Уроки Карабаха: если не остановить технологии хаоса — пулю тем более не остановишь

Гибрид амбиций

Новости из Нагорного Карабаха все больше напоминают фронтовые сводки. В регионе идет самая настоящая война. Причем гибридная: вооруженные столкновения тесно сопряжены с медийным противоборством и непрекращающимися актами вмешательства в противостояние третьих сил извне. Говорить о банальной активизации замороженного конфликта, похоже, уже не приходится — карабахская трагедия становится грозным напоминанием миру о последствиях гибридных войн.

Технология розжига

Разгорающийся на Кавказе пожар заставил насторожиться всю планету. Совет Безопасности ООН призвал Армению и Азербайджан незамедлительно прекратить боевые действия. Председатель Совбеза, постпред Нигера при ООН Абду Абарри по итогам состоявшихся во вторник закрытых консультаций сообщил:

— Члены СБ ООН поддерживают обращенный к сторонам конфликта призыв генерального секретаря незамедлительно прекратить боевые действия, снизить напряженность и без промедления вернуться к переговорам.

Однако с переговорами — большой вопрос, поскольку этот поначалу межобщинный конфликт вокруг Нагорного Карабаха, имеющий давние исторические и культурные корни, приобрел ярко выраженное геополитическое звучание. И хотя 5 мая 1994 года был подписан Бишкекский протокол о перемирии и прекращении огня, разрешить конфликт мирным путем за прошедшие с тех пор почти три десятилетия так и не удалось. Среди причин тому ряд политологов называют в том числе несовершенство классического международного права. Ведь карабахский конфликт — наглядный пример противоречия между двумя фундаментальными принципами: правом народа на самоопределение и принципом территориальной целостности, согласно которому возможно только мирное изменение границ по взаимному соглашению сторон.


Но вот на что еще стоит обратить внимание. Ядовитые споры «цветных революций» проникли и в Нагорный Карабах. Так, Ереван считает, что в боевых действиях с азербайджанской стороны принимают участие тысячи наемников из Сирии. Баку выдвинул встречные обвинения в использовании наемников. Западные СМИ косвенно подтверждают такую вероятность, но о том, чьи это «гуси» и за какие деньги, помалкивают… Дальше — больше. Некоторые страны сознательно подливают масла в огонь противоречий, открыто заявляя о намерении активно поддержать ту или иную сторону конфликта. И обосновывая такое решение, разумеется, стремлением «поддержать народ» с той или другой стороны.
Между тем в современном мире, где «цветные революции» вошли в норму, практически невозможно определить, носят массовые протесты спонтанный и подлинно народный характер или организованы искусственно в рамках операции по смене режима. То же самое касается и внезапной эскалации межнациональных или межэтнических конфликтов.
— «Цветные революции» не просто неправильны, они — зло, — подчеркивает американский журналист Небойша Малич. — Они в буквальном смысле уничтожают демократию, разъедая сами правила, на которых она зиждется. За провалом протестов может последовать эскалация по ливийской, сирийской или украинской схемам.

Глобальная лихорадка

Подобные опасения справедливы не только для постсоветского региона или стран бывшего соцлагеря. Карабахское обострение — далеко не единственное масштабное социальное потрясение последнего времени, вызвавшее к жизни деструктивные силы. А с ними — усиление хаоса и раздрая. Месяц назад массовые акции протеста сотрясали Берлин, причем их инициатором стала штутгартская организация Querdenken 711, участниками которой являются конспирологи и правые экстремисты. В целом в ФРГ количество преступлений, совершенных последними, год от года растет. Если в 2017—2018 годах правые экстремисты совершали примерно по 20 500 правонарушений, в 2019-м эта цифра выросла до 22 337. Всего же в Германии в 2019 году было отмечено 41 175 политически мотивированных преступлений — против 36 062 подобных правонарушений в 2018-м.

Проснулись и, казалось бы, успокоившиеся «желтые жилеты». Их акции в Париже вылились в столкновения с полицией, поджоги мусорных ящиков и крушение как минимум одного легкового автомобиля. При этом полиция конфисковала у собравшихся молотки, рейки, ножи, лук для стрельбы и прочие «полезные» для «мирного протеста» вещи — знакомый арсенал и белорусам…

Кроме того, Францию и Испанию трясет протестными акциями против мер по борьбе с пандемией. Не миновали антикарантинные выступления и Лондон. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, выступая в ООН, наградил протестующих эпитетом «умалишенные».


Такими запомнятся французам протесты «желтых жилетов».

