Франция идет «Вперед!»

Во втором туре выборов во Франции Эммануэль Макрон предсказуемо победил Марин Ле Пен

Это, пожалуй, самая стремительная карьера в европейской политике: к 39 годам Эммануэль Макрон успел побывать концертирующим пианистом, инвестиционным банкиром, министром экономики, а теперь станет самым молодым в истории Франции президентом. Во втором туре выборов он предсказуемо (66%) победил Марин Ле Пен.

Фото РЕЙТЕР

Были эксперты, которые называли эти выборы «последней битвой добра и зла» (если вы задумались, подскажу: добро победило), но больше было тех, кто называл их самыми скандальными в истории. Правы те, кто говорит, что они были необъявленным референдумом о членстве в ЕС и еврозоне. Марин Ле Пен предлагала «пройти на выход», но победила позиция Эммануэля Макрона: с Европой Франция сильнее, а в ЕС сильнее в тесном союзе с Германией. Неудивительно, что одной из первых Макрона поздравила канцлер Германии Ангела Меркель. Ну а колкость Марин Ле Пен о том, что Францией в любом случае будет править женщина — она или Меркель, спишем на накал предвыборной борьбы.

Макрон обещал обновление и изменения. Но явка на второй тур была самой низкой с 1969 года. Почему? Потому что для левых (которые принесли 19,2% голосов в первом туре крайне левому Жан–Люку Меланшону) он слишком неолиберален: ратует за свободный рынок и пересмотр трудового законодательства, которым французы так дорожат. Консерваторам же не хватает жесткости обещанных реформ и решительности в подходе к исламизму, который многие во Франции воспринимают как угрозу. Макрон обещал ускорить процесс рассмотрения заявлений о предоставлении убежища и налоговые послабления компаниям, которые будут нанимать молодежь из проблемных районов, населенных преимущественно мигрантами. Он обещал сократить 120 тысяч сотрудников бюджетной сферы (это не коснется медицинского персонала), чтобы увеличить полицейские силы на 10 тысяч и создать 5.000 дополнительных мест в сфере образования. Предпринимателям пообещал снизить корпоративный налог с нынешних 33,3% до среднеевропейских 25%. Всем остальным — освободить от фиксированного подоходного налога 80% домашних хозяйств и пересмотреть налоги «на богатых» (в сторону уменьшения, само собой). Макрон пообещал инвестировать 50 млрд евро в новые технологии и энергетику, расширить трудовое обучение, уменьшить размеры начальных классов (даром, что ли, он женат на своей учительнице?) и т.д. и т.п. Где бывший министр экономики возьмет деньги на реформы, которые сделают жизнь большинства французов лучше? Надеется получить 60 млрд евро за счет «более эффективного» правительства. Экономика была главным вопросом этих выборов. И тот, кто предложил лучшую, на взгляд французов, экономическую модель, тот и выиграл.

Теперь главный вопрос: а сможет ли Макрон выполнить то, что обещал? Ведь Франция — не президентская, а президентско–парламентская республика. Более того, за внутреннюю политику (то есть экономику) несет ответственность премьер–министр. Так что если одна интрига разрешилась (да здравствует президент Макрон!), то другая только намечается. И эта другая даже не столько в том, кого Макрон назначит в ближайшие дни премьер–министром. Потому что 11 и 18 июня во Франции пройдут парламентские выборы, и по их итогам премьером вполне может стать человек с собственной повесткой дня и собственным видением экономических реформ. О том, что они необходимы, никто не спорит: во Франции жесткие законы, касающиеся трудоустройства, и большая доля государства в экономике: 57% ВВП дают госпредприятия. Зато французы на первом месте в Европе по производительности труда (а вы ведь наверняка думали, что это немцы?).

Для того чтобы получить «своего» премьера, президенту Макрону нужно совершить чудо. Если он получит дружественного премьера (читай — лояльное Национальное собрание), осуществлять реформы будет проще, в противном случае главной темой предстоящего пятилетия станет борьба.

Пытаясь дистанцироваться от стремительно теряющей популярность Социалистической партии, молодой и амбициозный министр экономики Эммануэль Макрон покинул правительство, вышел из партии и создал собственное движение «Вперед!». С ним и победил на президентских выборах, но вряд ли сможет повторить этот успех на парламентских: у движения нет ни опыта политической борьбы (как у президента нет опыта политического руководства), ни людей «на земле», за которых можно голосовать. Конечно, опытные политики с правого и левого флангов уже сигнализируют Макрону, что готовы бежать со своих кораблей и присоединиться к победителю. Но будет ли этих сбежавших достаточно для получения «своего» премьера — вопрос. Когда–то левому президенту Франсуа Миттерану пришлось «сожительствовать» (во Франции эта не слишком редкая ситуация так и называется — «сожительство») с консервативным премьером Жаком Шираком. Вот и сейчас правые консерваторы твердо намерены взять реванш за поражение вошедшего в президентскую гонку фаворитом Франсуа Фийона. Удастся ли им это — узнаем через несколько недель.

Для Эммануэля Макрона самое интересное только начинается. Одно очевидно: президентские выборы во Франции показали удивительную сплоченность тех, у кого есть деньги и власть. Французская элита, выдвинувшая Макрона, консолидирована в защите собственных интересов. А вот раскол между ней и остальной частью общества углубляется. Тот факт, что в первом раунде крайне левый Меланшон и крайне правая Ле Пен получили суммарно 40% голосов, говорит о том, что если через пять лет поднабравшийся политического опыта Эммануэль Макрон захочет пойти на второй срок (а он, конечно, захочет, потому что все хотят), ему уже сегодня нужно учитывать весь спектр мнений французского общества. В том числе и тех, кто голосовал за Марин Ле Пен. Ведь через пять лет они снова могут сойтись в дебатах и бюллетенях.


sbchina@mail.ru



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...