Фашистский купол врезался в ладони

Один из знаменосцев Победы Михаил Егоров начинал свой боевой путь в партизанском отряде под Ушачами

В рядах партизанского отряда прорывал кольцо блокады Полоцко-Лепельской партизанской зоны разведчик Михаил ЕГОРОВ. Удивительная и трагическая  судьба у этого человека. Символично, что родился он в 1923 году именно в мае. Месяце, который спустя двадцать два года принес человечеству освобождение от фашизма. Сам Михаил Алексеевич родом из Руднянского района Смоленской области. Почти наш земляк. После партизанского отряда  воевал в 150-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. Фронтом командовал маршал Георгий Жуков. Третья армия первой ворвалась на окраины Берлина и уже 29 апреля завязала бои за Рейхстаг. Рано утром 1 мая сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария водрузили над ним Красное знамя. Этот стяг и стал Знаменем Победы.



Штурмовой номер 5

Отдельные группы гитлеровцев, засевшие в подвалах, капитулировали лишь в ночь на 2 мая. В первом часу ночи радиостанциями 1-го Белорусского фронта получено сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентеров на Потсдамский мост». 
Прибывший в назначенное место немецкий офицер от имени командующего обороной Берлина генерала Вейдлинга сообщил о готовности гарнизона прекратить сопротивление. В 6 часов 30 минут генерал сдался в плен и отдал приказ остаткам войск о прекращении огня.

Из донесения командующего 3-й ударной армией генерал-полковника Василия Кузнецова начальнику Главного политуправления Красной Армии. Текст и стиль оставлены без изменений, все же – исторический документ: 

«Сознание того, что советские воины ворвались в Рейхстаг — центр немецкого империализма и очаг фашистской агрессии, — наполнило их сердца чувством величайшей ответственности, множило силы и порождало массовый героизм. Все бойцы и командиры сражались мужественно и храбро, неудержимо шли за знаменосцем, овладевая входами и выходами из здания, комнатами и залами. Со ступеньки на ступеньку, с этажа на этаж, все выше поднималось знамя, сопровождаемое десятками героев, рвущихся вперед. На колонах, на этажах здания, на лестницах и балконах вслед за знаменем появилось множество красных флагов разных размеров…»

Интересно, что по приказу командующего изготовили девять штурмовых флагов — по количеству дивизий, которые входили в состав армии. Красные полотнища сделаны в полевых условиях по образцу Государственного флага СССР. Звезда, серп и молот художниками наносились от руки через трафарет. Штурмовые флаги от имени Военного совета были вручены представителям стрелковых дивизий. В их числе штурмовой флаг номер  5, который и стал Знаменем Победы.

В последние годы факт, что именно Егоров и Кантария водрузили Знамя над Рейхстагом, неоднократно ставился под сомнение историками. Писали, что знаменосцы были другие, а их просто «назначили» приказом военного начальства.

— На самом деле знамен Победы было более 40, — рассказывал военный кинооператор Борис Александрович Соколов, который снимал события в Берлине в том далеком мае. — Водружали несколько групп, ночью. А утром попросили повторить, чтобы можно было запечатлеть исторический момент на камеру. Вопрос о том, что первыми были именно Егоров и Кантария, решался непосредственно перед Парадом Победы. Почему именно они? Кантария, очевидно, потому, что грузин, как и Сталин. А Егоров — русский солдат с простой фамилией.

Гагарин поднял советский флаг еще выше

Домой на Смоленщину Михаил Егоров вернулся только в 1947 году. Два послевоенных года они с Мелитоном Кантария колесили по воинским частям и рассказывали о том, как водружали Знамя Победы. На родине его тоже начали продвигать по службе. Считали, что не мог Герой Советского Союза просто ковыряться в земле и выращивать картошку. Сначала Михаил Егоров работал завторгом магазина, затем заведующим скотоводческим предприятием, позже стал председателем колхоза. Окончил Смоленскую партшколу, но в колхоз не вернулся. Устроился на молочно-консервный комбинат, где стал снабженцем. Но если землякам помогал как мог, то о себе особенно не заботился. Только в 1960-х он переехал в новый дом с центральным отоплением, ванной и телефоном. Тогда же Михаилу Егорову оформили персональную пенсию.

В апреле 1963 года произошла встреча знаменитых земляков — Михаила Егорова и Юрия Гагарина. Смоленские архивы хранят запись их беседы. Обращаясь к первому космонавту планеты, знаменосец Победы сказал: «Как это здорово получается, Юрий. В апреле сорок пятого, восемнадцать лет назад, мы с Мелитоном карабкались по куполу Рейхстага, чтобы водрузить над ним наше победное Красное знамя. А два года назад ты забрался еще выше, на триста с лишним километров, чтобы снова покорить сердца людей всей планеты нашей русской стойкостью и упорством…»

На 30-летие Победы Леонид Брежнев подарил Егорову «Волгу», а через полтора месяца он разбился на ней в своей родной деревне. Машина столкнулась с фурой, груженной огурцами. «Скорая» приехала только через сорок минут. Все это время Егоров еще жил. Двое его попутчиков скончались на месте. Похоронен Михаил Алексеевич Егоров в Смоленске у крепостной стены в сквере Памяти Героев.

«Именно отец совершил этот подвиг»

Несколько лет назад вместе с российскими коллегами мне довелось побывать в Рудне, познакомиться с родственниками Героя.

У него было три дочери, все остались в Смоленской области. Средняя, Тамара Михайловна, заведовала Музеем имени знаменитого отца в Рудне, в доме, который в 1966 году построил Михаил Алексеевич. Когда Тамара Михайловна умерла, музеем стала руководить младшая из дочерей — Ирина. Разговор с ней остался на магнитофонной ленте.

— Мне было всего 5 лет, когда не стало папы, поэтому помню его смутно. Но он запомнился добрым и трудолюбивым. Без дела никогда не сидел. Родители всегда держали большое хозяйство — кроликов, коз. Папа не любил уезжать надолго из дома. Работал на молочном комбинате в Рудне. Двери в наш дом никогда не запирались. Соседи одолевали отца разными просьбами: кому дом построить, кому запчасти достать, кому помочь с поступлением в институт. Никому не отказывал. Он мог решить любые проблемы.

Только не спрашивайте меня, правда ли, что  Егоров и Кантария были не первыми, кто водрузил флаг над Рейхстагом, — продолжила Ирина Михайловна. — Последние двадцать лет я только и делаю, что доказываю обратное. Есть документы, архивные справки, подтверждающие, что именно отец совершил этот подвиг. Правительственная комиссия по секундам восстанавливала события.

Вот строчки из официального документа: «Красных знамен водружалось над Рейхстагом много. На разных уровнях здания, в том числе на крыше, было установлено 40 флагов и флажков разных размеров. Но именно знамя, водруженное Егоровым и Кантария, считается Знаменем Победы». 

Возможно, люди не задавали бы таких вопросов, если бы видели израненные ладони моего отца. Дело в том, что купол Рейхстага был из стекла и металла. Когда папа подтягивался, чтобы закрепить знамя, сильно порезался. Глубокие шрамы остались на всю жизнь. Да будь моя воля, я бы каждому солдату, который дошел до Берлина, дала бы звание Героя!»

Кстати, Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Егорову и Кантария звания Героя Советского Союза вышел только 8 мая 1946 года. Так что на фотографиях 45-го они еще без Золотой Звезды.

Кантария убила другая война

Егоров и Кантария дружили всю жизнь, хотя были абсолютно разными людьми. По национальности Мелитон Кантария — грузин, но семья жила в Абхазии. Туда он и вернулся после войны, хотя предлагали остаться в Москве. Мелитон Варламович не любил вспоминать войну и очень редко о ней рассказывал. Даже военные фильмы смотреть не мог — настолько остры были воспоминания. Внуки Кантария о подвиге деда узнавали из учебников истории. 

У него, как и у Михаила Егорова, было всего три класса образования. Работал в колхозе, затем директором магазина на Сухумском рынке. Стал депутатом Верховного Совета Абхазской АССР. Для него открывались все двери даже в столице СССР, а в гостинице «Москва» всегда бронировали номер «люкс». Он был вхож в семью Брежнева, с Леонидом Ильичом регулярно встречались на банкете в честь Дня Победы. 

Грузино-абхазский конфликт в одночасье перевернул жизнь семьи Кантария. Весь архив и документы сгорели, когда в дом попал снаряд. В Абхазии, откуда изгоняли грузин, даже ему оставаться стало опасно.

Мелитон Кантария пережил своего фронтового друга почти на два десятилетия. Его не стало 27 декабря 1993 года в самый разгар конфликта. Не сумел ветеран смириться с  грузино-абхазской войной. Вторую мировую прошел, а эта его убила. Как будто старая рана открылась, и сердце не выдержало.

Мелитон Кантария умер в поезде, когда ехал в Москву получать статус беженца. О его смерти не написали столичные газеты. Лишь краткое сообщение по радио: «Умер Герой Советского Союза Мелитон Кантария». И никаких соболезнований. Стране было не до прежних символов и героев. Похоронен в родном селе Джвари на территории школы, которая носит его имя.

shevko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости