Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

100 лет Минсельхозпроду: Александр КАРАБАЧ - об освоении полесской целины, выращивании льна и чернобыльской катастрофе

Главк уполномочен преобразить

В период значительных перемен в структуре управления сельхозотраслью на протяжении полутора десятилетий Главк интенсификации растениеводства Минсельхозпрода возглавлял Александр КАРАБАЧ. Начинал он трудовую деятельность главным агрономом в колхозе «Советский пограничник» Свислочского района, возглавлял агрономическую службу Гродненского облсельхозпрода, был главным специалистом в Минсельхозпроде. Имея богатый практический опыт работы, Александр Петрович активно содействовал внедрению в хозяйствах республики новых технологий возделывания сельхозкультур, организовывал в передовых коллективах практические семинары по обмену передовым опытом. Награжден медалью «За трудовое отличие», Грамотами Верховного Совета БССР. В юбилей Минсельхозпрода Александру Петровичу есть что вспомнить.


— Александр Петрович, в Минсельхозпрод вы пришли тридцатилетним и работали там до заслуженного отдыха. За эти годы на ваших глазах многое менялось в развитии отрасли. Как говорится, большое видится на расстоянии. Что больше всего запомнилось?

— Запомнилась высокая ответственность. Работа увлекала, захватывала интересными идеями. Растениеводство — это не только старательность хлеборобов на полях, но и удача, которая не всегда сопутствует крестьянину. Зонтик над полем в дождливую жатву не раскроешь и от весенних заморозков посевы не укроешь.  

В Гродненском сельхозинституте, который я окончил, преподавали талантливые педагоги-практики. Когда мы получали дипломы ученых агрономов, сельское хозяйство в республике, можно сказать, становилось на ноги. На Гродненщине только-только прошла коллективизация. Преобладал ручной труд. Средняя урожайность зерновых не превышала 10 центнеров с гектара. 

В то время министерство возглавлял известный белорусский ученый, доктор сельхознаук, академик Степан Скоропанов, человек, увлеченный своим делом. Стратегическое направление развития отрасли он видел в производстве зерна. Именно оно — основа обеспечения продовольственной безопасности. 

В шестидесятые годы прошлого столетия началось массовое освоение белорусских болот. Государство выделило средства для строительства на мелиорированных землях Полесья 14 новых совхозов. Полвека прошло с тех пор. Многие из этих хозяйств и дальше успешно развиваются. 

— Успешно осваивалась полесская целина. Какова роль в этом деле отводилась вашему ведомству?

— Во всей великой стране в этот период была эйфория. Как говорил Иван Мичурин: «Мы не можем ждать милостыни от природы. Взять ее у нее — наша задача». Все было нацелено на то, чтобы получать максимальную отдачу. В министерстве образовали отдел по использованию мелиорированных земель. Возглавил его Виктор Иванович Камасин. Ставилась задача разработать и внедрить на обновленных землях свою структуру посевных площадей.

— Насколько приходилось учитывать предложения ученых?

— В первую очередь обращали внимание на рекомендации Белорусского научно-исследовательского института мелиорации и водного хозяйства. Уже тогда возникало сомнение: не слишком ли далеко вмешиваемся в природу? Часто бывал в Любанском районе, где мелиорация проводилась до войны. Мощность залегания торфа там более семи метров. Прошло несколько десятилетий использования осушенных земель, и ученые отметили, что почти на полтора метра слой торфа уменьшился. На торфяниках в пойме реки Оресы стали выращивать картофель. Звание Героя Социалистического Труда получил за высокие урожаи этой продовольственной культуры Иван Синицкий. Хотя по рекомендациям ученых такие земли лучше было засевать травами, чтобы они оставляли корневую систему для разложения. Начинали внедрять щадящий режим использования окультуренных земель. 

— Освоение этих массивов требовало внедрения новых технологий возделывания сельхозкультур. 

— Стремились внедрять все новое. Передовые технологии применялись повсеместно. Благодаря чему за десятилетие урожайность многих культур удвоилась. Поля стали заправлять по научным нормам не только органикой, но и минеральными удобрениями. Налаживалась семенная работа. Организовали в разных регионах сеть семеноводческих хозяйств. Ставилась задача одними и теми же семенами зерновых засевать поля не более трех-четырех лет. Потом опять сеять элитные. Так наладили сортозамещение. Элита имеет высокую энергию прорастания. В некоторых хозяйствах резко повысилась урожайность. По 40 центнеров зерна с гектара получали хлеборобы знаменитых пинского колхоза «Оснежицкий» и каменецкого «Советская Белоруссия», других хозяйств. 

Больше внимания уделили заправке полей органическими удобрениями. По республике ежегодно заготавливали до 80 миллионов тонн торфа. Торфонавозные компосты вносили под пшеницу, сахарную свеклу. Все затраты по его заготовке и вывозке брало на себя государство. 

За короткий срок провели почвенное исследование всех хозяйств, составили карты по механическому составу, кислотности, наличию гумуса и подвижных форм фосфора, калия и натрия. При планировании урожайности определяли, сколько и каких веществ выносится растениями из почвы. Рассчитывали дозы минеральных удобрений под каждую культуру. Тесную связь поддерживали с научными сельхозинститутами. 

В кабинете у директора Института почвоведения и агрохимии Тамары Кулаковской карта республики была почти вся помечена красным цветом. Это означало повышенную кислотность дерново-подзолистых почв. Ученые института разработали программу известкования. За счет госбюджета завозили известь из Российской Федерации. Потом рядом с Витебском, в поселке Руба, построили завод по производству доломитовой муки. Успешно справились с  программой нейтрализации кислотности почв.

В 1968 году впервые получили среднюю урожайность 12 центнеров зерна на круг.  Многие руководители хозяйств не знали, куда его девать. Выводили скот из животноводческих помещений, убирали навоз и на солому высыпали зерно. Постепенно стали возводить типовые зернохранилища. 

Весною 1979 года министерство возглавил кандидат экономических наук, Герой Социалистического Труда Федор Сенько. Он доподлинно знал производство, экономику. Умел требовать. Свои позиции всегда аргументированно отстаивал на любом уровне. Интересно было работать под руководством Федора Мирочицкого, который также прошел все ступеньки — от председателя колхоза до министра. 

Мне повезло, что после окончания сельхозинститута поработал в хозяйстве, а потом в плановом отделе Гродненского областного управления сельского хозяйства. Там овладел основами экономики. Любое дело начинал с расчетов и экономического обоснования. 

— Определяли экономическую целесообразность?

— Мы работали в тесной связке с сельхозотделами Совмина и ЦК Компартии.

Вышли убирать зерно первые комбайны. В хозяйствах начали строить осушительно-очистительные комплексы, чтобы зерно более суток не лежало неочищенным и непросушенным. В новых хранилищах создавались условия для раздельного хранения семенного, фуражного и продовольственного зерна.

За три десятилетия работы в министерстве рекордная средняя урожайность зерновых и зернобобовых была в 1987 году — 28,5 центнера с гектара. Валовой сбор — почти 8 миллионов тонн. 

Активно стали внедрять в севообороты кукурузу, многолетние травы. Возводились новейшие животноводческие комплексы, для функционирования которых нужна была стабильная кормовая база. Республика лидировала в союзе по эффективности ведения сельхозпроизводства. 

— Александр Петрович, но были и сдерживающие факторы?

— Технические службы не всегда успевали за темпами роста урожайности создавать соответствующую технику для работы на полях. Не было эффективных средств защиты растений. Все это влияло на конечный результат. 

Чтобы не вариться в собственном соку, устраивали выставки по возделыванию сельхозкультур. На них приглашали зарубежных партнеров. Были задумки совместно с ними на наших полях апробировать все новое от семян до сельхозмашин. Многое из тех начинаний получило развитие и сейчас содействует успешной работе аграриев. 

— В вашу бытность начальником Главного управления земледелия произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС...

— 2 мая 1986 года я уже был возле атомной станции, к территории которой примыкают наши земли. Взрыв застал всех врасплох. В первый год никто не знал, что делать с убранным на загрязненных полях урожаем. Наладили сотрудничество с японскими учеными, у которых был опыт после американской бомбежки Нагасаки и Хиросимы. По рекомендации ученых по мере возможности верхний слой земли переворачивали на 30 сантиметров. Начали работать с селекционерами, чтобы получить сорта сельхозкультур, которые невосприимчивы к накоплению радиоактивных веществ. 

— Наша республика всегда славилась льном-долгунцом. Выращивание его дотировалось государством, поэтому выгодно было заниматься им. Какое внимание уделялось этой культуре?

— Передовые хозяйства получали по тонне льноволокна с гектара. Это был лучший результат в Союзе. Государство щедро поощряло работу льноводов. Более 50 процентов цены на льнотресту оплачивалось в виде дотаций из бюджета. Экономика хозяйств, занимающихся льносеянием, крепла. В республике переработкой тресты занималось около 40 заводов. В лучшие годы производилось почти 120 тысяч тонн волокна. Третью часть его продавали на экспорт. Сегодня на Оршанский льнокомбинат поступает 30 тысяч тонн льноволокна. Значительный спад в выращивании этой технической культуры был в период экономического кризиса, наступившего во время распада Союза. Приятно, что сейчас в республике возрождается льноводство, принята специальная госпрограмма. Льноводческим хозяйствам и перерабатывающей промышленности оказывается всемерная господдержка. 

— В послевоенный период среди технических сельхозкультур были коксогыз и конопля. С развитием химической промышленности необходимость в их выращивании отпала. Расширялись плантации сахарной свеклы. Переработкой ее вначале занимался Скидельский сахарный завод. Строились новые свеклоперерабатывающие предприятия. Для них нужно было сырье. Главку сверху ставили задачи по наращиванию объемов производства этой культуры?

— Мы жили в стране с плановой экономикой. По всем производственным показателям доводились планы, в том числе свекловодам. Открылся мощный завод в Городее, а позже — в Жабинке и Слуцке. Совершенствовалось свеклосахарное производство путем специализации и концентрации производства. В Несвижском районе была создана специальная опытная станция по возделыванию сахарной свеклы. Свеклосеющие хозяйства получили новую технику.

— Создавались ли определенные зоны по возделыванию тех или иных культур?

— В республике климатические и почвенные зоны имеют существенные различия. Западная часть территории отличается от Витебской и Могилевской областей. На значительной части Гомельщины легкие почвы. На витебских тяжелых глинистых полях если не успел в течение двух недель весной посеять, то потом это сделать невозможно. В Шарковщинский район приехали в период весеннего сева, там из-под дисков искры летели. Техникой невозможно было разбивать высохшие глыбы грунта. Мы обратили внимание на зональное земледелие. Лен хорошо растет в северной части республики, а на Брестчине его можно сеять только в Пружанском и Кобринском районах, а также не во всех районах Гомельской области.

Каждый из этапов имел социально-экономические последствия. При высокой  господдержке росли инвестиции, повышалась производительность труда, внедрялись новые технологии. К концу прошлого столетия в республике была создана мощная производственная база, создавалось сельхозмашиностроение, сохранилось крупное сельхозпроизводство. 

— Спасибо, Александр Петрович, за интервью! 

Фото автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4
Загрузка...