«Формула-1». И первый блин бывает не комом…

Австрия оказалась сегодня центром всеобщего внимания любителей автоспорта. Первая гонка сезона элитного чемпионата «Формулы-1» не только состоялась вопреки прогнозам пессимистов, но и оказалась весьма зрелищным событием, которое в течение более двух часов способно было удерживать у экранов телевизоров многие десятки миллионов телезрителей.

 

И хотя победу на автодроме в Шпильберге одержал пилот чемпионской команды «Мерседес», на этот раз никого из чемпионов нынешнего пелотона на подиуме мы так и не увидели. Им там просто не хватило места. Ближе всех к награждению кубками и распитию победного шампанского был действующий чемпион, обладатель 6 титулов, британец Льюис Хэмилтон. Но буквально на последних метрах дистанции его менее чем на 0.2 сек опередил соотечественник, самый юный гонщик чемпионата Ландо Норрис. Будущая надежда команды «МакЛарен» сумел не только добиться своего лучшего результата в карьере, но и показать под занавес гонки время самого быстрого круга, заработав в свою копилку дополнительное очко.  


Сегодня на подиуме Гран-при Австрии был тот редкий случай, когда все три участника награждения были довольны своим результатом. Обладатель поула Вальтерри Боттас после отличного старта ни на мгновение не уступил своего лидерства до финишной черты. А сделать это было не так-то и просто, учитывая многократные появления машины безопасности и рестарты гонки, а также плотное преследование на протяжении 6/7 части дистанции со стороны своего напарника по команде «Мерседес». Гонщик «Феррари» Шарль Леклер после старта с далекой 7-й позиции и не очень быстрого темпа своего болида вряд ли мог даже мечтать о таком высоком результате. А о причинах безграничной радости третьего участника подиума Ландо Норриса уже было сказано выше.

Родные стены не помогли «Ред Булл»

Знаменитый тезис о помощи родных стен сегодня активно обсуждался. Достаточно сказать, что автодром в Шпильберге не только формально считается домашней трассой для австрийской команды, но и является ее собственностью. К тому же нынешние болиды Эдриана Ньюи как нельзя лучше подходят для нее. Недаром же последние два года здесь победителем был Макс Ферстаппен, надежда команды «Ред Булл» на нынешний чемпионский титул.

Правда, быстрый темп, показанный машинами «Мерседес» в квалификации, делал менее радужными ожидания победы голландского гонщика. Благодаря штрафу, который получил Льюис Хэмилтон за два часа до гонки за игнорирование желтых флагов в субботней квалификации, Ферстаппен получил право на старт с первого ряда. Однако обладатель поула Вальттерри Боттас, имеющий особые симпатии к этому автодрому, в очередной раз доказал, что ему здесь нет равных на старте. Создав безопасный отрыв почти в 3 секунды, финский пилот уверенно лидировал во главе пелотона, пока соперники позади его боролись за оставшиеся места под солнцем. Трудно сказать, как сложилась бы гонка, не подведи Макса электроника на его болиде на 10-м круге. Судя по тому, как быстро ехала вторая машина «Ред Булл» в конце гонки, пытаясь бороться за победу, возможно, у Ферстаппена были вполне реальные шансы дать бой самим «Мерседес». Но увы. В автоспорте не отвлекаются на гипотетические возможности и сослагательное наклонение. Здесь это называют одним словом: Удача. Так вот для Макса, по-видимому, настало время платить по старым счетам. Слишком долго ему откровенно везло в плане отсутствия неполадок с техникой за все 5 предыдущих сезонов. К слову сказать, и болид его напарника Алекса Элбона не сумел доехать до финиша из-за технических проблем. Были ли это звенья одной цепи, сказать сложно. Но сход обеих машин австрийской команды на домашнем Гран-при вряд ли можно назвать успешным выступлением.

Льюис Хэмилтон. Борьба с расизмом и … судьями

За несколько недель до начала нынешнего запоздалого сезона в США произошли известные события, связанные с гибелью афроамериканца при задержании его во время полицейской операции светлокожим представителем правопорядка. Поднявшаяся после этого волна антирасистских манифестаций прокатилась по всем континентам. И уже никому не было важно, что речь шла о задержании опасного преступника, и что не цвет кожи был причиной того задержания и применения приема удушения, поскольку грабитель неоднократно пытался вырваться из рук полицейских. Случайная смерть чернокожего американца послужила поводом для самой настоящей эпидемии массовых волнений. Не могла она обойти стороной и Формулу-1.

Льюис Хэмилтон, пользуясь своей популярностью, имеющимися финансовыми средствами, а главное — своими африканскими корнями по линии отца, активно попытался вовлечь в борьбу против расизма и «Большие призы». И надо сказать, ему это удалось. Скромное молчание отдельных пилотов и участников команд, предпочитающих не высказываться публично по этому поводу, уже стало восприниматься как акт расизма. При этом особо подчеркивалось, что речь идет не о политике, а именно об отношении к актам насилия над чернокожим или цветным населением со стороны представителей европеоидной расы. ФИА и руководство «Формулы-1» в спешном порядке даже выделили деньги на борьбу с расизмом. Хотя, скорее, это было выделение денег на мероприятия масс-медиа по привлечению внимания мировой общественности к существующей проблеме.

На автодроме в Шпильберге появился огромный плакат «Конец расизму». Но принципиальным моментом по типу лакмусовой бумажки стал призыв Льюиса провести во время церемонии перед началом гонки акт поддержки в пользу борьбы против расизма в виде преклонения на одно колено. Этот жест с недавних пор стал символом борьбы против неравенства по расовому признаку и против притеснения чернокожего населения. Шестеро из 20 гонщиков отказались от демонстрации этого жеста, ограничившись лишь надеванием черной майки с надписью «Конец расизму». Хотя на каждом из комбинезонов, на каждой из машин были уже и без того элементы, связанные с этой борьбой. Что касается машин «Мерседес», то они и вовсе были вместо серебристого выкрашены в черный цвет, равно как и черные комбинезоны Льюиса и Вальттерри, и черные маски у всей немецкой команды. Исключение для себя сделал лишь Тото Вольф, который предпочел во время гоночных событий использовать пластиковую защиту лица, которая меньше ограничивает дыхательные процессы, чем маска.

Но помимо этой борьбы против расизма Льюису пришлось в Шпильберге столкнуться и с противостоянием в отношении стюардов. Они его дважды наказали по результатам квалификации. Сначала аннулировали его первую попытку в завершающем сегменте за выезд за пределы трассы. А затем еще и за два часа до старта передвинули со 2-й позиции на 5-ю, посчитав после протеста команды «Ред Булл», что британский чемпион не снизил свою скорость в зоне действия желтых флагов.

Уже затем по ходу гонки, когда Алекс Элбон, воодушевленный темпом своего болида и сходом своего напарника, ринулся в атаку на позиции Хэмилтона, произошло столкновение машин «Ред Булл» и «Мерседес». В результате этого Элбон выехал в гравий и через несколько кругов сошел с дистанции. А вот Льюиса стюарды наказали прибавкой 5 секунд к его итоговому результату как виновника этого столкновения. Решение было, мне кажется, спорным. Слишком уж оптимистичной была атака пилота австрийской команды. Но Льюис к решению стюардов отнесся с уважением. Вряд ли бы кому пришло в голову обвинять судей в предвзятости или, что еще хуже, в расизме по отношению к британскому чемпиону.

Именно это наказание и позволило на финише Ландо Норрису попасть на подиум. Хэмилтон в протоколе был лишь 4-м.


До финиша добрались не все

Правильнее было бы сказать, что финишировало чуть больше половины гонщиков. Даже у единственного дебютанта сезона, Николя Латифи был шанс до последних минут заработать очко в своей первой гонке. Канадец, замкнув пелотон, пересек финишную черту 11-м, следом за Себастьяном Феттелем. А 9 пилотов так и не увидели перед собой клетчатого флага. Среди них был и Даниил Квят, пробивший колесо на предпоследнем круге. Хотя, по правде сказать, у россиянина было повреждено крыло за пару кругов до этого в борьбе за 8-ю позицию с гонщиком команды «Рено» Эстебаном Оконом. Француз, не очень довольный своим первым выступлением после 1,5-годового отсутствия в «Формуле-1», слишком жестко защищал свою позицию от более быстрой машины «Альфа Таури» российского пилота.

Из числа сошедших с дистанции удивляет количество технических причин этих сходов. Помимо Квята еще у Кими Райкконнена была причина, не связанная с состоянием машины. Точнее сказать, причина была, конечно, в машине, но в случае с финским чемпионом виной был человеческий фактор. Пилоту «Альфа Ромео» механики не до конца прикрутили переднее правое колесо на пит-стопе. И лишь по счастливой случайности никто не пострадал, когда оторвавшись на большой скорости, колесо затем самостоятельно пересекло трассу перед ехавшими сзади другими машинами.

Вряд ли объяснением такого большого количества сходов по техническим причинам может быть карантин, из-за которого были закрыты базы команд. Хотя для обеспечения большей зрелищности гонок, даже в режиме отсутствия зрителей на трибунах, подобная ненадежность машин только приветствуется.

Следующая гонка состоится ровно через неделю, на этой же трассе. И будет это Гран-при Штирии, как называется район, где расположен автодром «Ред Булл Ринг» и местечко Шпильберг.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Рейтер