«Евровидение» как есть

"Евровидение-2017": самые часто задаваемые вопросы

Сальвадор Собраль из Португалии выиграл «Евровидение-2017».
В этом году у фестиваля «Евровидение» будто бы открылось второе дыхание, такого внимания к конкурсу со стороны зрителей не было давно: его комментировали в соцсетях, обсуждали в серьезных музыкальных и политических ток–шоу, игроки ловили удачу в букмекерских конторах — фавориты на ставках менялись чуть ли не каждый день. Все вместе сработало на ренессанс праздника, о нем говорят и пишут до сих пор. Не это ли основная цель любого телевизионного шоу — привлечь в свою семью как можно большее количество зрителей? «Евровидение» среди них — чемпион. Просто удивительно, как за 63 года своей истории старомодный праздник песни не просто не сдулся, а заново возродился благодаря интернету, стримам, блогам, Твиттеру и прочим онлайн–удовольствиям, к которым мы так быстро успели привыкнуть всего за каких–то год–два. Поварившись неделю в самом сердце конкурса — в Международном выставочном центре в Киеве, — могу сказать, что «Евровидение–2017» меня вдохновило, конкурс грандиозный, ему ничего не угрожает и белорусам, конечно же, нужно в нем участвовать, представлять себя, свою культуру и музыку на международной площадке.

Как там наши? 


Группа NAVIBAND прошла это испытание медными трубами достойно. Мало кто догадывается, что на протяжении двух недель в арену артистов ежедневно привозят рано утром и увозят далеко за полночь: две–три репетиции концерта в день при полном параде и в живом звуке — норма. Ксюша и Артем принимали душ в арене, там же у них был нехитрый перекус и снова на сцену, на очередной прогон. Ночью — выступление в евроклубе или в евродеревне. До своей поездки в Киев Ксения Жук хохотала, когда мы обсуждали, что многие наши участницы конкурса жаловались на нагрузки и теряли голос в самый ответственный момент. Приехав в Киев к первому полуфиналу, я ее застала в таком же состоянии — ее укатали, Ксюша почти не говорила и на интервью за нее отдувался в основном Артем. После того как все закончилось и NAVIBAND заняли свое 17–е место, я спросила у них, будут ли штурмовать конкурс вновь. «Ни в коем случае», — был ответ от Артема:

— Мы больше музыканты. Мы хотим заниматься своими песнями. Летом будем записывать новый альбом. 3 июня у нас будет первый после конкурса концерт в Минске на Ратуше, часовой сет с живым звуком, приглашаем всех желающих, вход свободный. А «Евровидение» все–таки — это огромное испытание, мы очень устали от ежедневных призывов: «Наперад! За вамi краiна!», соревновательный момент — вот это самое сложное, как на Олимпиаде. Хочется, чтобы в следующем году у нас к этому конкурсу относились намного легче, не надо ничего усложнять. Посмотрите на Сальвадора Собраля из Португалии — он просто вышел и спел красивую песню. Победила музыка. И мы искренне рады тому, что он занял первое место, в этом году Сальвадор — лучший. А мы напели на 17–е место, здесь тоже не надо ничего придумывать. Как выступили, так за нас и проголосовали. Благодарим всех, кто за нас болел и дал нам шанс выйти в финал.

В аэропорту Минска NAVIBAND тепло встретили поклонники.

Мне приятно еще раз повторить, что NAVIBAND действительно очаровали многих поклонников шоу. Их здорово принимали в Киеве, украинцы отдали нам во время голосования наивысший балл (плюс Азербайджан), и это было вполне предсказуемо, судя по тому теплому приему, который Ксения и Артем здесь получили. Подкупающая искренность ребят осталась с ними до конца марафона, после объявления результатов они не ушли плакать в кулисы, искать виноватых, не стали в позу — нет. Улыбались и радовались тому, что европейские зрители запомнят их романтичный поцелуй, ставший финальной точкой номера.

А вы слышали, у португальца больное сердце? 


Эту мульку передавали из уст в уста. Если в день моего приезда, в среду, журналисты шептались о том, что Сальвадор Собраль болен, у него нелады с сердцем, то в пятницу уже истерили — ему срочно требуется пересадка! Он не может собрать на операцию денег, и только победа в «Евровидении» поможет парню не умереть, а пока он прячет под пиджаком аппараты искусственного дыхания и с минуты на минуту бухнется в кому. Еще раз убедилась в том, как велика роль таблоидов на таких мероприятиях. Сплетни разукрашивают нашу с вами жизнь, если бы не желтая пресса, было бы скучно. У Собраля есть врожденный порок сердца, но проблема рядовая, не смертельная, и он с ней давно справился. Слух о необходимости немедленной пересадки распустил один из португальских таблоидов. Весть приобрела, как обычно, анекдотичные формы, когда все серьезные издания бросились перепевать на свой лад неподтвержденный диагноз, нагоняя жути. «Голой задницы не хватает в эфире, ждите пранкера!» — отвечала я коллегам на разговоры о больном сердце Собраля. И вуаля.

Представитель Болгарии Кристиан Костов занял второе место.

Вопрос ребром


Во время финального шоу, когда пела в прямом эфире Джамала, на сцену выбежал журналист–пранкер Виталий Седюк и спустил перед ней штаны... С Седюком все понятно, он давно хулиганит во время живых трансляций, не только на «Евровидении»: однажды бил по лицу Брэда Питта на красной дорожке, пытался целовать Уилла Смита, хотел получить «Грэмми» вместо Адель, выбежав на сцену. Когда парня стали узнавать в лицо, перестали в Америке пускать на престижные церемонии, он приехал чудить в Киев. «Евровидение» — площадка для нездоровых амбиций подходящая. Меня совершенно не удивил его одиозный выход — Седюк уже пять лет «в эфире». А вот вопрос, как же допустили, так и повис в воздухе. Все эти бесконечные прогоны и предварительные записи репетиций, резервные копии концертов нужны вот для таких форс–мажорных ситуаций. Почему режиссер трансляции не переключил камеру — «завис» на филейной части Седюка? Возможно, не сориентировался. Но мне в это сложно поверить, как и в то, что на «Оскаре» перепутали конверты случайно. Правды нам никогда никто не скажет...

Песенное шоу в Киеве надолго запомнится и участникам, и зрителям.

Не страшно? 


С этим вопросом меня провожали на конкурс друзья и родственники. Там же неспокойно. Друзья, организация конкурса в Киеве была лучшая на моей памяти: великолепный зал, оснащенный техникой по последнему слову пресс–центр, удобное расположение «еврозон», дружелюбные волонтеры подхватывали у метро потоки зрителей и направляли в арену, где все было оборудовано для их удобства и безопасности. При этом никаких диких очередей: много входов в концертный зал, огромное количество кафе с фастфудом, фотозоны — это был праздник, киевляне очень постарались провести мероприятие на высоком европейском уровне. Я видела много белорусских болельщиков NAVIBAND, которые приезжали в Киев официальным бас–туром (65 рублей туда и обратно), их впечатления от путешествия такие же восторженные, как у многих и многих зрителей. Стоит один раз приехать на «Евровидение», посмотреть на эту махину изнутри, чтобы раз и навсегда перестать писать глупости в соцсетях про скорую кончину конкурса. Евросонг — до совершенства отлаженный механизм шоу–бизнеса, он умеет удивлять. До встречи в Лиссабоне. Благодаря Сальвадору Собралю следующее «Евровидение» пройдет в теплой и, как говорят, недорогой европейской стране.

viki@sb.by

Фото РЕЙТЕР и БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости