Главное — быть артисткой

Белорусский журналист написал книгу о великой балерине Майе Плисецкой

В вышедшей недавно книге белорусского журналиста Николая Ефимовича «Майя Плисецкая. Рыжий лебедь» собраны самые откровенные интервью великой балерины. Кажется почти невероятным, чтобы звезда балета мировой величины подружилась с юношей из далекой белорусской деревни и отважилась дать ему откровенные интервью. Тем не менее у Николая Ефимовича случился «роман с балетом», и великая Майя Плисецкая посчитала его своим другом. Майя Михайловна и ее муж Родион Щедрин рассказывают о своей жизни, стране, друзьях, врагах, работе и любви.



Плисецкая сама написала свою биографию. Когда журналисты ей надоедали, говорила: «Читайте мою книгу, там все есть». Журналисты не успокаивались, балерина замолкала. Он пробился к ней в 

90-х годах в Нижнем Новгороде, где работал собкором «Комсомольской правды».

— Откуда вы?

— Из «Комсомольской правды».

— Из «Комсомольской правды»? — как-то многозначительно переспросила она. Интонация не сулила ничего хорошего.

— А знаете, я хотела бы с вами поговорить.

Так началась двадцатилетняя дружба и более двадцати интервью в «Комсомолке». Из них можно узнать, что рыжеволосую Плисецкую в училище называли «рыжая ворона», а позже — «рыжий лебедь». Оказывается, такое бывает. Вот ее «рыжая» история. Рядом с литовским домом Плисецкой и Щедрина красивое озеро со стаями лебедей. Однажды выплыл лебедь с рыжей головой, один на миллион. Майе удалось его сфотографировать.

На вопрос французской журналистки о рецепте похудения сказала знаменитую фразу: «Сижу не жрамши!»

Любила повторять: «Мои ноги — мое мнение». В Риме в свой день рождения попала каблучком в выемку мостовой — полгода операций и клиник. Объездила весь мир, но лучше всех ее принимали в Японии, где была 25 раз и там перевели на японский ее книгу. Не говорит на иностранных языках, потому что считает себя ленивой. Заявляет, что во многих легендах о ней нет ни слова правды.

Когда танцевала «Болеро» и «Кармен», считалось, что в Советском Союзе секса нет. Министр культуры Екатерина Фурцева вызвала Плисецкую на доверительный разговор: «Майя, прикройте ляжки!» И это при том, что в классической балетной пачке ляжки всегда открытые. В интервью, описывая этот эпизод, Плисецкая добавила: «Я рада, что сейчас все голые, я в восторге. Вот вам, получайте!»

Когда ее спрашивают о мужчинах, отвечает:

— Мне нравится мой муж.

Что ее поддерживает в этой жизни?

— Существование Щедрина.

С кем общается?

— Большой семьи у меня нет, у меня есть муж.

Родион Щедрин признается:

— Мне нравится смех Майи! Мы живем совсем мирно, совсем нескучно, немножко скитальчески. Меня все умиляет в Майе.

Плисецкая добавила:

— Мы люди не показушные — целуемся только дома. Щедрин дарил мне не бриллианты, а балеты. Ради продолжения моей сценической жизни он написал пять балетов.

Это была любовь на всю жизнь. 56 лет исключительного счастья. Их друг без друга немыслимо представить.

Она больше всего любила обычный хлеб с маслом. Лучше, если попадался бородинский. Обожала селедку и не прочь выпить пиво. Еще отварное мясо, квашеная капуста, малосольные огурцы. Никаких деликатесов. Русская еда.

Вот, кажется, мы с вами прочитали эту удивительную книгу, прекрасно изданную, со множеством иллюстраций. Великая балерина ушла из жизни на 90-м году, оставшись в памяти все такой же прекрасной, стройной, в платье от Кардена, с изумительным запахом редких духов, с независимым характером и умением всегда говорить правду.

Хочется продолжить мысль Плисецкой о том, «что главное — не ногу задрать, а быть артисткой. Слышать музыку и знать, зачем ты на сцене, что ты хочешь сказать, а не показать. Это нужно не только в балете, но и в драме, в кино».

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...