Госзакупки отмоют от накипи

С 2018 года госзакупки станут более прозрачными и полностью перейдут в цифровой формат

Государственные закупки — вещь серьезная. Около 10% ВВП страны ежегодно тратится на покупку товаров и услуг за счет средств бюджета. Согласитесь, суммы внушительные. И потому для их рационального использования в стране  внедрена система госзакупок. 

Автоматизированные торги должны помочь выбрать надежного поставщика с наиболее выгодной ценой. На практике же конкуренция срабатывает далеко не всегда. По статистике, 57% закупок от общего числа производится из одного источника. Почему и по чьей вине так происходит, и как повысить градус конкуренции в сфере госзакупок, выясняла корреспондент «Р».


По мнению начальника главного управления государственных закупок Министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) Павла Жуковского, расставить точки над «i» во многих вопросах должно внесение изменений и дополнений в профильный закон четырехлетней давности. Соответствующий проект депутаты приняли в декабре прошлого года в первом чтении. Сейчас пакет предложений дополняется: согласование и рассмотрение затянулись на 1,5 года, некоторые нормы нужно актуализировать и «утрясти» в соответствии с международными обязательствами. Если проект закона примут во втором чтении и у Президента не возникнет замечаний, планируется, что заработает новый документ с 2018 года. 

— Первое, что предусмотрено обновленным законом, — полная электронизация процесса закупки, чтобы можно было легко и просто отследить всю процедуру от начала и до конца. Для этого будет создана единая государственная информационная система управления закупками под эгидой МАРТ и Минфина, который и выделяет средства на госзакупки. Она будет аккумулировать все данные, содержать ссылки на процедуры, результаты, условия и договоры, —  обращает внимание Павел Жуковский. — Там, например, в будущем появится информация из Министерства по налогам и сборам о должниках по уплате в бюджет. Договоры будут заключаться в том числе и в электронном формате и сразу же передаваться в систему госказначейства. Действующие площадки останутся, на них будут проводиться торги. Что немаловажно, будет автоматизирован и процесс обжалования. 

Фото studydoc.ru


Сейчас, например, жалобы поступают в МАРТ по почте, после чего ведомство размещает их на официальном сайте по госзакупкам. После рассмотрения там же появляются результаты. Суть проста. Однако многое упирается в сроки. Например, недовольные торгами организации нередко отправляют жалобы на десятый, последний разрешенный законодательством день. Письма идут еще пару дней, а также немного времени занимает изучение проблемы. Тем временем большинство заказчиков уже на 11-й день после торгов спешат заключить договоры. Даже если комиссия увидит нарушение, она не вправе понудить к расторжению договора. Как вариант — недовольный может пойти в суд. Но на это уже нужны деньги и время. Автоматизация же позволит не упустить время и тотчас заблокировать процедуру на время разбирательства, да и все преобразования будут видеть заинтересованные стороны. 

К слову, о жалобах. За 11 месяцев прошлого года специалисты МАРТ рассмотрели около 900 обращений. Примерно в половине случаев речь идет о закупках в строительстве, которое на год включили в систему госзакупок. Кстати, именно в строительстве самая высокая конкуренция — в торгах постоянно участвуют минимум пять поставщиков. Ажиотаж наблюдается также в медицине, услугах, например, по техобслуживанию, ремонту, в том числе авто, поставке запчастей и продуктов питания в школы, больницы, санатории. Специалисты вспоминают, как в 2013-м удивлялись, что только в одном из пяти случаев производители продовольствия участвовали в торгах — так были заняты экспортом, не обращая внимания на «небольшие» нужды внутри страны. Сейчас их подкупает своевременность расчетов. 

Фото bridging-the-gap.me


— Подтверждается около 40% жалоб. Нередко заказчик устанавливает ограничивающие требования или прописывает кипу документов, которые не нужны. Вторая часть нарушений — со стороны комиссии заказчика, которая решает, с кем заключить договор. И что-то упускает из виду. А ведь все члены комиссии в таком случае, согласно новому закону о борьбе с коррупцией, отвечают за промахи, если никто не выступил против. Это чревато штрафом до 50 базовых в первый раз и 50—100 базовых в последующий. Еще 20% жалоб признаются необоснованными, но во время их рассмотрения всплывают другие нарушения. Например, закупка не была включена в годовой план. Но большинство нарушений происходит не из-за злого умысла, а из-за банального незнания и низкой квалификации специалистов, — уточняет Павел Жуковский. 