Кстати, если сами протестующие и в Беларуси, и в странах Западной Европы одинаково соответствуют подобному эпитету, то поведение сил правопорядка в отношении их порой существенно разнятся. В сентябре МВД Беларуси опубликовало видео, где ОМОН оказывает помощь двум женщинам, которым стало плохо на акции протеста в Минске. И дело даже не в показательности реакции других протестующих (одни говорили спасибо, другие истерично кричали «ОМОН убил женщину»). Дело в самом факте человечности, несмотря на разницу политических взглядов. Немало видеороликов появилось в последние дни и с кадрами помощи милиции пожилым людям. В то же время интернет и телеграм-каналы пестрят видео с протестов в Западной Европе и США, где силы правопорядка не делают скидок на слабый пол наиболее одиозных участниц протестов и отвешивают им сполна. И это тоже стоит учитывать.

Пытаясь решить проблему радикализации улицы, ЕС планирует активизировать высылку отвергнутых беженцев. Это следует из новой концепции миграционной политики ЕС, обнародованной председателем ЕК Урсулой фон дер Ляйен. Тем более что восточноевропейские страны категорически отказываются принимать «квотников», опасаясь ухудшить уровень общественной безопасности в собственных странах.

В числе таких стран-противниц — Польша. Государство, которое явно демонстрирует, что не прочь взорвать внутриполитическую ситуацию в Беларуси, выводя на наши улицы и координируя посредством телеграм-каналов активность всевозможных радикалов. Однако себя от подобного Варшава усиленно пытается застраховать.

Зато столь же усиленно и ряд наших стран-соседок, и глобальные геополитические игроки пытаются спровоцировать нечто подобное на белорусской земле. Как оказалось, межконфессиональные и межэтнические мир и согласие, десятилетия кряду выступавшими визитными карточками Беларуси, кому-то оказываются крайне не по душе. В прошлом номере «СБ. Беларусь сегодня» рассказывала о провокации в отношении Римско-католической церкви, готовившейся извне и раскрытой российской Службой внешней разведки.
Но достаточно даже поверхностно просмотреть публикации «независимых» медиа, телеграм-каналов и интернет-порталов последних месяцев, чтобы обнаружить: предпосылки для серьезного общественного раскола и противостояния активно сеются и в Беларуси. 
Между сторонниками Президента и его оппонентами, между католиками и православными, между апологетами шоковой терапии и защитниками эволюционной модели развития экономики, и даже между историками. И происходящее в Нагорном Карабахе становится своего рода назиданием-предупреждением, к чему может привести искусственное провоцирование столь глубинных и непредсказуемых социальных процессов и радикализации противостояния в обществе.

Карабахская трагедия не просто говорит — она кричит о том, как важно ценить мир. Ибо когда его тишину разорвут пушки, будет совсем не до переговоров, конституционных реформ, поиска исторических компромиссов и национального согласия.

МИНСКАЯ ГРУППА ОБСЕ ЗАЯВЛЯЕТ

Посредники Минской группы ОБСЕ призывают прекратить столкновения в Нагорном Карабахе и возобновить переговоры. Об этом говорится в заявлении сопредседателей МГ ОБСЕ — Игоря Попова от России, Стефана Висконти от Франции и Эндрю Шофера от США. Все трое призывают стороны конфликта принять все необходимые меры, чтобы стабилизировать обстановку, и вновь повторяют, что в урегулировании конфликта нет альтернативы мирным переговорам.

КОММЕНТАРИЙ

Игорь Марзалюк, председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей:

— Самое страшное, что может быть на земле, — это этническая война. Когда вселенская ненависть, умноженная жертвами, приходит на эту землю и не гаснет. Не мне судить, у меня есть друзья и на той, и на той стороне. Единственное, что могу сказать: мы должны посмотреть на эту ситуацию через призму своей жизни, понять, что есть фундаментальные ценности. И главная из них, без которой никакие права человека не имеют смысла, — это право на жизнь.

Самый плохой мир лучше самой успешной войны. В подобных конфликтах нет выигравших — независимо от того, где будет проходить демаркационная линия. Мирному диалогу тут альтернативы просто нет. Нужно помнить, что война — это не компьютерная игра. Это всегда убийство, уничтожение мирного населения. Даже если там сверхточное оружие — это всегда смерть ни в чем не повинных людей. Амбиции нужно умерять.

Любая война начинается с убийства словом. Обратите внимание, что сейчас происходит в Беларуси: призывы к насилию, лозунги, угрозы. Это тоже вариант нацизма. Нацизм в слове должен быть остановлен. Потому что он порождает реальное уничтожение людей на улице. Для того чтобы этого не было, необходимо принимать самые жесткие меры.

Конфликт в Нагорном Карабахе — еще один пример того, что происходит, когда в умы вкладываются фальсифицированные концепты истории. Люди должны вернуться на свою историческую родину, и все стороны конфликта должны выполнять договоры.

osipov@sb.by

morozovav@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР