Глухое эхо «Майдана»

«Оранжевая революция» была эмоциональным всплеском, проявлением небывалой политической активности населения (по крайней мере, столичного точно), и многие люди, стоявшие на Майдане или сочувствовавшие ему, действительно верили, что что–то изменится...
Не берусь утверждать, что украинцы как–то по–особенному ждали наступления среды, 2 августа, хотя именно в этот день должен был либо продолжиться, либо прекратиться (хотя бы на какое–то время) политический кризис, в котором долгие месяцы пребывает страна. Боюсь, что скорее наоборот. Кроме небольшой горстки политиков и чуть большей горстки так называемых партийных активистов, готовых от большой идейности или за умеренную плату дневать и ночевать в палаточных городках разных цветов, никого, по большому счету, уже не «цепляют» бесконечные «круглые столы» и прочие политические посиделки.

Пресса — барометр подобных настроений. Самые массовые газеты заглавными новостями делают подорожание хлеба, или чудесное спасение тонущей маленькой девочки, или, на худой конец, ожидающуюся рекордную жару. У них свой судья — читатель, которому все это читать интереснее, нежели свежее заявление Виктора Ющенко или новое обещание Юлии Тимошенко.

«Оранжевая революция» была эмоциональным всплеском, проявлением небывалой политической активности населения (по крайней мере, столичного точно), и многие люди, стоявшие на Майдане или сочувствовавшие ему, действительно верили, что что–то изменится. Всех их постигло глубокое разочарование.

Крупнейшая украинская газета «Факты и комментарии» сейчас собирает деньги на покупку гамма–ножа, с помощью которого в киевском институте нейрохирургии можно будет проводить операции на головном мозге. Аргументация, которую придумали журналисты для благотворительной акции, много говорит о нынешнем отношении украинцев к политикам и политике в целом. «Гамма–нож, способный ежегодно спасать от мучительной смерти до 1.500 граждан Украины, стоит 5 с половиной миллионов долларов, — пишет издание и сравнивает: — А на выборах в украинский парламент одно «проходное» место в партийном списке стоит 5 — 7 миллионов долларов». Ни о каких судебных разбирательствах с газетой о распространении информации, порочащей парламент, не слышно, иначе это объявление вряд ли бы висело на видном месте интернет–странички издания. При таких ставках сама Верховная Рада, ставшая эпицентром катаклизмов, и все разговоры о новых выборах вызывали одно только раздражение в обществе.

Политическая жизнь в Украине развивается по своим внутренним законам. Дозвониться вчера до лидеров ведущих партий было по понятным причинам невозможно. «Идут переговоры. Поэтому мобильный Петра Николаевича отключен», — объяснял безрезультатность моих попыток дозвониться до Петра Симоненко пресс–секретарь главы фракции коммунистов Петр Шелест. КПУ — участник «антикризисной» коалиции, которая должна была сформировать правительство. А если новые выборы? «Да мы всегда готовы!» — по–пионерски убедительно отвечает пресс–секретарь. Украинская политика давно приучила всех ее участников ничему не удивляться.

Глава исследовательского центра «Пента» Владимир Фесенко, комментируя для «СБ» сложившуюся в Украине ситуацию, говорит об «украинском парадоксе», суть которого в том, что у страны уже выработался некий иммунитет к политическим кризисам. Без полноценного правительства, которого здесь нет уже много месяцев, экономика демонстрирует 5–процентный рост. Не ахти что, но по сравнению с показателями прошлого года, когда в Украине было целых два премьер–министра, прибавка значительная.

Возможно, именно поэтому он называет происходящее не политическим хаосом, а только лишь парламентским кризисом. Впрочем, по его мнению, если противоречия не будут в ближайшее время партиями разрешены, то кризис может переброситься на другие органы власти и общество в целом. Политолог не исключает какой–нибудь новой революции.

Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев вообще считает, что в Украине идет логическое продолжение событий конца 2004 года.

Оба украинских политолога согласны, что причину политического кризиса нужно искать в расколе страны на две примерно равные части. По их мнению, конституционная реформа с ее многочисленными недоработками и противоречиями стала еще одним дестабилизирующим фактором. «Элита просто оказалась не готова к реформе, не созрела. Политики сполна проявили свою неспособность договариваться. Усугубило положение их недоверие друг к другу, вызванное распространенным в Украине «киданием» политических союзников», — отмечает Фесенко. Его коллега считает, что также сращивание власти и бизнеса, олигархический капитализм, огромное имущественное неравенство наложили негативный отпечаток на политическую обстановку.

Сейчас очень популярно проводить параллели между кризисом в Украине и событиями 1993 года в России, апофеозом которых стал обстрел «Белого дома». Тогда, мол, тоже начиналось все с переговоров президента с парламентариями, пытались договориться о разделении властей. Украинские политологи, с которыми мне удалось переговорить, считают, что такие аналогии чисто формальные. «Во–первых, Ющенко никогда не пойдет на такой шаг. Во–вторых, украинские силовые структуры традиционно придерживаются политического нейтралитета, генералитет имеет хорошие связи во всех лагерях. Так было и в 2004 году», — замечает глава исследовательского центра «Пента» Владимир Фесенко. «Стрелять некому, да, наверное, уже и нечем», — успокаивает, поддерживая этот заочный диалог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев.

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?