Город с сельским лицом

В первой части своего путешествия в древний Туров я рассказал немного о нравах далеко не лучшей части его обитателей, о достаточно примитивном местном сервисе. Сегодня хочу поделиться наблюдениями, как местные жители делают свой бизнес, и большой, и совсем маленький. Например, как простая коза может быть источником дохода.

Непредвзятые заметки неравнодушного путешественника.

В первой части своего путешествия в древний Туров я рассказал немного о нравах далеко не лучшей части его обитателей, о достаточно примитивном местном сервисе. Сегодня хочу поделиться наблюдениями, как местные жители делают свой бизнес, и большой, и совсем маленький. Например, как простая коза может быть источником дохода.

2. Хороший пример заразителен

Маникюр им только снится

Знаменитая огуречная столица нашей страны — деревня Ольшаны Столинского района — неподалеку от Турова. Но если там давно усекли, на чем можно делать деньги, то туровцы долго присматривались к ранним овощам.

— 12 лет назад, — говорит Руслан Ничипорук, — я был в числе первых, кто решил заняться этим делом. Соорудил теплицу. Так все кругом охали, мол, это ж надо, целых четыре сотки накрыл пленкой. А сегодня уже и 20—30 соток никого не удивляют.

Рассказал он и о том, как нелегко даются ранние огурцы. Семена на рассаду начинают высевать еще в феврале. А в теплицу переносят в конце марта, когда на улице еще холодно. Приходится постоянно топить специально построенные печки. Поэтому на сон можно выделить не больше 4—5 часов.

Соседка Ничипорука Татьяна Рай признается, что работает от темна до темна. Особенно во время сбора урожая.

— Вчера я вкалывала без перерыва с 5 до 22, — признается она. — Надо было сорвать целую тонну огурцов. Посмотрите, какие руки! Вот до чего доводят эти огурцы!

Если б только они! Семья еще выращивает десятки соток капусты, кукурузы и столовой свеклы. Потому Татьяна Рай, как и немало других туровцев, больше нигде не работает. Муж Александр — учитель. Правда, признается, уже бывший.

— Сегодня написал заявление на увольнение, — рассказал он. — Получал 800 тысяч в месяц, из которых чуть ли не половину тратил на горючее, чтобы добраться до школы. Хватит, надоело! Буду теперь заниматься только овощами. За счет их построил новый дом, думаю, что и дальше жить буду.

Несомненно, овощи приносят хороший доход. Но не всегда. К середине лета цена на огурцы начинает падать.

— Вчера еще оптовики брали по 500 рублей за килограмм, — говорит Руслан Ничипорук, — а сегодня уже по 100, да и то только отборные. Это практически бесплатно. Поэтому многие остаток урожая скармливают свиньям или выбрасывают на свалку.

Правда, и в этой ситуации находятся предприимчивые люди. Тот же Александр Рай закупил большие бочки и солит в них огурцы.

— Россияне «под водочку» заберут, — смеется.

Аромат парного молока

Я говорил уже, что Туров — это, по сути, большая деревня. И многие десятилетия неизменным атрибутом почти каждой семьи была корова. Лет 20 назад этих животных здесь насчитывалось около четырех сотен. Чтобы обеспечить их кормом на зиму, местные жители косили сено на противоположном берегу Припяти и возили его на пароме. Сейчас ситуация кардинально изменилась. Коров здесь в десять раз меньше, хотя сено купить можно без проблем и дешево. Старикам корову держать не по силам, а молодежь не хочет лишней обузы.

Одну из хозяек я встретил вечером на улице, когда та гнала животное с пастбища. Любовь Авдейчик уже на пенсии. Говорит, что раньше, когда дети были малыми, держала даже две коровы. Когда те выросли, рогуль сбыла, потому что приболела. А сейчас опять завела.

— Домашнее молоко намного вкуснее магазинного, — разоткровенничалась Любовь Егоровна. — Я его утром и вечером чуть ли не по литру выпиваю. А еще у меня внуки летом живут, так их отпаиваю парным молочком, чтобы крепенькими росли.

— А пасти часто приходится?

— У нас в стаде всего девять коров, вот и считайте. Но я люблю пасти. Внучок Дима помогает. Только пару дней пройдет, как отпасем свою очередь, он уже спрашивает: «Бабушка, а когда следующий раз?» Есть у нас также пастух, который может пасти за кого-то. И берет недорого — всего 15 тысяч за день плюс обед.

— А сено где берете на зиму?

— Этот вопрос решается легко. Часть молока продаю и за вырученные деньги покупаю сено у местного фермера Михаила Шруба.

Две с половиной козы

Если количество коров в Турове неуклонно падает, то число коз, наоборот, растет. Их здесь теперь уже более трехсот. Мелкий рогатый скот держать легче, чем крупный.

Зинаида Голец раньше держала и корову, и козу, потому что мужу коровье молоко не шло. Хозяин умер шесть лет назад, и корову сбыла. Тяжело стало держать.

— Теперь у меня три козы, — пустилась в откровения Зинаида Федоровна, — но считайте, что две с половиной, потому как последняя доится лишь на один сосок, и ее молоко отдаю козленку. Каждый день надаиваю шесть литров молока. Хватает себе, внукам, оставшееся продаю и за вырученные деньги покупаю сено.

Самое трудное дело с козами, призналась хозяйка, это пастьба. Общего стада, как у коров, нет. Приходится гонять по канавам и обочинам.

— Пасу два часа до обеда и столько же после, — говорит Зинаида Федоровна, — больше на солнце не усижу. Поэтому докармливаю сеном.

— А нельзя ли навязывать?

— Некоторые соседи пробовали, так собаки набегают и рвут коз. Поэтому я не рискую. Лучше меньше попасти, зато целы будут.

Поговорили мы и об остальном хозяйстве Зинаиды Федоровны. Она обрабатывает немалый огород, чтобы картошка да овощи были свои. Утерев слезу, женщина призналась, что хозяйство держит и из-за сына. Он нигде не работает, жена прогнала за пьянство. Бабушке жалко внуков, вот и платит алименты из своей пенсии.

Тяжело ли обрабатывать старушке огород? Хозяйка рассказала, что в Турове десятки людей держат лошадей. Некоторые из них только тем и живут, что большую часть года работают в личных хозяйствах.

Одна лошадиная сила

Случай встретиться с одним из лошадников подвернулся сам собой. На лугу я увидел табун лошадей, от них в мою сторону шел человек. Познакомились. На мое удивление, владельцем коня оказался пономарь местной церкви Александр Веренич. Он рассказал, что работа в храме для него основная, а в свободное от службы время подрабатывает на личных огородах.

— Только что завершил междурядную обработку капусты, — рассказал Александр Алексеевич. — Каждая сотка стоит три тысячи рублей. А за вспашку здесь все берут по пять тысяч. Целыми днями ходить за плугом или окучником, конечно, нелегко, но я привык. Так зарабатывают на жизнь многие владельцы лошадей.

Работы лошадникам хватает круглый год. Весной посадка картофеля, летом обработка, осенью перепашка, зимой доставка дров. Коней, признался Александр Веренич, содержать не трудно. С мая по октябрь им корм не нужен — пасутся на лугу. А зимой хватает сена и немного зерна. На лошадях, в принципе, все подсобное хозяйство в Турове и держится.

Забросил удочку — плати!

Кормятся туровцы и с реки. Неподалеку протекает величественная Припять, а через сам город ее приток — река Струмень. И если для некоторых здешних жителей рыбалка — это всего лишь забава, то для других — способ добычи дополнительного пропитания.

Пройдя по городскому скверу, я спустился к берегу реки и встретил там пожилого рыбака. Дедуля рассказал, что приходит сюда каждый день. Пенсия у него небольшая — чуть больше 500 тысяч рублей. За нее и питается, и выпить рюмку не прочь.

— Наловлю килограмм плотвы, — делится своим житьем-бытьем дед Иван, — зажарю да с картошкой и огурцом поем. Вот и целы мои денежки.

В это время на берег подошел другой рыбак. Узнав, что я из столицы, он резко перешел в атаку:

— Вы бы поинтересовались, почему на Припяти ввели платную рыбалку. Мы здесь всю жизнь ловили, а теперь требуют денег. Говорят, что зарыбили реку. Вот пусть за деньги ту рыбу и ловят. А мы хотим бесплатно свою, что нам природа дает.

Начальник Туровской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира Анатолий Маркевич рассказал, что ОАО «Туровщина» взяло в аренду 32 километра Припяти, провело там зарыбление мальками щуки и сома, организовало охрану от браконьеров. Все это стоило немалых затрат, поэтому и рыбалка здесь теперь платная. Для местных жителей предусмотрены скидки. Хотя Анатолий Дмитриевич согласен, что это ущемление прав тех, кто живет на реке. Возможно, местным депутатам стоит разобраться, с кого брать деньги за рыбалку.

Однако сегодня начальника инспекции волнует не это, а борьба с браконьерами.

— Практически каждую неделю выявляем случаи ловли рыбы сетями, — говорит Анатолий Дмитриевич. — На днях задержали браконьеров с 53 килограммами рыбы. Им придется только за нанесенный природе ущерб заплатить 7 миллионов рублей.

Начальник инспекции сообщил, что браконьеры, как правило, нигде не работают, а рыбу ловят, чтобы обменять ее на выпивку. В инспекции уже собрана целая коллекция конфискованных сетей. Однако желающих легким трудом обзавестись речными дарами не уменьшается.

На этом я заканчиваю вторую часть своего рассказа о путешествии в древний Туров. В третьей хочу рассказать о духовной жизни города и, в частности, почему на местном кладбище из земли растет каменный крест.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

НА СНИМКАХ: Любительница парного молока Любовь АВДЕЙЧИК и юный пастушок внук Дима; Зинаида ГОЛЕЦ со своими козами; Начальник инспекции охраны животного и растительного мира Анатолий МАРКЕВИЧ показывает конфискованные у браконьеров сети.

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?