Главное — сделать правильные выводы

Как проверяют родителей, которым вернули детей из приюта

Как проверяют родителей, которым вернули детей из приюта
— Можете пока глянуть, к кому мы собираемся ехать, — старший инспектор управления охраны правопорядка и профилактики УВД Гомельского облисполкома Владимир Мишаков открывает увесистый том. Внутри — многочисленные справки, протоколы, акты и даже фото. В неприбранном доме какие-то мрачные типы с мутными взорами и сигаретами в зубах. На лицах — следы обильных возлияний, на столе — «сервировка» дешевого и сердитого пиршества. Здесь детям явно не место.

— Когда мы их забирали, страшно было зайти, — комментирует снимки заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Гомельского райисполкома Екатерина Руденко. — Бардак, накурено, и компания… извиняюсь за выражение, бичи. Сейчас там все по-другому — увидите разницу.

Сегодня районная КДН совместно с милицией проверяет семьи, в которые недавно возвращены дети, ранее помещавшиеся в социально-педагогические центры. Необходимо убедиться, что их прозревшие родители не взялись за старое.

Едем в деревню Воевода, где с двумя детьми проживает 39-летняя Татьяна Журкова. Первый, кого встречаем во дворе, — худенький мальчик в футболке и шортах. Незнакомых взрослых, двое из которых в милицейской форме, ребенок не просто стесняется. Саша встревожен и старается держаться подальше. Больше четырех месяцев ребенок провел в приюте. А начиналось все с визита таких же дядей и тетей.



— К бабушке он и сейчас боится ездить, — рассказывает Татьяна. — Ведь когда патронат на мою маму был оформлен, она их брала на выходные, а потом обратно в приют везла. Вот он и боится, что снова туда отвезут. Только со мной теперь соглашается ездить.

В доме чистота. Причем заметно, что порядок поддерживается постоянно — наспех так не приберешься. Множество ковровых дорожек, покрывал, ручной вышивки придает уют. Элемент скромного интерьера — журнальные плакаты с кумирами прошлых лет. На самом видном месте незабвенная Марианна из сериала «Богатые тоже плачут». Спинку дивана оккупировало «Сашкино войско» — выстроившиеся в ряд мягкие игрушки. А стол, когда-то ломившийся от бутылок со спиртным, украшает тарелочка с печеньем и конфетами. Ничто не напоминает вертеп, запечатленный на тех самых снимках.

 — Хочу обои переклеить и дом снаружи покрасить, — делится планами на будущее хозяйка.

Впрочем, в завязавшемся диалоге больше говорим о прошлом. Раньше семья жила в российском приграничье — в Новозыбкове. После пожара, уничтожившего дом, переехали под Гомель, в поселок, в котором живет мать женщины. Вскоре муж умер, и Татьяна осталась с двумя детьми. Были серьезные отношения с одним из местных, однако его тоже не стало.


Татьяна считает, что выпавшие на ее долю невзгоды заставили «искать истину в вине», которой, как известно, там нет. Теперь она знает это точно и свое поведение оценивает критически:

— Испортилась я очень сильно: так на стакан подсела, что даже родственники от меня отказывались. Дети стали не нужны. Вот и доигралась...

Многочисленные беседы, проверки, предупреждения эффекта не приносили. Госорганам пришлось идти на крайние меры. День, когда забирали детей, Татьяна никогда не забудет:

— Я тут в зале сидела, винегрет делала. Зашли милиционеры, документы показали: «Детей забираем». — «Почему?» — «Потому что они у вас уже изъяты — вот решение». Я в таком шоке была, в таком состоянии… врагу не пожелаю. А ведь меня раньше предупреждали. Но я как-то всерьез не воспринимала, думала, не дойдет до такого…

Тяжело переносили разлуку Алина и Саша. Сразу после приезда в приют у них случилась истерика — пришлось вызывать скорую помощь.

Потрясение было мощным для всех. Екатерина Руденко подтверждает: гражданка Журкова  — одна из немногих, кто начал исправляться сразу. За день Татьяна прошла медкомиссию и устроилась на расположенную неподалеку птицефабрику «Рассвет». С самого начала стала навещать детей и вскоре закодировалась. Но чтобы доказать право снова быть матерью, пришлось пройти долгий путь. А разгребать последствия той прошлой жизни приходится до сих пор.

 — Денег немного, конечно, но ничего — справляемся, — рассказывает Татьяна. — Сейчас вот еще подработку взяла — к школе готовиться нужно. Спасибо, предприятие помогает: каждый месяц мясо дают, фарш, яйца — голодными не будем.


Также Татьяна с гордостью рассказывает о спортивных успехах дочери. Алина занимается легкой атлетикой и стрельбой, брала призовые места на соревнованиях. Тренер уговаривает ее перейти в спортивное училище. Но девочка пока отказывается. Узнав об этом, также убеждаем Алину принять предложение. Возможно, это — ее будущее. Судя по реакции, девочка всерьез задумывается.

На прощание Татьяна Журкова делится выводом:

— Конечно, правильнее всего учиться на чужих ошибках, но мне вот пришлось на своих собственных. Надеюсь, мои дети их не повторят. И меня простят.

proleskovskiy77@mail.ru

Фото автора.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...