Этот пробел в новом законе планируется исправить — в будущем в комиссию заказчика или организатора должны входить специалисты, которые прошли переподготовку в сфере госзакупок. Соответствующие программы продолжительностью чуть более двух недель готовятся к открытию в Академии управления при Президенте и БГЭУ. Возможно, кому-то придется пойти по пути централизации и передать свои права вышестоящей организации. Как это сейчас происходит, например, в случае с закупкой лекарств для бесплатной выдачи пациентам. На крупные заказы активнее откликаются, да и экономия получается больше. Еще один вариант помощи специалистам — разработать типовые задания для торгов и договоры и «спустить» их сверху. Ведь порой критерии просто копируют или загодя устанавливают дискриминационные требования. Например, просят отзыв местного райисполкома при закупках в строительстве. Понятно, что такой шаг автоматически ограничивает круг потенциальных победителей. Или вот еще: разыскивается фирма с опытом уборки в госучреждениях более 20 лет, а поставщику канцелярии нужно быть в деле 10 лет. Так ли принципиальны эти требования? Отбор по квалификации, а также перевес неценовых фактов при сравнении в конкурсе МАРТ хочет исключить.

За 9 месяцев прошлого года в стране было проведено 265 тысяч закупок.
Фото pasmi.ru

— Мы считаем, что критерии оценки неценовых факторов должны быть четкими, не субъективными, их раз и навсегда должны установить госорганы. Бюджет не должен переплачивать за опыт, художественную ценность, отзывы несколько миллиардов рублей, — считает начальник главного управления госзакупок. 

Ведь невыполнимые требования — заведомо или по незнанию — сокращают конкуренцию и ведут к закупкам из одного источника. Так, средний процент несостоявшихся процедур в электронных аукционах — 43%, в запросах ценовых предложений — 38%, в конкурсах — 25%. Получается, что за 9 месяцев 2016 года в стране было проведено 265 тысяч закупок, 57% из них — из одного источника. В денежном выражении эта цифра несколько ниже — 50%. К слову, в среднем при госзакупках цена уменьшается на 15—20% от начальной. Поэтому непрозрачных закупок из одного источника должно быть как можно меньше. К тому же в них порой неожиданно меняются условия: например, увеличиваются суммы, сроки поставки, объемы, и видит это только избранный партнер. Новая редакция закона такую практику отменяет, но лазейка для переигрывания ситуации пока остается.

Сегодня заказчик не всегда представляет, сколько стоит предмет закупки, и потому легко может переплатить.
Фото 4esnok.by

Схожие пробелы есть и с возможностью исполнителей менять цену, если ее изменение нельзя было предусмотреть на момент проведения торгов. Пользуясь этим, предприятия нередко демпингуют, а потом отыгрываются за счет сноски в законе. Мол, не знали, что валютный курс изменится, зима будет холодной, посевы вымерзнут… По сути, все это — предпринимательские риски, которые не должны отражаться на заказчике. Он, как ожидается, будет обязан сообщать о партнерах, отказавшихся от заключения договора или плохо исполняющих свои обязательства. Они будут включаться в список недобросовестных участников закупок. Кроме того, попавшихся намерены отстранять от игры на два года. 

К слову, чтобы предупредить проигрышные сделки, предлагается обязать заказчиков формировать ориентировочную стоимость закупки исходя из анализа похожих торгов. 

— Сегодня заказчик не всегда представляет, сколько стоит предмет закупки, и потому легко может переплатить и 1000% от обычной цены — такое бывало, — вспоминает Павел Жуковский. — Казахи и россияне уже используют такой подход. Да, с одной стороны, это усложнит работу заказчикам, но с другой — повлечет экономию и позволит ориентироваться. Да и контролирующие органы будут видеть, кто закупает, скажем, бумагу по 7 рублей, а не по 5, а значит, неэффективно тратит деньги.

Закупки в строительстве снова выводятся из электронного формата. Процедуры будут проходить в бумажных конвертах
Фото offlmtsinteriordesigns.com

По мнению Жуковского, чем меньше свободы действий у участников процесса, тем больше порядка в системе. Поэтому новая версия закона убирает многие нечеткие моменты, которые при желании заказчики могут трактовать в свою пользу. 

— При этом закупки в строительстве снова выводятся из электронного формата. Процедуры будут проходить в бумажных конвертах. По нашему мнению, эту процедуру нельзя назвать гласной и прозрачной, какой она должна быть. Ведь одному можно дать один пакет документов для участия, а другому что-нибудь из него выложить — такое бывало. И не отследишь. Как и то, кто и на каких условиях соревновался, кого и за что отклонили. Такой шаг не позволяет создать условия для равного отношения ко всем участникам, минимизировать коррупционный риск. Усложняется и процесс обжалования — здесь отдельной комиссии, как в МАРТ, нет. В закупках при строительстве можно только обратиться к заказчику, но он, скорее всего, будет стоять на своей правоте. Обратиться в межведомственную комиссию при Совмине можно, если твоя закупка больше 100 тысяч базовых, а это единичные случаи. Не каждый пойдет в суд восстанавливать свои права. Проще будет сразу отказаться от «состязания», а это отрицательно скажется на конкуренции. Поэтому мы и настаивали, чтобы Министерство архитектуры и строительства при подготовке изменений в постановление Совмина № 88 «Об организации и проведении процедур закупок товаров (работ, услуг) и расчетах между заказчиком и подрядчиком при строительстве объектов» от 31 января 2014 года предусмотрело возможность электронизации процедур закупок при строительстве, а также создания у себя комиссии по закупкам, — акцентирует внимание собеседник. — Но, к сожалению, это предложение учтено не было. 

КСТАТИ 

Объем госзакупок стран Евразийского союза, по некоторым оценкам, сопоставим с общим объемом экспорта из стран ЕАЭС в Европейский союз — около 270 млрд долларов и 300 млрд долларов соответственно. Планировалось, что пилотный вариант единой системы госзакупок ЕАЭС появится в 2016 году, но создание перенеслось на более поздние сроки. Причина — в ряде нерешенных барьеров и вводимых изъятий. Например, введение понятия «товар Евразийского экономического союза» позволило бы распространить преференции, вводимые странами для собственных компаний, на других партнеров. Не решен вопрос взаимного признания электронных цифровых подписей, появления единого реестра поставщиков. И еще. В Армении, например, все госзакупки проводятся на армянском языке. В Казахстане — на русском, но можно принять участие, только если в этой стране у компании создано официальное представительство. В Казахстане, когда участник формирует заявку, специально созданная система проверяет наличие информации о нем в различных государственных информационных ресурсах: зарегистрирован ли он, нет ли задолженностей по уплате долгов и сборов в бюджет, нет ли неисполненных контрактов. У нас такой автоматизированной системы нет, соответственно, возникает вопрос доверия. Не последнюю роль играют и сроки поставок, которые устанавливают заказчики. 

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

97% участников процедур госзакупок — белорусские предприятия и организации. Причем с бизнесменами малой и средней руки заключается около 25% контрактов. 

Российские компании подали 1730 предложений. В основном они участвуют в электронных аукционах. За 9 месяцев с начала прошлого года с ними заключено договоров на 4,8 млрд деноминированных рублей. Результат 2015-го — 5,2 млрд рублей. 

При этом россияне занимают пятое место по активности в наших закупках. На первом — Великобритания. Затем идут Эстония, Латвия и Литва. Всего в списке иностранных конкурентов в 2015 году значатся 372 компании из 33 стран. Суммарно они разместили более 2 тысяч предложений — 16% от всех. С нерезидентами заключено договоров на сумму 1,61 трлн неденоминированных рублей (40% от общей суммы). 

Отследить наших поставщиков за границей не всегда удается: так, восточные соседи не вычленяют предложения, поданные через дистрибьюторов и дилеров. Прямых контрактов с нашей страной в 2015 году было заключено примерно на 2,5 млн долларов. В то же время статистика показывает: россиянам из нашего бюджета уходят суммы примерно в 40 раз большие, чем «отщипываем» мы.

В ТЕМУ

В новом варианте закона о госзакупках предлагается сократить сроки. Например, вдвое — конкурсных процедур (до 15 дней) и запроса ценовых предложений (до 5 дней). Предлагается снизить порог закупок, которые ведутся из одного источника и ограничены 300 базовыми, а информацию об этом размещать в открытом доступе. Кроме того, МАРТ выступает за заключение всех договоров, даже с иностранцами, в национальной валюте.

druk@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости