Финансовые рычаги добра: какие преференции могут превратить социальные предприятия в успешный бизнес

Во всем мире количество социальных предприятий растет. А в нашей стране только-только начинают исследовать эту благодатную почву. Опасений много. С одной стороны, возникает вопрос, готов ли бизнес решать проблемы общества, с другой — реально ли, делая добрые дела, заработать деньги? Изучаем тему.

Бизнес, решающий социальные проблемы и приносящий при этом прибыль, не мифическая картина, а вполне себе осязаемая реальность. Например, в Болгарии, Греции, Швеции, Франции создана законодательная основа для поддержки и стимулирования развития социальных предприятий. В нашей стране уже который год эта тема циркулирует в воздухе, но акценты в этом вопросе пока никак не решаются расставить. Пока преференции получают лишь те предприятия, которые занимаются трудоустройством людей с инвалидностью. Хотя границы социального предпринимательства намного шире. Можно ли в этом деле получить доход, готов ли бизнес вкладываться в социалку и появится ли у нас отдельный закон, регламентирующий такую деятельность? Изучаем вопрос.

Регина КРИВОШЕЙ исполняет роль ассистента — курирует всех новичков, которые приходят на предприятие

Социалка без социалки

Так называемых социальных предприятий у нас пока немного. Несколько лет назад в стране проводили исследование, где изучили около 200 организаций, которые могли бы отнести к категории «социальные». Результаты расстроили: оказывается, больше половины из них ориентированы на трудовую «интеграцию» и адаптацию людей, ограниченно конкурентоспособных на рынке труда. Однако в мире развиваются организации, нацеленные на решение множества других соцпроблем. Экологические вопросы, проблемы, связанные с беженцами, лицами неопределенного места жительства…

Пока эти ниши — своеобразные белые пятна на бизнес-карте. У нас лидируют предприятия, которые трудоустраивают людей с инвалидностью. Оно и понятно почему. Если в организации трудится не менее 50% сотрудников с психофизическими особенностями, то предприятие получает определенные преференции от государства.

Глаза не видят, руки делают

Например, УП «Светоприбор». Это предприятие сохранилось с далеких 1920-х годов. Сегодня здесь трудится 705 человек с инвалидностью. Среди них Инна Бирко. Семь лет назад ее мама стояла на платформе и глотала слезы: тогда ее незрячая дочка из Бреста уехала покорять столицу. Инна потеряла зрение после медицинской манипуляции. Ей было 10 лет. Зрение «уходило» стремительно. Первый симптом — перед глазами посыпались звездочки. А потом ее вызвали к доске и попросили прочитать стихотворение. Она открыла книгу и поняла, что не видит букв. Сегодня девушка может различать только солнечный свет. Вместе с Инной идем по коридорам завода. Перед каждым кабинетом — табличка со шрифтом Брайля, на лестничных пролетах — яркие желтые линии-ориентиры, на поручнях — выпуклые цифры с указанием этажа. Девушка передвигается с помощью белой трости, старательно выстукивая ею препятствия на своем пути:

— Я человек активный. Например, спокойно перемещаюсь по всему городу без чьей-либо помощи. С адаптацией на рабочем месте у меня никаких проблем не было. Но если бы они были, то человеку с инвалидностью у нас проще освоиться. Никто на тебя не смотрит, как на белую ворону. У многих такая же проблема. К каждому новому сотруднику здесь поначалу закрепляют ассистента. Он помогает сориентироваться.

Инструктор-методист Регина Кривошей исполняет роль такого ассистента:

— Все новички попадают ко мне. Курирую их в среднем около месяца. Моя задача — помочь человеку вникнуть в рабочий процесс. И заявление вместе пишем, и к руководству ходим. С каждым прорабатываю маршрут от дома да работы.

Инна переоделась и готова приступить к труду. Открываем дверь: в огромном цеху десятки человек. Каждый за своим рабочим местом. Девушка привычной рукой сортирует коробки с деталями. За смену ей надо сделать 230 розеток. Инна лукаво прищуривается:

— Вот вам и иллюстрация к выражению «делать что-то с закрытыми глазами». Работаю наощупь, но, видите, с какой скоростью. Для кого-то наш труд покажется монотонным, но я привыкла. Надеваю наушники и слушаю аудиокниги. Некоторые сетуют на невысокие зарплаты. Я зарабатываю примерно 300 рублей плюс получаю пенсию — 200 рублей. Мне хватает.
Термин «соцпредприятие» — это определенные гарантии. И тут ребром встает другой вопрос: а не получится ли так, что найдутся коммерческие организации, которые будут прикрываться благими целями, получая неплохую выгоду
От розетки до розетки
Инна БИРКО говорит, что на социальном предприятии человеку с инвалидностью работать психологически комфортнее — у многих работников похожие проблемы со здоровьем

Невысокие зарплаты предприятие пытается компенсировать привлекательным социальным пакетом. Заместитель директора УП «Свето-прибор» Татьяна Смоляк показывает здравпункт, который занимает практически целый этаж завода. Здесь могут обследоваться нынешние и бывшие работники и даже члены их семей. Здесь работают невролог, лор, офтальмолог, терапевт, стоматолог. Татьяна Смоляк показывает оборудование для измерения давления глазного дна:

— Это очень дорогостоящий прибор. Но, учитывая нашу специфику, для нас нужный. Ведь в чем особенность соцпредприятия? Значительная часть прибыли направляется на развитие социальной сферы.

Заместитель директора по финансовым вопросам Ольга Ермоленко замечает, что они постоянно находятся в режиме балансировки, когда надо и про конкуренцию помнить, и про социальную составляющую не забывать:

— Сегодня мы могли бы купить современный станок и заменить им и 50, и 100 работников. Но мы целенаправленно этого не делаем, поскольку ставим перед собой другие задачи. В день нашим предприятием совместно с филиалами выпускаем около 2 млн единиц. Продаем продукцию в 7 стран. Но у нас есть очень сильные конкуренты — такую же продукцию активно производят Турция и Китай. Расслабляться нельзя. Покупатель не будет делать снисхождения из-за того, что на заводе работают незрячие. Наоборот, надо доказывать, что мы производим качественную продукцию. Обновляемся, где возможно. Каждый год внедряем новые технологии. Кредиты принципиально не берем. Пользуемся положенными бонусами: у нас есть льгота на прибыль, льгота по налогам на добавленную стоимость — можем реализовывать продукцию без НДС. Это сквозная льгота. Те, кто покупает у нас, тоже имеют право реализовывать ее без НДС. Уже можно делать прогнозы, что в этом году сработали хорошо — все показатели выполнили.

Ресурсы для развития

Многие считают, что на социальном бизнесе заработать нельзя.

— Это миф, — уверена депутат Палаты представителей Национального собрания Жанна Стативко. — К примеру, в Бресте создали частное учреждение «Социальное партнерство». Основной целью которого является обучение и дальнейшее трудоустройство людей с инвалидностью, а также пенсионеров. Сложностей было много, но в результате на самоокупаемость получилось выйти за первые три месяца работы. Учреждение специализируется в основном на оказании аутсорсинговых бухгалтерских и кадровых услуг, работая как на дому, так и в офисе. Можно привести еще немало успешных примеров работы социальных предприятий. Так, в Столине — по сбору и переработке полиэтиленовой пленки, в Барановичах — по пошиву обуви, и оба работают с прибылью.

По сути, у социального бизнеса имеются ресурсы для развития — это государственные субсидии, коммерческая прибыль, частные пожертвования, средства программ и грантов, волонтерский труд.

— Однако для более широкого вовлечения в социальное предпринимательство необходимо в первую очередь законодательно определить термины «социальное предприятие» и «социальное предпринимательство», порядок предоставления такого статуса, формы государственной помощи, а также принципы измерения позитивного социального воздействия. Только тогда будут созданы предпосылки для его развития и поощрения, — обращает внимание Жанна Стативко.

Поэтому необходимы новые законодательные решения. А пока все преференции распространяются лишь на труд людей с инвалидностью, у нанимателей нет большого желания взять на работу, скажем, человека с алкогольной или наркотической зависимостью. Но ведь количество неконкурентоспособных на рынке труда увеличивается. Кроме того, и в сфере оказания социальных услуг будут востребованы эти предприятия. Все-таки бизнес пока не очень готов что-то делать на безвозмездной основе.

Сегодня в 10 странах создана законодательная основа для развития соцпредприятий. У каждого государства свой подход и бонусы для таких структур. Моделей множество. Например, можно разрешить общественным организациям вести коммерческую деятельность. Сейчас у них есть право организовывать предпринимательскую деятельность, если она необходима для решения уставных целей. На первый взгляд, было бы проще уйти от этих условностей. Но это только на первый. Понятно, что термин «соцпредприятие» — это определенные гарантии. И тут ребром встает другой вопрос: а не получится ли так, что найдутся коммерческие организации, которые будут прикрываться благими целями, получая неплохую выгоду. Вопросов много, и здесь важно не наломать дров.

Термин «соцпредприятие» — это определенные гарантии. И тут ребром встает другой вопрос: а не получится ли так, что найдутся коммерческие организации, которые будут прикрываться благими целями, получая неплохую выгоду

ВЗГЛЯД

Олег ТОКУН, начальник управления политики занятости Минтруда и соцзащиты:


— Сегодня в стране нет понятия «социальное предприятие». Но в последнее время эта тема широко обсуждается. Пока рано говорить, будет ли отдельный закон о социальных предприятиях или же их деятельность будет регулироваться по нынешнему законодательству. Эти вопросы сейчас находятся в процессе разработки.

В обществе сложился стереотип, что социальное предприятие обязательно занимается трудоустройством людей с инвалидностью. Но это не так. Например, на соцпредприятии могут работать любые другие категории граждан, которые не могут на равных конкурировать на рынке труда. Также организация может заниматься деятельностью, которая важна сегодня для общества. Поэтому социальные предприятия могут функционировать в сфере образования, здравоохранения. Повторюсь, пока деятельность подобных организаций у нас законодательно не регламентирована, поэтому каждый вкладывает в это понятие свой смысл. Но и сегодня предприятия, где трудится не менее 50 процентов людей с инвалидностью, имеют преференции от государства.

Что касается общественных организаций, они не могут вести коммерческую деятельность. Но имеют право организовывать предпринимательскую деятельность, если она необходима для решения уставных целей. Также общественные организации могут учреждать коммерческие предприятия. Например, «Светоприбор» — коммерческое предприятие, а его учредитель — общество инвалидов по зрению.

В каждой стране свои подходы к регулированию вопросов социального предпринимательства. Например, считаю жизнеспособным вариантом, когда государство финансово поддерживает не все предприятия, а определенной социальной направленности — тех, кто работает в наиболее проблемных сферах для страны.

ПОЗИЦИЯ

Максим ПОДБЕРЕЗКИН, координатор программы «Развитие социального предпринимательства»:


— Как и любое другое предприятие, для того чтобы выжить на рынке, социальное предприятие должно быть экономически эффективным, производить качественные продукты или оказывать качественные услуги, уметь продавать свою продукцию, профессионально работать с клиентами и партнерами, демонстрировать свою уникальность и инновационность. Все вышеуказанные черты необходимо проявлять еще в большей мере, чем это делает традиционный бизнес, так как деятельность по решению социальных проблем, являющаяся основным признаком субъектов социального предпринимательства, в большинстве случаев снижает их конкурентоспособность на рынке. По крайней мере, на сегодняшний день. В то же время можно говорить о том, что социальные предприятия часто работают на тех рынках, где сложно получить высокую прибыль, с клиентами, не обладающими высокими доходами, а значит, и конкуренция там гораздо ниже. Анализ деятельности предприятий, которые можно отнести к категории социальных, показывает, что многие из них испытывают недостаток знаний о качественном менеджменте, бизнес-планировании, маркетинге. Следовательно, нужны соответствующие меры поддержки, устраняющие эти проблемы. В большинстве стран, где существует институт социального предпринимательства, такие предприятия получают поддержку государства в сферах открытия бизнеса, имеют возможность получения субсидируемых государством консультаций по юридическим, экономическим и другим вопросам, а также получают преимущества в сфере государственных закупок товаров и услуг. Важным фактором, препятствующим развитию социального предпринимательства, на сегодняшний день является слабая информированность и менталитет граждан, которые должны увидеть социальные предприятия среди многих других на рынке и захотеть приобрести продукцию таких предприятий. Этой узнаваемости могло бы способствовать введение в законодательство терминов «социальное предприятие», «социальное предпринимательство», «субъект социального предпринимательства», «социальный предприниматель». Наконец, развитие социального предпринимательства тесно связано с развитием предпринимательства в стране в целом. Необходимо признать, что предприниматель — это человек, который не только достигает своих личных целей, но также решает проблемы общества, и развивать меры поддержки предпринимательской инициативы граждан. В результате, меры поддержки социального предпринимательства дополнят меры поддержки малого и среднего бизнеса в стране и, таким образом, сформируются благоприятные условия для развития этого нового для нас инструмента решения социальных проблем.

azanovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?