие другие, наверняка воспользуется им всего один раз.


— Сестра и дочки ко мне чаще ездят. Они все–таки моложе. Мне — тяжелее. В последний раз в Латвии была более трех лет назад: еще одна внучка замуж выходила.


История Валентины Макаревич — типичный повод для дискуссии оптимиста и пессимиста. Одни говорят, что шлагбаум наполовину открыт. Пересечь границу, спору нет, стало проще. Но, послушав Валентину Михайловну, можно сказать и так: для многих шлагбаум все–таки наполовину опущен.


Почему? Да хотя бы потому, что в Витебск в течение двадцати дней все равно придется съездить два раза: сдать документы и забрать их. Самый дешевый билет в один конец на автобусе стоит 70 тысяч рублей, в общем вагоне ночного поезда из Друи — 12 тысяч. По пути нужно заглянуть в Браслав — сфотографироваться. И в Полоцк — сделать перевод документов, присланных из Латвии. Тоже, естественно, небесплатно. В общем, хлопот немало. Председатель Браславского районного Совета депутатов Нина Пучинская вместе с представителями облисполкома, пограничниками, старейшинами деревень пыталась свести проблемы к минимуму еще в марте, когда рассматривался вопрос о реализации государственной пограничной политики:


— Было принято решение организовывать целевые автобусные рейсы из Браслава в Витебск — непосредственно к дверям консульства. Правда, все же за счет местных жителей. Да, неудобно. Но по–другому никак. В свое время латвийское представительство полтора года работало непосредственно в Браславе, затем закрылось...


— Меня часто спрашивают: почему в Беларуси документы на приграничное движение подает меньше людей, чем в Латвии? — продолжает тему генеральный консул Беларуси в Даугавпилсе Виктор Гейсик. — Скажем, мы выдали уже около 1.900 удостоверений, приняли почти 3 тысячи заявлений, записали еще 3,5 тысячи человек. Просто приехать к нам в консульство из пограничных волостей намного ближе, чем съездить жителям Браслава, Верхнедвинска или Миор в Витебск. Прием иногородних мы стараемся подстраивать под расписание автобуса. Да и личного присутствия каждого члена семьи не требуем.


Еще один нюанс. Чтобы получить разрешение на упрощенное приграничное движение, нужно оплатить страховку. Старикам со слабым здоровьем выйдет недешево... А о процедурных вопросах придется вспомнить уже в следующем году, а не через пять лет, как пообещали. Документы на первый раз выдали лишь на год.


Но и разрешение не дает права Валентине Михайловне, как и ее землякам, напрямую форсировать Западную Двину или пройти к соседям по протоптанным еще с советских времен тропинкам. Все дороги в Латвию для браславчан лежат через два пограничных перехода. «Ворота центральные» — международный пункт пропуска «Урбаны — Силене». «Ворота северные» — пункт упрощенного пропуска «Плюсы — Каплава».


— Прорабатывается возможность реконструкции пункта упрощенного пропуска «Друя — Пиедруя», — уточняет Нина Пучинская. — Но что именно будет представлять собой переправа — паром или, например, мост, — пока неизвестно. Было предложение навести понтон, однако он мешал бы патрулированию пограничных катеров.


Между востоком и западом


А в паспорт односельчанина Валентины Макаревич Николая Фуникова, социального педагога Друйского детского дома, уже вклеена упрощенная версия Шенгена. Он, пожалуй, именно тот оптимист, для кого белорусско–латвийский шлагбаум действительно оказался наполовину открыт и кто уже ясным апрельским утром пересекал границу автобусом Браслав — Даугавпилс. До долгожданной встречи на автовокзале в Даугавпилсе с родственниками жены Елены — ее братом Иваном и племянником Евгением — оставалось чуть менее двух часов.


Наши попутчицы, латвийские бабушки, оставляющие не один латвийский сантим в белорусских приграничных магазинах, наперебой хвалят качество наших молочных продуктов, умиляются доступности бытовой химии, пеняют на высокую стоимость коммунальных услуг у себя на родине. У Николая Фуникова заботы и хлопоты другие. Приятные! Впервые за долгое время задержаться в Даугавпилсе он сможет не только на три часа.


— Поскольку я живу возле самой границы, съездить в соседний латвийский сельсовет — к родне жены в Краславский район — мне было разрешено и раньше. Но опять–таки не напрямую, в объезд. Путь лежал через Даугавпилс, а значит, с близкими удавалось повидаться мимолетом.


Такой вот вышел парадокс. Новые правила удешевили путь за границу для жителей так называемой пятидесятикилометровой зоны. За «упрощенную» визу они заплатят не шестьдесят евро, а двадцать. Но вот тем, кому в буквальном смысле нужно было сделать несколько шагов, чтобы попасть «за речку», стало дороже. Разрешение раньше им давали бесплатно.


Уже вечером за чаркой и шкваркой Николай Фуников обсудит последние новости с Иваном, обменяется педагогическим опытом со свояком Аркадием. Ну а пока родственники молча покупают цветы и отправляются на кладбище к брату Ивана Петкевича и Елены Фуниковой Виктору — помянуть... За окном автомобиля меняются пейзажи. Николай Фуников вспоминает известные ему с детства места:


— Вот тут раньше кафе «Рига» было, а сейчас, гляжу, «МакДональдс» открыли... Это ведь тюрьма за окном, верно? А что за «Сити–центр» построили? Не помню здесь такого...


Сделать путь короче


Павел Иванович и его жена Наталья Петровна, как и 40 тысяч других этнических белорусов, сделали из Даугавпилса в советские годы местную Шарковщину. Так исторически сложилось: до Латвии жителям Постав, Миор, Браслава, Верхнедвинска и окрестностей было гораздо ближе, чем до Минска. Здесь они учились, создавали семьи, многие здесь и осели. Их дети уже давно уехали в Ригу. А старшее поколение все еще тоскует по СССР. Главная причина — по ту сторону границы старенькие родители да могилы близких.


80–летняя Ирина Михайловна — мама Павла Ивановича — двадцать лет назад переехала из Браславского района в Поставский. А значит, чтобы навестить мать, сыну нужно открывать дорогую визу. Хорошо хоть, что попасть на могилу отца в браславскую деревню Ставрово можно по разрешению на местное приграничное движение. Но кто по ту сторону пограничного шлагбаума соберет все необходимые справки?


— У нас есть право запросить любой документ из Беларуси, но такса установлена немалая — 70 евро. Не нами. Поэтому мы рекомендуем людям открывать однократную визу за 25 евро, — знает проблему Виктор Гейсик. — Кое–какие вопросы в нынешнем варианте приграничного движения мы действительно видим. В мае — июне будем обсуждать вопросы с латвийской стороной. Скажем, Верхнедвинский район в соглашение попал не весь. И оттуда нам приходят жалобы.


А вот пожилой женщине, записавшейся на личный прием к генеральному консулу, разрешение дали на основании старой справки. В виде исключения. Попросили лишь об одном: во время поездки к 98–летней маме в Миорский район документ все–таки обновить.


***


Лично я смотрю на ситуацию оптимистично: шлагбаум к соседям наполовину открыт. Но нужно обратить внимание на нюансы. Люди из приграничья подскажут, какие именно.


Минск — Друя — Даугавпилс — Минск.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?