Фонотека в ДНК

Олег Хоменко готовится к двойному юбилею

Голос Олега Хоменко не спутаешь ни с каким другим. Так звучит только «Палац». Группа, сделавшая большое музыкальное открытие: белорусский аутентичный фолк на мощном стволе рок–музыки способен успешно прижиться и плодоносить много лет. Конечно, не один «Палац» ставил смелые опыты, смешивая старинные напевы с драйвом современных инструментов, и многие преуспели. Но из тех, с чьей подачи в клубах и на рок–концертах зазвучали «музейные» мелодии, объективно первыми были Олег Хоменко и Юрий Выдронок. У Выдронка сейчас много других творческих проектов, вышедшие из «Палаца» группы Kriwi, Ur’ia и WZ–Orkiestra давно заработали собственную славу.


А Хоменко продолжает взбалтывать в колбе «Палаца» новые реактивы и готовится к двойному юбилею. В начале апреля в одном из клубных ресторанов Минска состоится концерт по случаю 25–летия группы и 50–летия ее фронтмена. Для друзей и поклонников, но без лишнего пафоса.

Так же непафосно Олег заваривает для меня чай в тесной студии и открыто хохочет на замечание, что юбилейный концерт «Палаца» стоило бы провести торжественнее, возможно, даже в настоящем дворце:

— Ну это слишком. Во многих дворцах нет танцпола или сложно присесть. К нам же много разных людей приходит, не только молодежь, а и те, кто был с нами с самого начала.

Хотя праздник «во дворце» у нас запланирован: накануне, 25 марта, «Палац» выступит на сцене Гродненского колледжа искусств. Каждый из своих юбилеев мы отмечали хотя бы одним концертом в Гродно. Никаких особенных связей с этим городом ни у кого из музыкантов нет, просто мы все любим Гродно.

— А что за событие определило дату рождения группы? Слышала курьезную историю, будто поначалу это был оркестр в стиле фильма «Кабаре» с названием «Дворец кукурузных палочек»...

— Мы были молодыми и голодными, а в конце 1980–х почти на всех прилавках красовался одинаковый набор: лимонная кислота, резиновые сапоги и кукурузные палочки, которые хорошо шли с кефиром. Так и появился наш «Дворец кукурузных палочек». По сути, кавер–бэнд, хотя такого слова на нашей сцене еще не существовало. В 1992–м мы решили, что пора выходить на профессиональный уровень и менять название. Прицел такой: группа должна стать известной не только в Беларуси, а и за рубежом, но с белорусским материалом. Договорились, если к вечеру не придумаем ничего лучше, назовемся «Палац». В какой конкретно день это произошло, не запомнил, где–то в начале весны. А потом мы подумали — зачем мудрить? Совместим с моим днем рождения.

— Можете сказать, что тогда, 25 лет назад, стало бы для вас самым неожиданным из вашей сегодняшней жизни?

— Многое, наверное. И, пожалуй, разочарований больше. У нас были очень амбициозные мечты, за них и сейчас не стыдно. Мы не сомневались, что со временем «Палац» станет общественным объединением, которое сможет помогать всем музыкантам–фольклористам, продвигающим национальную культуру в стране и в мире. И официально зарегистрировались как «общественное объединение фолк–модерн–студия «Палац». Но со временем убедились, чем больше будем сражаться как общественная организация, тем меньше пространства останется для собственного музыкального творчества. Сегодня «Палац» все чаще выходит не с аутентичной, а с авторской музыкой. Это очень ответственно, даже опрометчиво, но считаю, мы уже готовы.


— К чему?

— Создавать неофольклор, тот, у которого есть связь с прошлым, но совершенно современный. Ну это длинный разговор... Тут важно удержаться выше уровня псевдонародной эстрадной песни. Потому что мы интересны миру только такой музыкой, которой больше ни у кого нет.

— В таком случае рискнете оценить шансы NAVIBAND в «Евровидении–2017»?

— Еще два года назад я говорил везде: NAVI — это круто и актуально! Чувствовал, что они на правильном подъеме, но в них нужно было вложить силы, опыт, деньги. За эти два года они всего добились сами. На мой взгляд, шансы попасть в финал у них очень высоки. Ксюха и Тема настолько обаятельны, что любая копейка, вложенная в их проект, однозначно принесет дивиденды.

— Кстати, в хит–параде нашего «Альфа Радио» композиция NAVIBAND для конкурса «Евровидение» и ваша «Добра песня» уже не первую неделю держатся в десятке лидеров.

— «Добра песня» сейчас везде в хит–парадах, поскольку только что вышел сингл. Сейчас у нас в работе три новые композиции, одна из которых, возможно, окажется паровозом, способным вытянуть альбом. Но сделать пластинку сегодня очень тяжело, даже не финансово, а в смысле концепции. Большинство людей разучились слушать музыку альбомами. Вдобавок существующая индустрия стандартизирует все настолько, что твоя прорывная идея на выходе может превратиться в обычный, пусть и добротный продукт. Очень сложно создать экспериментальную схему, которая получила бы успешную реализацию, а не осталась музыкой для себя.

— Понятно, альбом — дело небыстрое. Может, вернетесь на телевидение с какой–нибудь программой?

— Сейчас у меня выходит авторская фолк–программа на радио с культурологическими исследованиями белорусских и мировых музыкальных традиций, мне очень нравится этот проект. Но телевидению, по–моему, сейчас нужнее другие идеи. Условно говоря, дайджест, летопись самых ярких событий в нашей культуре, например, за сезон или месяц. Возможно, кому–то покажется, что это неактуальная информация, вроде как удар по хвостам. Но если эти «хвосты» свести воедино, завтрашние тенденции станут более очевидны. Только для реализации такой идеи понадобятся усилия большой команды, может быть, даже всей телерадиокомпании.

— А чей фольклор вам особенно интересен? После белорусского, разумеется.

— Фолк везде интересный. Например, у инуитов, на крайнем севере Канады, у саамов в Скандинавии или у нивхов Дальнего Востока он сохранился почти в первобытном виде. Это не похоже вообще ни на что, редкий европеец сможет дослушать такие песни до конца. Любому уху ближе музыка соседей. Белорусскому — практически весь балтский фолк, даже несколько придуманный кельтский. На наше ухо любые эксперименты в этом русле ложатся безукоризненно. В то же время, поверьте, арабы такое вообще не могут слушать. Но если у вас есть «подходящие» корни, не важно, насколько глубоко и далеко, вам вполне понравится какая–нибудь фольклорная оркестровая музыка Балкан, хотя вы не сможете объяснить почему.

— То есть генетическая память...

— Наверное, реальна, да.   Возможно, вы даже не подозреваете, что у вас есть связь с угро–финскими или балтскими народами, абсолютно ничто не дает оснований предположить ее наличие. Но музыкальные предпочтения выдадут вас с головой. Среди моих друзей есть люди, испытывающие драйв от норвежского блэк–метала, который многие не воспринимают. А ведь это электрифицированная музыка викингов, она вся на фольклорных корнях. Сразу можно определить, чья кровь течет в ваших жилах, рюриковичей или печенегов, только по тому, какие запахи вы ощущаете, слушая такую музыку.

cultura@sb.by

Версия для печати
мария, 30, минск
Отличная группа!
Обязательно посетим!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости