История династии из Осиповичей, которая посвятила свою жизнь спасению попавших в беду людей

Готовые к погружению

Профессия спасателя-водолаза окутана романтикой. Исследовать подводные глубины, находить затонувшие корабли и сундуки с кладами в детстве мечтают многие мальчишки. Но профессиональный водолаз — это в первую очередь тот, кто приходит на помощь людям, терпящим бедствие. Осиповчанин Сергей ЧИГИЛЕЙЧИК занимается этим без малого 20 лет. Наверное, гены: и отец его спасателем был, и двоюродный брат. А с прошлого года в ОСВОДе трудится и сын Сергея Сергеевича.

Сергей Чигилейчик.

Живущие на дне

Сергей Чигилейчик водолазом стал спонтанно. Сварщик по специальности, он как-то заглянул на спасательную станцию, что на Осиповичском водохранилище, где в то время работал его двоюродный брат — Сергей Яковлев. От него узнал, что нужны толковые кадры, понаблюдал за работой водолазов, захотел попробовать. Потом было два месяца учебы (в нашей стране таких специалистов готовят на рабочих местах, то есть на спасательных станциях) — и Чигилейчик стал водолазом 3-го класса. 

Сегодня Сергей Сергеевич уже водолаз 1-го класса. Погружается круглый год: и в летнюю жару, и в зимнюю стужу — «чтобы постоянно быть в форме». 

— Впервые опытный напарник «выгулял» меня под водой осенью. Температура ее была каких-то плюс 7 градусов. Глубина водоема — 4,5 метра. Он же меня и страховал. А еще веревка, с ее помощью водолазы подают сигналы друг другу, — делится спасатель.

Погружения проходят ежедневно: если не рабочие, то тренировочные. Перед каждым спуском спасателей осматривает медик. И сердце, и давление должны быть в норме. Ведь работать приходится в экстремальных условиях. Вода на глубине на тебя давит. Полная экипировка (гидрокостюм, кислородный баллон, маска) весит килограммов 30. Но даже не это самое сложное. Совершая погружения в местных водоемах, водолазы попадают в недружественную среду. 

Сергей Сергеевич уточняет: в водохранилище дно илистое, непредсказуемое, вода темная, видимости нет, работать чаще всего приходится на ощупь. На реке Птичь видимость получше: можно разглядеть предметы, что от тебя на расстоянии до 1,5 метра. Но есть другая проблема — сильное течение, которое приносит коряги, прочий мусор. А на Березине помимо этого еще и глубокие ямы.

Утопающим протяни руку 

Унести течением от берега может любого. И однажды наш герой, будучи в отпуске и отдыхая с семьей на реке Свислочь в Минске, заметил тонущего:

— Он не кричал, не звал на помощь, просто раз скрылся под водой, затем — другой и больше уже не показывался. Рванул к нему, подхватил, вытащил на берег. Мужик пришел в себя, полез целоваться — выпивший был. 

Сколько человек спас, Сергей Сергеевич не подсчитывал. Но не все истории со счастливым концом. Люди тонут и летом и зимой. Как правило, нетрезвые. 

— Как-то утром нам сообщили, что на Свислочи, в Осиповичском районе, под воду ушел человек. До темноты ныряли — тщетно. А вечером позвонил рыбак. Обнаружил утопленника на косе, за 3 километра от места, где тот нырнул. 

У спасателя-водолаза помимо крепкого здоровья должна быть еще и устойчивая психика. Конечно, человек ко всему привыкает, но не к гибели детей. На памяти Сергея Сергеевича таких случаев было два:

— Несколько лет назад в деревне Липень на карьере мальчонка утонул. Рыбаки пытались его спасти, да не успели. Вытащили бреднем уже бездыханного… А в селе Цель несколько лет назад дети пошли купаться на реку. Девочка стала тонуть, 10-летний мальчишка ее спас, а сам нахлебался воды и ко дну... Его тело пять дней вместе с сотрудниками МЧС искали. Несчастного затянуло в омут, пришлось корч распиливать, за который он зацепился.

Основная зона ответственности осиповичских водолазов-спасателей — городской пляж. Но если поступает сигнал, что где-то в районе на водоеме перевернулась лодка или утонул человек, мчатся по вызову.

Под водой, впрочем, им не только людей искать приходится, но и вещи. А это зачастую то же самое, что иголку в стоге сена. Сергей Чигилейчик вспоминает:

— В темноте снастей или охотничьих ружей не видать. Проще с крупногабаритными неодушевленными «утопленниками». Доставали лодки, мотоцикл и даже «Жигули». Малолетки машину чужую угнали, покатались, а после, испугавшись, утопили в очистных сооружениях. А как-то брат мой Серега извлек обломки старого деревянного судна. Их после вроде в музей передали.

Время от времени находят водолазы и утонувших животных: «Однажды кабана к берегу прибило. Раненый был, видать, уходил от охотников, но переплыть реку сил не хватило».

Как рыба в воде

Сергей Чигилейчик, который вырос на озере, не устает напоминать отдыхающим о мерах предосторожности: что нельзя купаться в запрещенных местах, нырять в пьяном виде, оставлять без присмотра детей: 

— Плавает только рыба. Остальные держатся на воде. Кто лучше, кто хуже. За детей особенно страшно: когда 3—5-летний ребенок в озере барахтается, а его мамаша сидит, уткнувшись в телефон, делаю замечание: мол, не туда глядишь. Некоторые огрызаются: «А вы тут для чего? Вам за это деньги платят!» Непросто и летом, когда на берегу нашего водохранилища проходит слет байкеров. Со всей страны съезжаются, из России. В прошлом году было тысяч десять. А нас, спасателей, всего пятеро, сутками на катере дежурим. Просим бравых парней быть осмотрительными. Стращаем даже, если пьяными в воду лезут: мол, хотите — ныряйте, завтра поутру приедем, тела достанем. Многих это отрезвляет.

Кстати, даже спасенные не всегда говорят водолазам спасибо. Однажды Чигилейчику с коллегой сказали, что на реке перевернулась лодка: «Был сильный ветер, рыбак начал груз снимать, ее, резиновую, и перевернуло. Мужика мы вытащили. Откачали. А он нам: «Сапог жалко. Совсем новые были. Знал бы, что вы так скоро подоспеете, не сымал бы».

Сергею Сергеевичу 52 года. О выходе на пенсию он пока не думает, хотя смену себе уже подготовил — год назад на станцию пришел один из его сыновей, 31-летний Алексей, водолаз 3-го класса: «В 5 лет уже хорошо плавал, и сынишку своего, Сережу, которого назвали в честь деда и прадеда, этому учу. Чтоб воды не боялся. Глядишь, со временем продолжит династию».

Алексей Чигилейчик.

Кстати, самый старший Чигилейчик — Сергей Николаевич — тоже спасатель. Только вместо воды у него были рудники и шахты.

Сергей Сергеевич родился в Сибири, в Кемеровской области. Отец его 14 лет трудился на шахте в городе Ленинске-Кузнецком: «Горноспасателем. Всегда на передовой, рисковал жизнью. Но рассказывать о ЧП не любил, отмахивался: дескать, ничего героического, это моя работа. Но одну историю я запомнил. Это было в конце 1970-х, батя с коллегами мчался на экстренный вызов — очередной обвал. Водитель страшно торопился, свернул не туда, а там разрушали горную породу, и их автобус угодил в эпицентр взрыва. Из 7 человек выжили трое. Но при этом одному спасателю руку оторвало, другому — ступню, а отцу болтами от машины посекло всю ногу… После чего он, уроженец Осиповичского района, и решил вернуться на малую родину. Переквалифицировался в сварщики. И я поэтому изначально выбрал эту профессию, а уж после стал спасателем».

О том, что сменил работу, не пожалел. Да и хобби с ней неразрывно связано. 15 лет занимается подводной охотой — на Березине, Птичи, Днепре, Соже. Самый большой улов — сом весом 15,5 килограмма. Такая рыбалка для него и отдых, и своеобразная профессиональная тренировка.

kislyak@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: САЗОНОВ Андрей