Феномен революции

В последние десятилетия мы пережили — прямо или косвенно — две революции: 1991 — 1993 годов и кардинальные изменения в Украине. В начале 90–х изменился экономический строй, отношения собственности, социальная структура общества, идеологические, мировоззренческие ориентиры. Что происходило в Украине после Майдана, Донбасса, законодательных реформ и политических изменений, хорошо известно. Прошло время, но не скажешь, что отношение к этим двум революциям в обществе однозначное, что страсти улеглись и оценки даны в исчерпывающих выражениях. И этому не удивляемся: вот революция 1917 года, которая «накатывает» на общество в свой столетний юбилей, до сих пор не удостоилась ясных и непротиворечивых оценок. Что ж это за феномен такой, революция?

До сих пор пользуются ленинской дефиницией: это такая ситуация, когда верхи не могут, а низы не хотят жить по–старому. Говорят о коренной ломке статус–кво в экономике, политике, духовной жизни. Утверждают и фатумный характер революции: дескать, ее не просчитаешь на рациональных счетах, поскольку революция всегда тайна и приходит независимо от желания участников процесса. Нет, нет — и вдруг полыхнуло. Но при всем разнообразии мнений можно выстроить универсальное понимание революции или ее некоторых черт.

Первое — это переплетение идеальных и прагматических составляющих. В любой революции есть те, кто ставит очень конкретные цели и мало считается со средствами их достижения. Скажем, В.И.Ленин, Л.Д.Троцкий — очень практичные люди, особенно не увлекающиеся революционной фразеологией. Это люди дела. А есть тысячи солдат революции, увлеченных самой идеей социальной справедливости и готовых идти до конца во имя своих идеалов. Как только в революцию пошли идеалисты, преследующие высшие нравственные цели, — у революции есть шансы на успех. Точно так же революция может быть успешной лишь тогда, когда прагматики выстроят ясную и последовательную линию поведения. Как писал Ленин: «Дайте нам организацию революционеров и мы перевернем Россию». И ведь перевернул.

Второе — перманентный характер революции: она как костер, который не должен погаснуть ни при каких обстоятельствах. Смотрите, сколько продолжается революция в Украине: годы. Помнится, в 10–м классе все советские школьники нашего поколения писали известное сочинение «Есть у революции начало, нет у революции конца». Спрашивается, почему революция не завершается, не была завершена к тому времени, а это начало 70–х годов? Ответ прост: всегда была востребована готовность к самопожертвованию (а без нее революция не состоится), важно продолжать дело отцов, нужен эмоциональный накал, которого сложно достигнуть при спокойном, эволюционном развитии событий.

Далее важно упомянуть про коллапс элит. Читая мемуары, монографии периода столетней давности, понимаешь: мало кто хотел революции из числа тех, кто олицетворял страну на ее высшем уровне, а она разразилась. Здесь можно согласиться с тем, что в революциях всегда присутствует обреченность господствующих элит, которые в итоге «сдают» страну. А причины этой «сдачи» самые разные: от коррупции, засилья компрадоров до политической немочи, слабоволия, личной несостоятельности.

Революция творит мифы, это бесспорно, но ведь у нас есть потребность в этих мифах. Обратим внимание, что современный этап нашей истории не склонен к мифотворчеству, все больше говорят о прагматизме и креативности. Кто–то считает это правильным, но здесь есть важный момент: миф «зажигает», миф — это «движуха», миф ставит идеальные цели, формирует небывалый контингент энтузиастов. Уже каким должен быть этот миф — иной разговор.

Часто говорят, что ни одна революция не достигла поставленных целей. Это так. Но разве констатация такого рода остановила революционеров хоть в одной стране? Мы видим, скажем, развитие революционных процессов в Украине, понимаем, что не все довольны сложившимся положением вещей, однако всем понятно и иное: здесь уже есть свои идеалисты и прагматики, есть свои мифы, представители элит, подвергающиеся критике, словом весь набор черт, присущих любой революции.

Революция — обязательный элемент социальной жизни? Нет, не обязательный, перелистайте, например, любую книжку по истории Великобритании последних столетий — многое станет понятно. Революции при этом быстро забываются: спросите современных школьников про эсеров, про кадетов, про Милюкова с Гучковым, кто из них об этом всем вспомнит? Вопрос в ином: не надо искусственно взращивать революцию, нет никакой необходимости ввергать людей в новые тяготы кровавого характера — словом, не надо «чесать» социальные проблемы. Неужели не хватит ума решать вопросы так, как к этому призваны люди, пережившие не только век Просвещения, но и две мировые войны и многочисленные революции? Спокойствие социума — не лотерейный билет, мы его формируем сами, вот что важно.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...