ГАИ не выдаст роботу права на вождение трактора

Директор Белорусской МИС о первом электротракторе, беспилотниках и недостатках техники

ЭНЕРГОНАСЫЩЕННЫЕ тракторы более чем в четыре раза производительнее самых известных МТЗ-82.1. Они заменяют бригады полеводов. На пороге шестой технологический уклад, урожайность и успех в АПК напрямую завязаны с машинным парком. Размышлениями о машиностроении с «СГ» поделился директор Белорусской машиноиспытательной станции Александр ВАЩУЛА. 

— Александр Владимирович, в прошлом году ученые презентовали первый белорусский электромобиль на базе «Джили». Понятно, что и в АПК экономичная техника пришлась бы очень кстати. Будем ли ее создавать? 

— Электротрактор уже создан на базе МТЗ-3023 и скоро поступит к нам на испытания. Он работает на дизеле, трансмиссия электрическая, что дает возможность на 40 процентов уменьшить количество деталей. Техника будет передвигаться с бесступенчатым переключением скорости, самостоятельно выбирать оптимальный режим, обеспечивая при этом экономию топлива в 10—15 процентов. 

— Нужен ли нам беспилотный трактор? 

— Никакой проблемы сделать его не вижу. Существуют системы точного позиционирования и управления. С трактора снимается кабина, ставятся эти приборы. Но этого робота на колесах еще нужно доставить в поле, продумать, как он возвратится обратно, – смешно полагать, что ГАИ выдаст роботу права на вождение. Да и во время полевых работ он не должен выезжать на проезжую часть. Здесь на первом месте безопасность. 

Три крупнейшие спутниковые системы уже предоставляют высокоточный сигнал. Как минимум столько и нужно для трактора, чтобы он мог передвигаться по карте самостоятельно. Но думаю, что беспилотники сначала нужно научиться эксплуатировать в карьерных самосвалах. 

Техник Сергей МАЛЯВКА испытывает резину для доек.

— Видел здесь два энергонасыщенных импортных трактора. Испытываете, получается, и зарубежную технику? 

— Белорусская МИС аккредитована как испытательный центр в рамках ЕАЭС, наши сертификаты соответствия признаются во всех пяти странах-участницах. Сертификация, а это обязательное условие допуска на рынок содружества, занимает около 15—20 процентов от всех наших испытаний. Каждую модель европейского или американского производителя испытываем отдельно. 

Тракторы, которые видели вы, доставили дилеры из Москвы. У одного 570 лошадиных сил, второго — 350. Особенность конструкции – колесная ходовая часть меняется на гусеничную и наоборот. Вдобавок ко всему меняется ширина колеи. Наши специалисты проверили конструкции, в том числе обзорность, освещенность, наличие светосигнальных огней, эффективность тормозов, подготовили протокол. Уже выписан сертификат, скоро эти модели поедут работать на поля. Такие мощные машины необходимы для Краснодарского, Ставропольского края, Казахстана. В наших условиях им не всегда можно развернуться. 

— Александр Владимирович, в минувшие выходные МТЗ провел показательные испытания самого мощного трактора «Беларус» — 450 лошадиных сил. В чем необходимость создания такой техники?

— Любой крупный производитель имеет сверхмощную технику в своей линейке. Одно дело внутренний рынок, другое – экспорт. Энергонасыщенные тракторы можно поставлять в страны с большими полями, где длина гона в одну сторону несколько километров. И они должны работать постоянно – иначе не скоро окупят себя. Вдобавок нужно еще разработать плуг, посевной и почвообрабатывающий агрегаты, прицеп.

Тракторы мощностью 450 лошадиных сил в массовое производство не поставлены. Создано три опытных образца, в этом году появится еще восемь. Один из них предоставят нам для испытаний. Сложно сделать такую машину, не имея опыта, я понимаю разработчиков. Но к этому нужно стремиться. Новые знания обогащают, их можно использовать для производства машин поменьше. Думаю, в контексте этого разговора будет нелишним отметить, что в части тяговых свойств и топливной экономичности белорусский трактор, особенно модели 3522, 1221, никогда не уступал зарубежному. 

На испытательном стенде инженера Дмитрия ДАМАРАЦКОГО опытный опрыскиватель.

— На что в первую очередь обращаете внимание при испытании? 

— На безопасность. Трактор, например, может работать с ковшом, и из него может вывалиться какой-то предмет. Поэтому проверяется надежность кабины. Специалисты вывешивают на высоте груз, сбрасывают в определенную точку. Если он кабину не пробил, значит, механизатор защищен. 

Есть также опрокидывающий стенд. Застрахованный цепями трактор накреняется под высоким углом. Это делает 24-метровая платформа грузоподъемностью 120 тонн. Ее создали наши коллеги из Института машиностроения и разместили у нас. Теперь мы испытываем на этом стенде сельхозтехнику, а институт — автомобили, автобусы, троллейбусы, военную технику…

С начала года испытали 9 импортных кабин, 15 зарубежных тракторов. Ежегодно проверяем 2—3 опрыскивателя. Раньше раскладывали штанги и под каждый распылитель устанавливали емкость. Трудоемкий и длительный процесс. Три года назад приобрели стенд, который показывает отклонения. 

На испытания нового комбайна уходит 1—3 года, трактора — 3—4. Средний срок остальной техники — сезон. Таким образом, за пять лет через МИС прошли 2,3 тысячи образцов техники. Сотрудничаем с Белорусским государственным институтом метрологии. Вместе создали республиканский эталон единицы измерения «расход топлива». Специалисты поверяют счетчики расхода топлива, которые устанавливают на сельхозмашины. Их погрешность не вызывает опасений, в пределах нормы – 1,5—2 процента. 

— Ежегодно вы испытываете около 500 образцов техники. В чем, на ваш взгляд, ее слабые места?

— Поломки электрооборудования, гидравлики, муфты сцепления – наиболее частые. Но самый большой недостаток что у импортных, что у отечественных производителей – в двигателях. Также к этому списку стоит добавить задние и передние мосты. Из-за таких вот недоработок в некоторых хозяйствах трактор отказывает. Для них это большие убытки. 

Инженер лаборатории оценки безопасности Павел ТУКАЙЛО контролирует уровень шума импортного гусеничного трактора.

— Если образец машины перед выходом в массовое производство проходит у вас самые жесткие испытания, то почему в хозяйствах вызывает нарекания? 

— Опытные образцы и реальное производство разнятся. Нам не раз приходилось в этом убеждаться. Как-то испытывали трактор – все нормально. А в реальных условиях почему-то начали слетать шины с колес. Стали разбираться. Причина оказалась в качестве резины: на испытания предоставили одну, а в массовое производство пустили другую.

Белорусская МИС не может командовать производителю, из каких деталей делать машину. Мы лишь вносим рекомендации, а как поступить – решает уже сам завод-изготовитель. Иногда на предприятиях производство зависит не от конструкторов, а снабженцев. Какого качества есть детали, из такого и делают технику. 

— На недавней выставке коммуникационных технологий ТИБО смог протестировать систему состояния сельхозкультур. Какие возможности в рамках хозяйства открывают новые разработки в системе точного земледелия? 

— В совокупности система дает минимальную себестоимость продукции, рассчитывает урожайность с лучшим экономическим эффектом. Такие программы разработаны белорусскими учеными, они у нас на испытаниях. 

Точное земледелие — это не только дистанционное управление узлами трактора. Зная химический состав почвы, на нашей технике можем изменять дозу удобрений. Такой разбрасыватель NPK выпускает ОАО «Щучинский ремонтный завод». ОАО «Управляющая компания холдинга «Агромашсервис» производит машины «Роса», которые распределяют по зонам карты удобрения, средства защиты растений. 

На испытании система оценки урожайности для комбайна. В новых машинах она уже есть, а на старые — устанавливается дополнительно. Агроном видит неравномерность урожайности и может принимать управленческие решения.

— Когда ждать в хозяйствах такую систему? 

— Во всех не внедрят, нет потребности из-за специфики выращиваемых культур. Но крупнотоварные сельхозпредприятия в Гродненской, Брестской и Минской областях ими уже пользуются. И они реально понимают и видят, в чем эффект их применения. 

— Может, искусственный интеллект — это слишком дорого и лучше работать по старинке? 

— Не так уж и дорого. Внедрение системы внесения удобрений за год-два окупается. Стоит около 4 тысяч рублей. Недешево обойдется программа управления сеялкой — 15 тысяч евро и срок окупаемости выше в разы. Копейки отдадите за систему отключения опрыскивателей. Мгновенный эффект от системы учета топлива. Рентабельность 20—25 процентов, а срок окупаемости – один-два года.

— Спасибо за интересное интервью, Александр Владимирович.

В тему 

В этом году 70 лет Белорусской машиноиспытательной станции (Белорусской МИС). В первые годы она специализировалась на испытании болотоходных тракторов, машин для внесения удобрений, комплексов для возделывания, уборки и послеуборочной доработки картофеля и прочей техники. Ежегодно здесь испытывают около 200 образцов новой техники на безопасность и еще столько проходят приемочные «экзамены». Существует 10 МИС в РФ, 4 — в Украине, но наша соответствует евростандарту, а по некоторым параметрам предъявляет более жесткие требования. В штате около 160 человек, из которых 70 испытатели. 

kovalev@sb.by

Фото автора.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости