Генералам скучно без атак и рукопашных

Альберт Эйнштейн признавался, что не знает, каким оружием будут воевать в третьей мировой войне, но уверен, что в четвертой мировой оружием будут лук и стрелы...
Альберт Эйнштейн признавался, что не знает, каким оружием будут воевать в третьей мировой войне, но уверен, что в четвертой мировой оружием будут лук и стрелы. Нет, конечно, ядерная угроза не снимается, но у атомной бомбы стараниями Таллина и Москвы появился конкурент — компьютер. Эстония приравняла хакерские атаки, которым подверглись ее государственные и частные сайты во время недавнего конфликта с Россией, к военной агрессии и просит защиты у НАТО. «Поссорившись из–за Бронзового солдата прошедшей войны, они показывают нам, как могла бы начаться следующая», — хмуро замечает по этому поводу французская «Тан»...

Вдоволь потрепав нервы эстонским дипломатам в Москве, патриоты из организаций вроде «Наши» предложили бойкотировать эстонские товары. Впрочем, номер с Веркой Сердючкой, подвергнутой нападкам «патриотов» за текст песни на «Евровидении», не прошел, поскольку ничем особенным крошечная (по российским, разумеется, меркам) Эстония на рынке соседней страны не отметилась. Ни тебе шпрот, как в Латвии, ни мяса, как в Польше. Тогда был найден гораздо более эффективный способ наказания.

С того момента, когда эстонские власти демонтировали памятник погибшим красноармейцам на холме Тынисмяги, на полуторамиллионную балтийскую республику обрушились уже три волны кибератак. Хакеры заблокировали сайты большинства органов государственного управления — от администрации президента до МИДа. Та же участь постигла крупнейшие газеты страны и банки. Для компьютеризированной Эстонии, где правительство уже не использует в делопроизводстве бумагу, это был удар сильнее, чем осада посольства в Москве. А экономические потери превысили ущерб, нанесенный Таллину тремя ночами массовых беспорядков.

«Это уже не простое хулиганство, это удар против государства, — уверен министр обороны Яак Аавиксоо. — Если бы чужие корабли блокировали наши порты или истребители — наше воздушное пространство, это воспринималось бы однозначно. И я не вижу принципиальной разницы». Эстонские власти утверждают: кибератаки, по крайней мере самые первые, велись из Москвы.

«Предположение о причастности к ним российского правительства является серьезным обвинением, которое должно быть доказано», — парировал эти утверждения посол России при Евросоюзе Владимир Чижов. Однако Брюссель по вопросу хакерских нападений, как, впрочем, и во всем российско–эстонском конфликте, принял сторону Таллина. «Мы относимся к происходящему очень серьезно, — заявил один из представителей НАТО корреспонденту «Гардиан». — Это касается самого образа действия нашего альянса».

До настоящего момента кибератаки не приравниваются к военной агрессии, следовательно, на страну, им подвергшуюся, не распространяется пятая статья Североатлантического договора о коллективной обороне. Эстония настаивает: во избежание повторения инцидента в договорно–правовую базу необходимо внести дополнения.

Было бы большим преувеличением утверждать, что электронная война — это что–то новенькое, доселе неслыханное. Отнюдь. Каждая современная армия в своей структуре имеет соответствующие подразделения. Но еще никто не доказал, что, к примеру, атаки 11 сентября в США стали возможны, поскольку террористы предварительно вывели из строя диспетчерские службы, а натовские налеты на Югославию были столь эффективными, потому что предварительно хакеры проникли в систему сербской ПВО.

Точно так же бесполезно доказывать причастность России к выходу из строя эстонских серверов. Вся эта риторика скорее элемент другой войны — в информационном пространстве, ведущейся Россией и Эстонией, за спиной которой стоят Евросоюз и НАТО. Теперь можно смело вписать еще один критический пункт в повестку дня российско–евросоюзовского саммита в Самаре и требовать дипломатических уступок.

К сожалению, стороны так увлеклись работой на собственном информационном поле, что не заметили, как стали абсурдными. В России закрыли глаза на то, как толпы несколько ночей подряд под прикрытием патриотической акции жгли и грабили центр Таллина. С другой стороны, не менее удивительными выглядят претензии германского канцлера Ангелы Меркель по поводу разгона демонстрации оппозиции в России на фоне жестокости, с которой действовала полиция Эстонии.

Когда речь заходит о дальнейшем расширении Североатлантического альянса, он сам называет себя в первую очередь политическим объединением по охране общих для его участников ценностей. На деле же НАТО придает военный аспект все большему количеству мирных тем. До того как кибератаками на Эстонию занялись генералы альянса, большой резонанс вызвало другое «мирное» предложение

НАТО — взять под защиту нефтегазодобытчиков по всему миру. Интересно, чем еще готовы озаботиться в Брюсселе?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?