Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.07
EUR: 2.33

Фон для таксофона

Увидеть человека, звонящего из телефон-автомата, можно все реже...

Увидеть человека, звонящего из телефон-автомата, можно все реже. А у современных детей само слово «таксофон» скорее ассоциируется с породой собаки. С массовым распространением мобильных телефонов (абонентская база операторов уже перевалила за 9,9 миллиона пользователей),  массивные будки по логике вещей должны уйти в небытие. Как, например, в Эстонии, где до исчезновения автоматов осталось менее двух месяцев: к 1 декабря все таксофоны будут убраны. Кому они нужны? Да и дорого, резонно размышляют там. За пять лет в Эстонии количество общественных телефонов уменьшилось в четыре раза: сейчас их осталось всего 650.


У нас синие будочки висят и рядом с остановками общественного транспорта, и во дворах многоэтажных домов. Вот только кнопок аппаратов давно уже не касалась рука звонящего, разве только дети играют или хулиганы балуются.


Количество таксофонов в стране уменьшается с каждым годом: в 2005–м их было более 19.000, в 2007–м — 16.000, в 2009–м — 14.500, сейчас осталось 13.126. С наращиванием сети домашних и мобильных телефонов потребность в таких аппаратах связи существенно снижается. Например, в прошлом году в Минске на каждый таксофон в среднем в месяц приходилось всего 315 минут разговора. В денежном эквиваленте это значит, что абоненты платили примерно по 25 тысяч рублей на каждый аппарат.


— Таксофоны, как и стационарные телефоны, у нас нерентабельны, — не стали скрывать в «Белтелекоме». — Каждый год доходы от них падают. Так что услуга эта не коммерческая, а скорее социальная. Существует определенный стандарт, утвержденный Совмином еще в 2003 году: на 1.000 человек должно приходиться не менее одного таксофона. Рассчитаны автоматы на малообеспеченные и незащищенные слои населения, для которых они, возможно, единственное средство связи.


Однако таксофонов у нас больше, чем требуется по стандарту, почти на три с половиной тысячи. Получается, норма перевыполнена на 40 процентов. Во что обходится обслуживание одного аппарата в месяц — коммерческая тайна. Рискну предположить, что не дешевле, чем в Эстонии.


— Каждый год мы проводим статистический анализ, на основе которого принимается решение о переносе, демонтаже или установке дополнительных таксофонов в местах, где в них есть потребность, — уточняют в «Белтелекоме». — Телефоны–автоматы это не только будки на улице. Они стоят на вокзалах, в больницах и вузах, следственных изоляторах, где вообще нет другой возможности позвонить. То есть у этой услуги есть основные потребители.


К тому же по стандартам услуг связи таксофон должен стоять в каждой кафешке или на заправке на трассе. Проще говоря, сколько у нас объектов придорожного сервиса, столько должно быть и телефонов–автоматов.


Кому–то подобные нормы могут показаться устаревшими. Но в жизни всякие непредвиденные ситуации бывают. Поэтому общедоступная связь должна существовать вне зависимости от того, доходна она или нет. Когда–то с появлением телевидения предрекали исчезновение радио, развитие кино ассоциировалось с упадком театра. Но мрачные прогнозы не оправдались. Судя по всему, мобильные телефоны и таксофоны ожидает мирное сосуществование.


Компетентно


Элла Чазова, пресс–секретарь Министерства связи и информатизации:


— Сейчас разрабатываются новые социальные стандарты связи. Но таксофоны никто убирать не собирается. Интересы сельчан и жителей малых городов ущемлены не будут: без средств связи они не останутся.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи