Говорит и показывает «Газпром»

Кто учит жить российские СМИ?
Кто учит жить российские СМИ?

Если в Интернете набрать www.gazprom.ru, вам тут же откроется, что российский монополист располагает самыми большими запасами природного газа — 17 процентами всего мирового «голубого топлива». Однако на сайте компании вы не найдете данных о том, какую долю средств массовой информации России она контролирует. Ответ дает внимательное прочтение российских газет, просмотр телеканалов и прослушивание радио — долю большую и все возрастающую. Говорящая тенденция последнего времени: каждый, кто посмел оказаться на пути «Газпрома», по воле прессы тут же становится чуть ли не врагом России.

Дочернее предприятие монополиста, «Газпром–Медиа», пишет итальянская газета «Соле — 24 оре», — это настоящая медиа–империя, один из крупнейших в Европе медиа–холдингов. За восемь лет он прибрал к рукам три телеканала, включая НТВ, пять радиостанций, в том числе «Эхо Москвы», крупнейший издательский дом «Семь дней», старейшую газету «Известия», а также рекламное агентство и даже кинокомпанию. Недавно российские «Ведомости», после того как стало известно о схеме продажи «Комсомольской правды» (опять же с участием «Газпром–Медиа»), ввели в оборот термин «газеты друзей «Газпрома». К таковым, кроме «Комсомолки», причисляется и «КоммерсантЪ». Переходя, как сенные девки, от одного барина к другому, печатные СМИ России все равно остаются в поле зрения хозяина.

«Ввиду парламентских выборов этого года и президентских выборов 2008 года концентрация СМИ в руках государства или структур, связанных с Кремлем, достигла крайне тревожного, почти советского уровня», — жалуется итальянцам секретарь Российского союза журналистов Игорь Яковенко, который считает, что «90 процентов российских общенациональных СМИ тем или иным образом оказываются под контролем государства». Поразительно, но при таких цифрах некоторые российские журналисты не стесняются выступать менторами по отношению к «младшим братьям» (советско–имперский сленг вернулся в российскую политику) из соседних государств, жонглируя такими понятиями, как «свобода слова», «частные СМИ» и т.п.

Впрочем, у секретаря союза журналистов, кажется, уже устаревшая постановка проблемы. Через несколько лет на набережной Охты в Санкт–Петербурге появится трехсотметровая башня из стекла — офис «Газпрома». «Шпиль Петропавловского собора, олицетворявший величие Российской империи, будет выглядеть скромно рядом с новым символом богатства и власти», — язвительно отозвалась на уже одобренный проект строительства Би–би–си. Западные журналисты полушутя–полусерьезно задаются вопросом, не является ли уже само российское государство одним из подразделений «Газпрома».

Даже в основательно зачищенных российских СМИ и не менее вычищенной политической элите во время последних разногласий монополиста с Украиной и особенно с Беларусью раздавались робкие голоса, что между бизнес–интересами «Газпрома» и национальными интересами России нельзя ставить знак равенства, поскольку последние несоизмеримо больше. Даже с формальной точки зрения государство является основным, но далеко не единственным акционером «Газпрома» — ему принадлежит только контрольный пакет акций (50,01 процента). Как повезло тому, кому принадлежат остальные 49,99 процента, — им можно не беспокоиться, за них вся Россия.

Впрочем, зная диспозицию, вряд ли стоит удивляться, что в конечном итоге в СМИ интересы «Газпрома» подменили интересы России. Характерно, что в последние год–два в Москве как будто забыли об удвоении ВВП, сегодня у всех на устах одна идея — «энергетической сверхдержавы». Центральная роль, естественно, у «Газпрома», который уверенно движется к тому, чтобы стать крупнейшей корпорацией в мире.

Выражение «Газпром» как второй МИД» уже неактуально, так как принижает важность монополии. Эксперты пытаются найти эквивалент посту председателя правления «Газпрома». Давно ходят упорные слухи, что в это кресло после завершения президентского срока сядет Владимир Путин. Значит ли это, что для него такая смена деятельности не будет понижением? Вот бывший канцлер ФРГ Герхард Шредер, закончив политическую карьеру, был рад трудоустроиться в «Газпроме» и на гораздо менее значимую должность. Если догадки журналистов оправданны, то все становится на свои места...

Зная расклад на российском медийном рынке, собственно, нечего и удивляться тому, что Минск стал чуть ли не врагом номер один, как только занял жесткую позицию в споре с российскими энергетическими гигантам. Но во всей этой некрасивой истории важен еще один момент. Противоречия в отношениях Минска и Москвы вызвали приятное возбуждение и в противоположном от «правых рыночников» политическом лагере России. Разного рода популисты обрадовались предоставленной накануне выборов в Госдуму возможности помахать жупелом «заговора олигархов». Это, разумеется, чистой воды популизм. Давно понятно, кто в России главные олигархи. Да и тот факт, что «Газпромом» фактически руководит вице-премьер правительства Дмитрий Медведев, говорит сам за себя. Кто не в курсе, тому Александр Лукашенко пояснил в своем недавнем интервью редактору газеты «Завтра» г-ну Проханову, отвечая на вопрос о скачке цен на газ для Беларуси: «Это были прямые указания Президента России. Дело в данном случае не в «Газпроме», а в руководстве России». Нужны комментарии?

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости