Гонки со смертью

устроил в центре Минска автолихач со стажем. И отделался чужой жизнью… Время остановилось 5 июня Римма Филипповна Нарейко пришла в редакцию после судебного процесса со слезами на глазах. Когда судья невнятно и монотонно зачитал приговор, 65-летняя женщина-пенсионерка, внучка которой погибла в автоаварии, поняла, что расслышала далеко не все. Она недоуменно взирала, как удалился из зала судья, а за ним следом собрался уходить обвиняемый Андрей Жовнич. -- Где милиция? Почему его никто не арестовывает?! – недоуменно спросила-воскликнула Римма Филипповна. Она, до этого тихая-смирная женщина, преобразилась в одно мгновение. Никто на ее слова не отреагировал. Тогда Нарейко, находясь уже в состоянии аффекта, закричала: «Убийца, ты убил мою внучку!» -- Женщина, внизу находится конвой. Если вы не успокоитесь, я его вызову, -- жестко пообещала секретарь судебного заседания Елена Саленик. -- Для преступника вы конвой не вызываете, а мне его обещаете! – возмутилась Римма Филипповна. Родные и близкие, которые присутствовали в суде, ее успокоили. Андрея Жовнича суд признал виновным в нарушении правил дорожного движения при управлении транспортным средством, повлекшем по неосторожности смерть человека, и причинении тяжких телесных повреждений. При этом назначил наказание в виде трех лет и шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии--поселении для лиц, совершивших преступление по неосторожности. Жовнич также был лишен права управлять всеми видами транспортных средств сроком на пять лет. Мера пресечения ему до вступления приговора в законную силу была избрана судом в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Поэтому обвиняемого никто и не должен был брать под стражу, как добивалась того Нарейко. Все последние месяцы Римма Филипповна пребывает в прострации, порой путая действительность с грезами, реалии – с желаемым. «5 июня 2003 года, -- написала она в письме в «Р», -- время остановилось не только для моей единственной внучки Инги, но и для меня самой». Можно привести немало подтверждений этим словам. Так получилось, что половину своей жизни двадцатилетняя Инга Нарейко прожила вместе со своими родителями у бабушки. Они были очень близки. Не зря в народе говорится, что бабушки любят своих внуков больше, чем детей. -- Ты будешь, бабушка, помогать мне нянчить моих детей, -- мечтательно произносила девушка. -- А ты, Инга, будешь ходить на мою могилу, когда я умру, -- делилась Римма Филипповна. «Моя внучка была доброй и порядочной девочкой. Верила в Бога, любила все живое на земле. Работала оператором в «Белселе» и училась в техникуме. Ее любили и уважали друзья и коллеги по работе. Всегда была для меня хорошей помощницей и опорой в жизни», -- так охарактеризовала Римма Филипповна Ингу, которой не стало 5 июня прошлого года. Анатомия ДТП «5 июня 2003 года, около 19 часов, в г.Минске на улице Московской у дома № 7 автомобиль «Альфа-Ромео» столкнулся с автомобилем марки «Форд-Сиерра». В результате дорожно-транспортного происшествия один человек погиб на месте происшествия, а три получили телесные повреждения различной степени тяжести и были госпитализированы в лечебные учреждения г.Минска». Такое сообщение появилось в милицейских сводках. Погибшей оказалась именно Инга Нарейко. Она ехала вместе со своим приятелем в машине «Альфа-Ромео», которой управлял 25-летний Андрей Жовнич. Удар был такой силы, что через несколько минут эта иномарка загорелась. Водителя «Форда-Сиерры», с которой она столкнулась, спасатели МЧС буквально выковыривали из салона. 31-летний человек на всю жизнь остался инвалидом. Похоронив внучку (до своего двадцатилетия она не дожила 20 дней) и едва придя в себя, Римма Филипповна поинтересовалась ходом следствия по страшной аварии. Следователь отдела по расследованию ДТП подполковник милиции А.Шило посетовал на нехватку свидетелей. Майор Михаил Косматович, который одним из первых прибыл на место аварии, записал фамилии двух очевидцев произошедшего – Д.Бушмакова и В.Бармина – водителя и пассажира автомобиля «Ровер-620», оказавшегося рядом со столкнувшимися машинами. Других свидетелей данного ДТП было поручено найти старшему лейтенанту Октябрьского РУВД А.Борисевичу и старшему лейтенанту Московского РУВД В.Клиндукову (происшествие случилось на границе двух районов столицы). Оба участковых инспектора очевидцев не установили. Римма Филипповна поняла, что они свидетелей или не искали или как следует не искали. Кроме того, при странных обстоятельствах пропала видеокассета с записью последствий ДТП. Нарейко взялась не за свое дело и вскоре утерла нос горе-милиционерам. Она, обычная пенсионерка, без особого труда(!) нашла очевидцев аварии: Екатерину Хмелеву, Татьяну Климову, Инну Моисееву и других. Узнала, что после взрыва выбежали водители из гаража БГУ. Водитель инкассаторской машины, увидев страшную картину последствий ДТП, даже нарушил служебную инструкцию и прибежал от магазина с огнетушителем, стал тушить горящий автомобиль… -- Эта машина «Альфа-Ромео» неслась навстречу своей смерти, -- высказалась одна из свидетельниц. Слова ее подтвердила судебно-автотехническая экспертиза. Скорость движения автомобиля «Альфа-Ромео» перед столкновением составляла не менее 144,4 километра в час. И развил ее молодой лихач в зоне действия знака «Ограничение скорости до 40 километров в час». То есть превышение составило свыше ста километров! Действительно, «Альфа-Ромео» неслась навстречу смерти. Нарушитель со стажем Обвиняемый Андрей Жовнич неоднократно менял свои показания. На первых допросах показал, что дорога была неровная, на ней много люков, и это способствовало аварии. На последующих допросах следователя и в суде ссылался на откуда-то взявшийся автобус... Нашлись и другие отговорки. Настоящая же причина, как подтвердили свидетели, -- большая, смертельно опасная для этого участка дороги скорость. Д.Бушмаков и В.Бармин, ехавшие по проспекту Скорины в «Ровере-620», еще возле ГУМа обратили внимание на неадекватное поведение водителя «Альфа-Ромео», устроившего своеобразные гонки на проезжей части. Обе машины проехали мимо центрального корпуса Белгосуниверситета и остановились на регулируемом светофором пешеходном переходе перед мостом, который соединяет площадь Независимости с улицей Московской. «Альфа-Ромео» заняла позицию справа от «Ровера-620». Водитель первой машины многократно перегазовывал, стремясь первым вырваться на свободный участок дороги после того, как зажжется зеленый свет. И это ему удалось. Когда «ровер» достиг середины моста, «Альфа-Ромео» была уже внизу его. Ее начало заносить юзом… -- Скажите, как вел себя Жовнич после ДТП? – поинтересовалась у Д.Бушмакова, когда он давал показания в суде, государственный обвинитель А.Трипузова. -- После того, как достали девушку из машины, -- ответил свидетель, -- я подошел к водителю «Альфа-Ромео» и спросил у него: «Что же ты стоишь?» Тот вел себя вполне адекватно, то есть понимал, что произошло. Его состояние не свидетельствовало о том, что он был в состоянии шока. Он просто ходил и искал свою туфлю. Я ему сказал: «Подойди к девушке, она же умирает!» Он цинично ответил: «Ну а что я смогу сделать?..» В протоколе судебного заседания вопрос государственного обвинителя и столь важный ответ на него свидетеля почему-то не были отражены. Пришлось Римме Филипповне Нарейко, выступающей на процессе в качестве потерпевшей, вносить свои замечания в протокол судебного заседания по этому и семи другим поводам. Дмитрий Бушмаков признался в суде, что очень удивился, увидев талон и права водителя Андрея Жовнича. Талон был весь исписан предупреждениями. Действительно, удивляться есть чему. 24 июня 1999 года Жовнич совершил дорожно-транспортное происшествие. А уже через два месяца наказан за превышение скорости. После этого такое же нарушение правил дорожного движения молодым водителем ГАИ фиксировала еще шесть раз. И несмотря на все это, последовавшие наказания, Жовнич не ездил, а летал по дорогам. Навстречу инвалидности и смерти. Правда, не своей, а чужой. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Судья Октябрьского района г.Минска В.Белянин вынес по этому поводу частное определение. А.Жовнич неоднократно, говорится в нем, привлекался к ответственности за превышение скорости. Однако работники ГАИ подвергали Жовнича чрезмерно мягкому наказанию, что и послужило, по мнению суда, совершению преступления с тяжкими последствиями. Кроме того, обратил внимание суд, работники ГАИ должным образом не осуществляют контроль за скоростным режимом. Практически от ГУМа до места ДТП Жовнич двигался с запрещенной на данном участке скоростью, не соблюдал разметку, устроил «гонки». Нелогичный приговор Судья В.Белянин счел необходимым довести до сведения руководства ГУВД Мингорисполкома факты либерального отношения ГАИ к А.Жовничу, потребовав дать ответ о принятых мерах. А сам же предпринял, по меньшей мере, нелогичный шаг. Учтя все прегрешения обвиняемого, государственный обвинитель А.Трипузова предложила суду приговорить А.Жовнича к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима, взяв под стражу прямо в зале судебного заседания. Судья В.Белянин такое (на взгляд потерпевшей стороны, вполне справедливое) наказание отклонил. Вынес более либеральное: и по сроку, и по месту отбывания наказания. К тому же после объявления приговора виновник смерти и инвалидности остался на свободе, что особенно возмутило Римму Филипповну Нарейко. -- Как вы могли дать Жовничу столь мягкое наказание? – напрямую спросила она позже судью. -- Я и не мог вынести более суровое наказание, -- ответил судья. – Жовнич ранее не судим, представил хорошие характеристики с мест его работы. (В скобках замечу, что главная характеристика водителя Жовнича – его талон предупреждений, многочисленные нарушения ПДД. – Л.Ю.) -- Почему тогда прокурор предлагала пять лет колонии общего режима? – возразила Нарейко. -- Она молодая, не разобралась, -- таким был ответ… -- Если бы Жовнич, -- уже в редакции прокомментировала вынесенный приговор Римма Филипповна, -- где-то на 20—30 километров превысил допускаемый скоростной режим, я бы, быть может, согласилась с вынесенным приговором. Но ведь допущено вызывающее (тройное!) превышение. И, по сути, никакого сожаления и сочувствия по поводу случившегося! Скажите, сколько надо покалечить и убить людей, чтобы виновник был осужден к пяти годам лишения свободы – тому наказанию, что определяет часть 2 статьи 317 Уголовного кодекса?! Две жертвы, как было в нашем случае, мало… С приговором, кстати, не согласилась и прокуратура Октябрьского района. Она внесла кассационный протест по причине мягкости вынесенного наказания А.Жовничу. Хочется верить, что кассационная инстанция правильно расставит все точки над «i» в этом уголовном деле. По решению суда в счет материальной компенсации морального вреда и процессуальных издержек А.Жовнич должен будет выплатить потерпевшим более 8 миллионов рублей. -- Мне за убитую внучку, -- горестно констатирует Римма Филипповна, -- виновник аварии заплатит 2,5 миллиона рублей. Вот и вся цена за погубленную жизнь Инги. Эту сумму воспринимаю как насмешку, издевку суда. Лучше уж никаких денег не получать. Наверное, Римма Филипповна имеет право и на это категорическое утверждение…
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости